Закавказье в составе Российской империи. Административно-территориальная эволюция региона

Практически сразу после инкорпорации Закавказья Российская империя стала проводить здесь административно-территориальную реформу и преобразования. Одним из самых первых стало преобразование в 1801 году Картли-Кахетинского царства в Грузинскую губернию. Это преобразование было не только административным, но и политическим. Грузия становилась составной частью России и сохранение независимого грузинского государства, даже под протекторатом русского государства, уже выводилось из геополитической повестки Российской империи. Инкорпорация Грузии была всеобъемлющей и не ограничилась лишь политико-административной сферой. В 1811 году Грузинская православная церковь потеряла свою автокефалию или самостоятельность, став Грузинским экзархатом Русской православной церкви, просуществовавшим до 1917 года.

Но в то же самое время, с созданием Грузинской губернии, в политический и административный обиход де-юре снова вошло название «Грузия», пусть даже в качестве губернии. Вместо раздробленных на несколько частей, зачастую враждовавших друг с другом и имеющих различные названия исторических областей Грузии, создавалось нечто единое. Также создавались предпосылки освобождения остальных исторических грузинских территорий, в первую очередь Имеретинского царства, находившегося в вассальной зависимости от Османской империи и постоянно подвергавшегося вторжению и разорению со стороны османов.

В 1804 году Имеретинское царство приняло покровительство Российской империи, а в 1811 году оно было преобразовано в Имеретинскую область. Отдельной административной единицей было Мегрельское княжество, упраздненное лишь в 1867 году. Но вот единого грузинского административно-территориального образования со всеми основными политико-историческими единицами (Картли, Кахетия, Имеретия и т.д.) тогда создано не было. С точки зрения имперских интересов это было объективно и логично. Создавать на пограничных пространствах единое национальное административно-территориальное образование было достаточно рискованно, тем более в случае Грузии, которая часто проявляла геополитическую “строптивость” и отличалась своим свободолюбием.

Кроме того, было важно и то, чтобы эти национально-территориальные образования были многонациональными, причем без заметного преобладания какой-либо нации или народности в пределах данного субъекта. Это давало возможность уменьшить возможные консолидированные попытки сецессии, особенно против единоверной метрополии. Грузия, в частности Картли-Кахетинскоe царство, была традиционно многонациональным государством. В 1806 году в состав Грузинской губернии было включено Гянджинское ханство, которое стало Елисаветпольским округом, а затем и уездом данной губернии. Такое решение с одной стороны удовлетворяло политико-исторические амбиции грузинской общественности, с другой стороны делало население данной губернии еще более пестрым в этно-религиозном отношении. В середине 1830-х годов основное население Грузинской губернии в этническом отношении было следующим: различные этнические группы грузин (тогда в качестве отдельных народностей наряду с собственно грузинами были представлены различные группы грузин, в частности, тушинцы, пшавы, имеретинцы, мегрелы и т.д.) – 132,5 тыс., армян - 144 тыс., татар - 77,5 тыс., осетин - 20 тыс. человек. Жили здесь также греки, немцы, евреи, русские и другие национальности. Население же губернского центра – Тифлиса, составляло тогда 25,2 тыс. человек, из коих 18,8 тыс. были армяне.

Что касается других частей Закавказья, то здесь были применены аналогичные подходы с учетом местных особенностей. В 1805 году Шекинское, а годом позже Дербентское и Кубинское ханства стали частью России и в 1806 году были преобразованы в одноименные провинции. Некоторые единицы, вошедшие в состав Российской империи сохранили статус ханства подольше. Так, Ширванское и Карабахское ханства, став частью России в 1805 годы, были переименованы в провинции в 1820 и 1822 гг. соответственно, а Талышское ханство, которое было присоединено к Российской империи в 1813 году, стало одноименной провинцией в 1826 году. Вначале местные правители были назначены управляющими данными ханствами или провинциями, хотя их правление уже носило номинальный характер, затем власть перешла в руки имперских властей.

В 1828 году в состав Российской империи вошли Эриванское и Нахичеванское ханствa, объединением которых в том же году была образована Армянская область. Образование Армянской области было поистине историческим событием для армянского народа и достаточно интересным геополитическим шагом. После падения последнего независимого армянского царства в XIV веке, название «Армения» было лишь историческим и географическим понятием.

Впервые за 500 лет название «Армения» снова приобрела административно-политический контур. Существование грузинской и армянской административно-политических единиц в пределах Российской империи, непосредственно граничащих с Османской империей, было весьма действенным геополитическим шагом не только в контексте оказания влияния на проживающих в пределах Турции этнических армян и грузин, но и в плоскости взаимоотношений с другими христианскими нацменьшинствами Порты. По некоторым данным, в середине XIX века в Османской империи проживали 7 млн. человек, принадлежащих к различным славянским народам, 4 млн. представителей романских народов, 2,5 млн. армян, 2 млн. греков, 1,5 млн. албанцев. Естественно, что это была сила, которая могла сыграть важную роль в геополитике Восточной Европы и Ближнего Востока, особенно, если учитывать, что большая часть христианских народов видела в России освободительницу.

Армянская область также была многонациональным и многоконфессиональным образованием. Здесь жили армяне, татары, персы, курды, езиды, цыгане, русские, ассирийцы и другие народы. Численность армян составляла 82,3 тыс. человек, а всех мусульманских народов вместе взятых - 81,7 тыс. человек. Но в состав Армянской области не вошли ряд исторических армянских территорий, в частности, Карабах, который, как уже отмечалось выше, ранее рассматривался в качестве ядра будущего армянского государства. Расчеты здесь, как и в случае с Грузией, были подчинены логике и императивам общеимперской административно-территориальной политике, где одним из ключевых компонентов являлось нецелесообразность создания моноэтнических административно-территориальных единиц в национальных регионах империи, особенно в среде народов, у которых была достаточно длинная история независимой государственности.

Что касается Восточного Закавказья, то там не были образованы национальные губернии. Как уже отмечалось, были планы воссоздать Албанию Кавказскую, но в XIX веке это, естественно, было невозможно по той простой причине, что коренным образом изменился этнополитический ландшафт региона. Он стал мозаикой и конгломератом разных народов, племен и религиозных групп. Здесь также не сформировался и новый единый народ.

Однако уже в 1830-х годах имперская политика начала претерпевать определенные изменения и начался этап постепенного упразднения национальных административных единиц и их трансформацию в территориальные. Надо отметить, что такие прецеденты в истории Российский империи были. Так, в 1796 году была образована Белорусская губерния с центом в Витебске, которая была упразднена в 1802 году и на ее месте были образованы Витебская и Могилевская губернии. В том же 1796 году была образована и Малороссийская губерния с центром в Чернигове. В 1802 году эта губерния также была упразднена и на ее месте были образованы Черниговская и Полтавская губернии. В 1796 году была образована и Литовская губерния, которая была упразднена указами 1801 и 1802 гг. с образованием на ее месте Виленской и Гродненской губерний. Кроме того, в июле 1840 года вышло высочайшее повеление, в соответствии с которым отныне запрещалось использовать названия Белорусские и Литовские губернии, вместо которых надлежало использовать названия Витебская, Могилевская и Виленская, Гродненская губернии соответственно.

Похожая ситуация была и в случае Польши. В январе 1897 года император Николай II распорядился, не устраняя из Свода Законов наименования Царство Польское и губернии Царства Польского, ограничить их употребление случаями крайней необходимости. Вместо этого все чаще употреблялись названия «губернии Привислинского края», «Привислинские губернии» и «Привислинский край». Именно под названием «Привислинский край» указана территория российской Польши, например, в атласе Российское империи по губерниям и областям с географическими картами 1913 года издания. Кстати, Польское восстание 1830-31 гг. лишний раз показало важность создания губерний с разнородным этноконфессиональным составом.

В Закавказье дальнейший ход административно-территориальных преобразований шел в несколько этапов. Первым стало дальнейшее укрупнение административных единиц, с обязательным сохранением полиэтничности и многоконфессиональности. 10 апреля 1840 года вышло достаточно объемное постановление императора Николая под названием «Учреждение для управления Закавказским краем», в соответствии с которым Имеретинская, Грузинская губернии и Армянская область объединялись в единую административно-территориальную единицу – Грузино-Имеретинскую губернию с центром в Тифлисе, а все провинции Восточного Закавказья объединялись в одну единицу - Каспийскую область с центром в Шемахе.

Объединение провинций Восточного Закавказья в единую административно-территориальную единицу позволяло одновременно решить ряд важных геополитических задач. Границы провинций были идентичными их границам времен полунезависимых ханств, a бывшее правящее сословие сохраняло немало привилегий. Сохранив прежние границы, лишь переименовав ханства в провинции, было не слишком дальновидным и политически целесообразным решением, которое при подходящих условиях было чревато сепаратизмом, особенно, учитывая географическое положение региона и непрекращающуюся геополитическую конкуренцию за этот регион. Особую важность здесь приобретало новое административно-территориальное устройство, подразумевающее создание новых субъектов, которые были выше по своему статусу, чем существующие провинции или бывшие ханства. Последние должны были войти в их состав в качестве более мелкой единицы. При этом, границы бывших административно-территориальных единиц также подвергались изменениям.

Итак, в 1840 году, как уже отмечалось выше, была образована Каспийская область. В состав области вошли семь уездов: Ширванский, Карабахский, Шекинский, Талышинский, Бакинский, выделенные в особый военный округ Дербентский и Кубинский уезды. Данное административно-территориальное устройство было своего рода переходным этапом от национальной основы территориального деления к административной. В названии Грузино-имеретинская губернии прослеживался определенный национальный корень. Это естественно, Грузия и Имеретия в качестве стран, и грузины с имеретинцами в качестве народов. Однако, назвать эту губернию грузинской было сложно. Во-первых, национальный состав был очень пестрым, в во-вторых, из названия уже было видно, что Грузия и Имеретия разные территории, а имеретинцы, будучи этнической группой грузин, все-таки не совсем грузины. Название же уездов этой губернии уже имели чисто административный корень. Что касается Каспийской области, то здесь имелась своя специфика. Название области имело чисто географический корень, без каких-либо этнополитических мотивов. Но с другой стороны, в названии ряда уездов еще сохранялся этнополитический оттенок. Так, название Талишинский уезд ясно указывал на этническую принадлежность данной территории к талышскому народу, Карабахский и Ширванский уезды содержали в себе элементы государственности, особенно учитывая роль и влияние этих образований в период ханств.

В 1846 году была проведена очередная административно-территориальная реформа Закавказья. Грузино-имеретинская губерния была разделена на две губернии - Тифлисскую и Кутаисскую, с губернскими центрами в Тифлисе и Кутаисе соответственно, а на месте Каспийской области образовывались Шемахинская и Дербентская губернии с губернскими центрами в Шемахе и Дербенте соответственно. Кроме того, были переименованы и уезды Шемахинской губернии. Ширванский уезд был переименован в Шемахинский, Карабахский - в Шушинский, Шекинский - в Нухинский, Талышинский - в Ленкоранский. Таким образом, был осуществлен переход от этнополитической основы административно-территориального деления к сугубо территориальной, где название губерний и уездов были производными от губернских и уездных центров. Что касается Дербентской губернии, известной также как Прикаспийский край, то она была образована из Дербентского и Кубинского уездов и других территорий Дагестана. В 1847 году Дербентская губерния, шамхальство Тарковское и Мехтулинское ханство составили новую административную единицу - Прикаспийский край с центром в Дербенте. Это, пожалуй, был единственный период в истории Дагестана, когда большинство его земель были включены в единую административно-территориальную единицу.

Но на этом административно-территориальная реформа края не была завершена. В 1849 году была образована Эриванская губерния с губернским центром в Эриване, в состав которой вошли Эриванский, Нахичеванский и Александропольский уезды (кроме участка Ахалкалахского) Тифлисской губернии участок Мигринский и селение Капак Шушинского уезда Шемахинской губернии. Эта губерния по своей территории практически соответствовала Армянской области, за исключением Александропольского уезда и ряда малых участков. В 1859 году город Шемаха был разрушен землетрясением, в связи с чем в декабре того же года управление губернией и все находившиеся там губернские учреждения были переведены в Баку и губерния была переименована в Бакинскую.

В июле 1860 года в соответствии с указом императора Александра II, в Закавказье произошли очередные административно-территориальные изменения. Был упразднен Прикаспийский край. Кубинский уезд был передан Бакинской губернии, а остальная ее часть вошла в состав новообразованной Дагестанской области. В соответствии с тем же самым указом, на правах губернии был также образован Закатальский округ. В 1866 году был образован Сухумский военный отдел Кавказского наместничества, который вошел в состав Кутаисской губернии в качестве округа. Однако, впоследствии Сухумский округ, также как и Закатальский, стал отдельной административной единицей в Закавказье.

9 декабря 1867 был принят Высочайший указ «О преобразовании управления Кавказского и Закавказского края», в соответствии с которым в Закавказье была образована пятая губерния - Елисаветпольская с губернским центром в Елисаветполе, в состав которой вошел ряд территорий Тифлисской, Эриванской и Бакинской губерний. После Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. к Российской империи отошли ряд территорий. Из земель Карсского и Чилдырского санджаков была образована Карсская область со статусом, приравненным к губернии. Из части территории Аджарского санджака была образована Батумская область, статус которой также был приравнен к губернии. В 1883 году Батумская область была упразднена и её территория была включена в состав Кутаисской губернии. Но в 1903 году она снова была образована из Батумского и Артвинского округов Кутаисской губернии.

Таким образом, к началу Первой мировой войны в административно-территориальном плане Закавказье состояло из четырех губерний - Бакинской, Елисаветпольской, Эриванской, Тифлисской и Кутаисской, двух областей - Карсской и Батумской, двух округов - Закатальского и Сухумского. Что касается Северного Кавказа, то здесь были две губернии - Черноморская с центром в Новороссийске и Ставропольская с центром в Ставрополе, и три области - Кубанская с центром в Екатеринодаре (современный Краснодар), Терская с центром во Владикавказе и Дагестанская с центром в Темир-Хан-Шуре (современный Буйнакск).

Все губернии, области и округа Северного Кавказа и Закавказья в свою очередь входили в состав Кавказского наместничества, которое несколько раз создавалось и упразднялось. Последний раз Кавказское наместничество было образовано в 1905 году высочайшим указом императора Николая II Сенату и просуществовало вплоть до падения самодержавия. Таким образом, как уже отмечалось, к началу XX века и вплоть до распада Российской империи этнонациональный подход формирования административно-территориального деления был постепенно заменен на территориально-географический принцип и все крупные административные единицы Кавказа отражали именно данную стратегию.

Тем не менее, в регионе все же оставались ряд мелких административно-территориальных единиц, формированных по этнонациональному принципу. Так в Дагестанской области вплоть до распада Российской империи существовали Аварский и Даргинский округ. Большинство населения Аварского округа составляли аварцы, в Даргинском округебольшинство населения также составляли даргинцы, доля которых превышала 92% от общей численности населения этого округа. Здесь следует отметить, что ареал проживания этнических аварцев и даргинцев намного превышал территорию этих округом. Тем не менее, эти единицы были единственными на Кавказе административно-территориальными образованиями, сохранившими свое этническое название, и существование этих округов было, скорее, исключением, подтверждающим правила. Все другие аналогичные округа, существовавшие на Кавказе, в частности, Кабардинский, Осетинский, Ингушский, Чеченский, Ичкеринский, Кумыкский округа Терской губернии, к 1871 году были переименованы или преобразованы в Нальчикский (Георгиевский), Владикавказский, Грозненский, Кизлярский, Хасавюртовский, Веденский округа.

Весьма четкая стратегия была выработана и в плоскости управления губерниями. Анализ состава губернской администрации убедительно свидетельствует, что во всех звеньях ее господствовали дворяне, от 100% (губернаторы) до 66,6% (прокуроры), а по национальному составу преобладали русские - 84,5%, остальные были представлены немцами и отчасти поляками. Подавляющее большинство губернаторов (96,7%) были дворянами по происхождению, почти 85% были православными, среди вице-губернаторов православные составляли 93,6%.

Д.Бабаян.

ФОРМИРОВАНИЕ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО НАРОДА (ОТ ТАТАРИЗАЦИИ ДО АЗЕРБАЙДЖАНИЗАЦИИ) В КОНТЕКСТЕ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ И ЭТНОНАЦИОНАЛЬНОЙ ГЕОПОЛИТИКИ В ЗАКАВКАЗЬЕ В XIX-XX ВВ.