Парижская мирная конференция и судьба Армянского государства

Армения

До и после Первой мировой войны на основе базового принципа международного права — права на самоопределение, свободу и государственность обрели десятки народов, которые прежде составляли часть Оттоманской, Австро-Венгерской, Германской и Российской империй. На основе именно этого права на самоопределение великие державы обсуждали на Мирной конференции вопрос создания независимого армянского государства на исторических землях армян в Оттоманской империи.

Но участники Парижской конференции не собирались изолировать создаваемое армянское государство от Российской Армении, называемой то «Араратской», то «Эриванской» Республикой, которая включала Карсскую область, Нахичеванский и Зангезурские уезды, Нагорный Карабах и другие районы с преимущественным армянским населением. Речь шла об объединении российской и турецкой частей в единую Армению.

Именно эта идея была заложена в резолюции № 378 Сената США о территориальном составе восстанавливаемой Армении, которая была внесена 10 декабря 1918 г. В резолюции говорилось: «Постановляет, что, по мнению Сената, Армения, включая шесть вилайетов турецкой Армении и Киликию, русская Армения и северная часть провинции Азербайджан, персидская Армения, должна быть независимой и что Сенат надеется, что Мирная конференция примет меры, чтобы помочь Армении создать независимую республику».

Представленная Парижской мирной конференции в 1919 г. армянской делегацией карта территории Армении, дает представление в каких границах планировалось такое государство и каков мог быть его этнографический состав [указанный на основе официальных данных по изданию агентства Кавказ 1917 г.]: Армянское население: на всем Кавказе — 1 863 000; в пределах Республики Армении — 1 293 000 (59,87 проц.); татар, турок, карапапахов, туркменов и др. — 588 000 (27,22 проц.); курдов — 82 000 (3,79 проц.); русских, греков, грузин –123 000 (5,7 проц.); христианское население — 65,57 проц.; мусульманское население — 31,01 проц.

Армянская карта расходилась с территориальными притязаниями Азербайджанской республики, которые были изображены на карте, изготовленной по заказу ее делегации для представления Парижской мирной конференции в том же 1919 г. Положение армянского населения на Кавказе было предметом обсуждения 11 августа 1919 г. на Верховном Совете Мирной конференции с участием глав делегаций США, Британской империи, Франции и Японии в связи с телеграммой Верховного комиссара союзных держав в Армении американского полковника Гаскелла, который призывал отсрочить намеченную на 15 августа полную эвакуацию британских войск из Закавказья. Он считал, что с уходом британских войск прекратится оказание гуманитарной помощи, «без которой тысячи армян-беженцев в русской Армении обречены на голодную смерть. Армяне окружены врагами и у них нет достаточного оружия, боеприпасов или сил, чтобы защитить себя. После ухода британских войск жизни двух миллионов армян грозит опасность». Гаскелл просил британское правительство отменить приказ об эвакуации.

Поскольку Италия, Франция и США отказались по разным причинам заменить британские войска в Закавказье, то председательствующий на заседании конференции Клемансо заключил итог дискуссии по этому вопросу следующими словами: «Остается увидеть, останется ли в результате этого в живых хоть кто-либо из армян». Положение армян на Южном Кавказе действительно было серьезным: им грозил геноцид со стороны азербайджанских войск и татаро-курдских вооруженных банд, возглавляемых турецкими офицерами, которые в январе 1919 г. вторглись в Нагорный Карабах и стали разрушать армянские села, грабить и убивать жителей. Террор, осуществляемый в Нагорном Карабахе с молчаливого согласия, если не попустительства, британского военного командования, совпал с открытием турецкой стороной второго фронта против Республики Армения.

Нависшая над армянами угроза нового полномасштабного геноцида побудила президента США В. Вильсона жестко пригрозить туркам санкциями за резню армян на Кавказе. Государственный секретарь США Р. Лансинг направил 16 августа 1919 г. американской комиссии на Мирных переговорах в Париже телеграмму, в которой говорилось: «Президент желает предупредить турецкие власти, что если они не предпримут немедленных и эффективных мер, чтобы предотвратить любую резню или другие зверства, чинимые турками, курдами или другими мусульманами в отношении армян на Кавказе или в других местах, тогда они лишатся любой поддержки в том, что касается сохранения суверенитета над турецкой частью нынешней Оттоманской империи… такое решение могло бы привести к полной ликвидации турецкой империи и полному изменению условий достижения мира».

Президент предупредил, что «не будут приняты никакие оправдательные заявления турок относительно их неспособности предотвратить зверства против армян. Сообщите об этом турецким властям… сообщите адмиралу Бристолю [верховному комиссару США в Константинополе. — прим. ред.] содержание этой телеграммы для передачи турецким властям».

Нельзя исключить, что президент США так жестко среагировал, в частности, на разгул террора, который устроило мусаватистское правительство Азербайджана в Шуше и в ряде других мест Нагорного Карабаха весною–летом 1919 г. и об этом, возможно, стало известно в Вашингтоне от полковника Гаскелла. По крайней мере, в конце августа он в телеграмме в Париже на имя председателя Совета Мирной конференции писал: «Я лично изучил положение в Армении и обнаружил ужасное положение, которое не поддается описанию… Татары нападают на востоке и юге, причем во внутренних районах с каждым днем набирает силу мятеж татар…».

Но поскольку правительство Азербайджана не было никем на Западе признано, то В. Вильсон высказал весь свой гнев правительству Оттоманской империи. Верховный комиссар США в Константинополе адмирал Бристоль направил 22 августа 1919 г. ноту великому визирю, в которой, в частности, говорилось: «Президент Вильсон ставит в известность турецкое правительство, что если не будут приняты срочные меры с целью положить конец всем насилиям или резни со стороны туроккурдов или других мусульман в отношении армян на Кавказе или в других местах, то Президент исключит пункт 12 из условий достижения мира. Это решение привело бы к полной ликвидации Оттоманской империи». [Пункт 12 касался сохранения турецкого суверенитета над частью территории Османской империи].

Будучи в Париже, полковник Гаскелл счел нужным выступить на заседании глав делегаций США, Британской империи, Франции, Италии и Японии 14 ноября 1919 г. и сообщить Совету вкратце о положении, сложившемся в Армении. Как явствует из протокольной записи заседания, Гаскелл информировал Совет, что три республики — Грузия, Армения и Азербайджан были «созданы произвольно и также были определены их границыотношения между этими тремя республиками характеризуются существованием различных спорных территорий и нейтральных зон, которые были определены британцами, не имевшими возможности изменить их, ибо эти изменения вели к возникновению таких жгучих вопросов, что исключало любое изменение, пока все три республики не объединятся под одной администрацией».

Британские вооруженные силы покинули Закавказье в августе 1919 г., оставив «наследство» в Карабахе в лице временного губернатора Султанова, власть которого распространялась на весьма ограниченную территорию, несмотря на то, что в августе 1919 г. Баку силой добился от делегатов VII съезда армян Карабаха согласие на «временное признание» нахождения Карабаха «в пределах» Азербайджана. Фактически же Нагорным Карабахом управлял Армянский национальный совет «от имени и по полномочию правительства Армении», которое имело своего комиссара в Герюсах и несло расходы по управлению. В армянских районах края Совет являлся единственной организованной властью, выполнявшей все административные функции вплоть до судопроизводства и организации медицинской помощи.

Поддержав назначение в Карабахе азербайджанского губернатора и всячески содействуя упрочению его власти «огнем и мечом», официальные представители Великобритании не переставали убеждать Армению в том, что эта мера временная и отнюдь не предрешает территориальный спор, который должен решить только Парижская мирная конференции. Это была официальная констатация фактического положения дел в том, что касается территориального спора между Арменией и Азербайджаном и отношения к нему союзных держав. Насколько искренни были британские официальные лица в своих заверениях — это уже другой вопрос. Спорный статус Карабаха неоднократно подтверждался и в связи с вопросом о международном признании Армении и Азербайджана и их приема в Лигу Наций. Именно с позиции нерешенности этого территориального спора и подошли союзные державы, когда в начале 1920 г. встал вопрос о признании трех закавказских республик — Армении, Азербайджана и Грузии. Решение участников Мирной конференции о признании Грузии и Азербайджана «де-факто» в январе 1920 г. было обусловлено четким заявлением: это признание не должно предрешить границы Армении.

Лорд Керзон, министр иностранных дел Великобритании, в телеграмме из Парижа в Лондон в Форин офис(10 января) сообщил: «Признание де-факто независимости грузинской и азербайджанской правительств конечно не связано ни с каким решением касательно их нынешних или будущих границ и не должно считаться как предрешающее этот вопрос даже в малейшей степени».

Генеральный секретарь МИД Франции Бертело заявил на заседании министров иностранных дел США, Британской империи, Франции, Италии и Японии в Париже 10 января 1920 г., что президент Клемансо «готов согласиться на признание «де факто» при условии, что признание Грузии и Азербайджана ни коим образом не повредит будущим границам Армении».

На следующий день Бертело направил лорду Керзону ноту о территории Республики Армении. В ней, в частности, указывалось: «Армения будет создана как полностью независимая республика под высокой защитой Лиги Наций. <…> I. Территория Республики Армения будет включать: 1) Существующую территорию Эриванской Армянской Республики, включая районы Борчали, Верхний Памбак и Зангезур, на которые в настоящее время предъявляют претензии Грузия и Азербайджан; 2) Часть Турецкой империи: восточную часть вилайета Эрзерум, включая город и округ Эрзерум, равнину Муша, округ Битлис и район озера Ван до персидской границы. Границы Армении с республиками Грузия и Азербайджан, с Турцией, французской зоной и Курдистаном будут определены на месте Межсоюзнической комиссией».

Этот вопрос о границах обсуждался Советом глав великих держав, когда они 19 января 1920 г. приняли решение признать Армению «де-факто» без ущерба определению ее границ, которые будут установлены Мирным договором с Турцией. Как свидетельствует протокольная запись заседания с участием министров иностранных дел США, Британской империи, Франции, Италии и Японии в Париже, лорд Керзон заявил: «Я хотел бы объяснить, почему, когда было принято решение о признании Грузии и Азербайджана, я не высказался также о признании Армении… Это объяснялось тем, что вопрос об Армении все еще должен решаться Мирным договором с Турцией. Считалось, что согласие на признание в то время означало бы предвосхитить работу Мирной конференции. Тем не менее сейчас появились сильные доводы в пользу признания Армении. Нынешнее Армянское государство образует часть старой Российской империи с ее столицей Эривань… было бы, по-моему, справедливо и мудро признать и Армению с учетом ясного понимания, что этот факт не наносит ущерба конечному определению границ Армениикоторые все еще должны быть установлены Мирным договором с Турцией».

Клемансо спросил: «Есть ли какие-либо возражения? Поскольку их нет, мы поэтому соглашаемся признать Армянскую республику на условиях только что предложенных лордом Керзоном». В принятом решении указывалось: «(1) Что Правительство Армении должно быть признано как правительство «де-факто» при условии, что это признание никоим образом не наносит ущерба вопросу об окончательных границах этого государства».

Британский верховный комиссар на Кавказе Уордроп был уведомлен телеграммой из Лондона: «Верховный Совет в Париже решил, что правительство Армении должно быть признано как правительство «де-факто» с условием, что такое признание ни в коем случае не должно предрешать конечное урегулирование границКонечно, считается, что это решение касается существующего сейчас Армянского государства со столицей в Эриване и не распространяется на турецкую Армению. Вы должны немедленно сообщить об этом решении Армянскому правительству».

И.о. государственного секретаря США Полк в телеграмме послу во Франции Уоллэсу выразил согласие с решением союзных держав признать Армению де-факто без предрешения вопроса о ее границах. Он сообщил послу 24 января 1920 г., что «правительство США соглашается с принятым Советом решением признать правительство армянского государства как правительство де-факто при условии, что это признание ни коим образом не предрешает вопрос о будущих границах».

Вопрос о границах Армении обсуждался на Первой (прелиминарной) конференции союзных держав в Лондоне 16 февраля 1920 г. Как явствует из протокольной записки заседания, лорд Керзон заявил, что «вопрос об Армении имеет политический и географический аспекты. Географический аспект включает в себя определение границ: вопрос, который может быть улажен только лишь комиссией, действующей на месте. В отношении политического аспекта этого дела, цели, ради которых воевали Союзники и которые они намерены обеспечить, включают создание независимой Армении. Все Союзники в одинаковой степени обещали добиться этой цели. Он предложил поэтому ограничить свои замечания рассмотрением вопроса о характере и границах создаваемого государства…

В восточной или кавказской части нового государства Армении должна быть установлена граница с Грузией и Азербайджаном… По его мнению, линии границы должны быть определены комиссией на местеОн понимает, что определенные части границы, а именно Зангезур и Карабах, являются предметом спора, который трудно будет решить».

На заседании, которое состоялось 27 февраля, лорд Керзон объяснил, что в отношении границ между Арменией, Грузией и Азербайджаном комиссия рекомендует совещанию подождать результатов соглашения, достижение которого предусмотрено действующими договорами между тремя государствами. «Он объяснил, что спорными являются Карабах, Зангезур и Нахичеван. Эти районы населены преимущественно армянами, за исключением одной местности, которая заселена почти полностью татарами. Он считает, что в настоящий момент этот вопрос не может быть решен совещанием и поэтому должно быть принято предложение комиссии.

Договорились, что решение о границах между государствами Армения, Грузия и Азербайджан следует отложить до достижения соглашения между этими тремя республиками, и, что после этого межсоюзнической комиссии будет поручено провести демаркацию линии границ». Вопросу границ Армении с соседними закавказскими государствами союзные державы придавали столь большое значение, что Верховный Совет Парижской мирной конференции счел нужным включить его в послание президенту США Вильсону 26 апреля 1920 г.

В этом документе, в частности, указывалось: «границы Армении на севере и востоке, т. е. между Арменией и Грузией и между Арменией и Азербайджаном, должны быть установлены Верховным Советом одновременно с границами между Арменией и Турцией, если по этому вопросу не будет добровольного соглашения между тремя кавказскими государствами».

11 мая 1920 г. сенат США принял следующую резолюцию: «Поскольку свидетельства, приведенные на слушаниях, проведенных подкомитетом Сенатского комитета по иностранным делам, со всей очевидностью установили истинность сообщений о массовых убийствах и других зверствах, от которых страдает армянский народ; и Поскольку народ Соединенных Штатов глубоко потрясен прискорбным положением в Армении — отсутствием безопасности, голодом и страданиями; и Поскольку независимость Республики Армении была надлежащим образом признана Верховным Советом Мирной конференции и Правительством Соединенных Штатов Америки; поэтому Постановляем, что Сенат Соединенных Штатов сим искренне поздравляет народ Армении с признанием независимости Республики Армении, не предрешая при этом ее территориальные границы…».

Мы не случайно так подробно останавливаемся на вопросе признания «дефакто» трех закавказских государств Верховным Советом Парижской мирной конференции. Дело в том, что это признание азербайджанские фальсификаторы истории пытаются представить как «признание» союзными державами Азербайджана в границах, «включающих Карабах». Между Арменией и Азербайджаном существовал территориальный спор по Карабаху, Зангезуру, Нахичевану и другим землям и это фактическое положение признавалось всеми без исключения союзными державами. Поэтому они и обусловили признание «де-факто» Азербайджана, Грузии и Армении заявлением, что этот факт не предрешает спор о границах. Именно эти важные условия замалчивают азерские источники, когда ограничиваются только констатацией факта признания.

Вопреки распространенному в советской историографии мнению, что США в годы гражданской войны в России выступали за ее раздел, документы свидетельствуют об обратном. В заявлении государственного секретаря США Б. Колби итальянскому послу Авеццане 19 августа 1920 г., в частности, указывалось: «хотя правительство США с радостью признает независимость Армении, оно придерживается мнения, что окончательное определение ее границ не должно состояться безсотрудничества и согласия России. Интересы России затрагиваются не только тем, что значительная часть территории нового государства Армении, когда его границы будут определены, прежде принадлежала Российской империи; в равной степени важен тот факт, что Армении необходима добрая воля и дружественное покровительство России, чтобы оставаться независимой и свободной страной.

Подытоживая позицию правительства США, я бы сказал, что оно с удовлетворением отнеслось бы к заявлению Союзных и Присоединившихся государств о том, что территориальная целостность и подлинные границы России должны уважаться. Эти границы должны включать надлежащим образом всю территорию бывшей Российской империи, за исключением Финляндии, этнической Польши и такой территории, которая может по соглашению составить часть Армянского государства». Б. Колби считал, что «стремление этих народов к независимости является законным» и что это стремление «не означает агрессию в отношении территориальных прав России».

В тот период, когда Армения подвергалась тройственной агрессии большевистской России, Советского Азербайджана и кемалистской Турции, руководитель делегации Республики Армении на Мирной конференции А. Агаронян обратился 6 октября 1920 г. к председателю Совета Лиги Нации П. Гимансу с письмом, в котором, в частности, говорилось: «В условиях, когда Армении угрожают исключительно серьезные обстоятельства, которые в конечном итоге вероятно подвергнут опасности интересы самих Союзных Держав, правительство Армянской Республики обращается с настоятельным призывом к Лиге Наций и просит вмешательства в любой формекоторую она сочтет желательной, с целью обеспечить уважительное отношение к Севрскому договору», который, как известно, был подписан 10 августа 1920 г. между правительством Оттоманской империи и победившими в Первой мировой войне союзными государствами, включал Республику Армения.

Армения просила Лигу Наций вмешаться, чтобы «обеспечить ее безопасность и восстановить мир на Востоке. Армения могла бы легко обеспечить защиту своих границ от вторжения турок, если бы ей одновременно не угрожали татары Азербайджана и большевики, — указывалось в письме. — В этом случае она должна защищать свои позиции на трех фронтах одновременно, не имея возможности в настоящее время увеличить численность своих вооруженных сил из-за недостаточных поставок оружия, боеприпасов, снаряжения и т. д. и также из-за нехватки продовольствия.

Продвижение, предпринятое Кязим Карабекиром, представителем Мустафы Кемаля на Кавказе, является новой попыткой турок объединить две крупные группы Ислама путем подавления государства, а именно Армении, которая служит препятствием на пути этого объединения. Со своей стороны, большевики благосклонно относятся к этому наступлению, поскольку они убеждены, что мусульманская мировая революция неминуемо породит в экономике Востока в целом беспорядки, на которые они делают ставку, чтобы добиться распространения своей системы». Просьба Армении об оказании ей помощи для отражения тройственной агрессии рассматривалась на десятой сессии Совета Лиги Наций. Выступивший по этому вопросу докладчиком представитель Великобритании Бальфур утверждал, что «Совет Лиги не уполномочен принять практические шаги в этом вопросе… 

Кроме того, Лига не располагает никакими вооруженными силами». А после доклада Генерального секретаря Лиги Нации Первой Ассамблее Лиги решено было направить обращения Армении о помощи «главам государств четырех держав, представленных в Верховном Совете, настаивая на определении границы Армении» и обещая «консультироваться и сотрудничать с Верховным Советом в любых действиях, которые, возможно, обеспечат будущую безопасность Армянской Республики».

В эти же дни, а именно 20 ноября 1920 г., Пятый комитет Ассамблеи Лиги Наций рассмотрел просьбу мусаватистского правительства Азербайджанской Республики о принятии Азербайджана в Лигу Наций. Докладчик д-р Нансен (Норвегия), представляя эту просьбу, заявил: «Спор о границе с Грузией и Арменией не позволяет определить являются ли границы Азербайджанского государства окончательно установленными»... В заключение д-р Нансен поставил вопрос, можно ли принять в Лигу Наций государство, которое «очевидно не отвечает условиям, установленным Уставом Лиги и в особенности требованию, касающемуся стабильности и территориального суверенитета и которое не было признано de jure ни одним членом Лиги Наций».

Представитель Чехословакии Бенеш согласился с высказанными соображениями. «Правительство этого государства не стабильно, его границы плохо установлены и, более того, стали предметом споров с соседними государствами. При существующем положении Устав не позволяет принять Азербайджан». Предложение Бенеша отказать Азербайджану в приеме при наличии спорных границ поддержал и представитель Южной Африки лорд Роберт Сесиль. Комитет единогласно принял следующее решение: «Комитет, рассмотрев Доклад Подкомитета в отношении просьбы Азербайджана о приеме в Лигу Нацийвозвращает вопрос Ассамблее, выступая против его приема».

Вопрос о защите Армении от агрессии и угрозы истребления населения Республики был предметом повторного обсуждения на девятом пленарном заседании Первой Ассамблеи Лиги Нации 22 ноября 1920 г. Представитель Государства сербов, хорватов и словенцев г-н Спайлакович осудил «отвратительную систему методического и преднамеренного истребленияосуществляемого в отношении целого народа…» Он заявил, что турки «наделяют ролью кровавых палачей определенные национальные группы мусульманской веры, используя курдов против армян в Азии так же, как они в прошлом использовали албанцев против греков и сербов на Балканах.».

Спайлакович предложил немедленно направить парламентам ведущих держав телеграмму, выражающую в качестве первой и самой срочной рекомендации Ассамблеи Лиги Наций, единодушное желание, чтобы «правительства этих держав договорились о срочной и эффективной акции с целью спасения оставшейся части несчастного армянского народа». Представитель Швеции Брантинг предложил великим державам «вмешаться в защиту армянского народа» и «перейти от слов к действиям и принять, наконец, эффективные шаги для спасения истерзанного народа Армении».

Бальфур, который представлял Британскую империю, указал, что Лига Наций не располагает механизмом «для разрешения такого рода ситуаций, с которыми мы сталкиваемся в Армении… Мы не имели дело с государствами с четко обозначенными границами. Нет четко обозначенной границы Армении». Касаясь турецкой агрессии против Армении, он сказал: «…мы не имеем дело с народом, который считается с общественным мнениемКакое значение имеет для Мустафы Кемаля мнение Лиги Наций или мнение цивилизованного мира или то обстоятельство, что суд любого гуманного народа осудит его действия? Ко всем этим соображениям он относится с полным безразличием… он возглавляет дезорганизованные банды разбойников, которым абсолютно безразличны все те мотивы, которые самым естественным образом привлекают Лигу Наций и которыми она руководствуется в первую очередь».

Представитель Франции Рене Вивиани внес конкретное предложение, которое предусматривало в целях прекращения «ужасов армянской трагедии» просить «Совет прийти к соглашению с Правительствами с целью вверить Державе принятие необходимых мер для прекращения военных действий между Арменией и кемалистами». Выступая от имени Норвегии, д-р Нансен призвал Лигу Наций решить «чисто гуманитарный» вопрос. «Он заключается в том, чтобы спасти армянский народ от уничтожения. Прежде чем мы сможем рассматривать вопрос о границе, необходимо спасти население, чтобы остались люди, которые будут жить в стране, границы которой будут определены. Может случиться так, что пока мы здесь обсуждаем армянскую проблему, армянский народ будет весь вырезан». Он высказался за посылку «экспедиции для спасения армянского народа от нависшей над ним опасности».

Представитель Румынии Ионнеско призвал безотлагательно «спасти наших армянских братьев… Если еще есть армяне, то они остались в живых только благодаря их жизнестойкости, благодаря сопротивлению, оказанному ими своим поработителям». Он поддержал предложение французского представителя обратиться к правительствам всех стран, чтобы выяснить «есть ли правительство, которое готово практически и эффективно защитить армян от кемалистских банд». Догерти (Канада) подчеркнул, что «Армянский вопрос один из тех вопросов, которыми Лига может заниматься с полным основанием. Решение Армянского вопроса — это, по-моему, долг Лиги Наций в соответствии с прямо установленными положениями статьи 11 ее Устава. Мы, несомненно, имеем дело с войной, если, конечно, эта зверская резня беспомощного народа может называться войной».

Лорд Роберт Сесиль, представлявший Южную Африку, заявил, что «Лига Наций, существующая для поддержания мира, не может оставаться, не имеет права оставаться безучастной к возникновению новой и ужасной войны». Он подчеркнул, что отнесется «с отвращением к любому решению Ассамблеи, которым не будет предусмотрено действие в этой критической ситуации и которым будет заявлено, что организация, созданная для сохранения мира, столкнувшись с крайне критическим положением такого рода, оказалась бессильной». Рене Вивиани (Франция) выразил опасение, что «обтекаемость формулировок» предложенной резолюции по этому вопросу свидетельствует о том, что «никакие меры не будут приняты».

Он предложил Ассамблее Лиги Наций найти для посреднических действий правительство, которое вступит в переговоры с Мустафой Кемалем, чтобы добиться прекращения агрессии против Армении. «Кто может сказать, что этот дикарь, который знает Европу и мир, не будет поражен когда узнает, что правительство, назначенное для посредничества, имеет поддержку всего мира? Кто может сказать, что на человека, который нарушает все законы гуманности и убивает целый народ, не произведет впечатления сознание того, что за этим одним государством, даже при возможности того, что оно может иметь скрытый мотив, стоит весь мир и все человечество? Каким бы дикарем он ни был, он может дрогнуть от ужаса, аккумулированного на армянской земле», — заявил Рене Вивиани. После дебатов Ассамблея Лиги Наций одобрила следующую резолюцию: «Ассамблея, стремясь к сотрудничеству с Советом для того, чтобы как можно скорее положить конец ужасам армянской трагедии, просит Совет прийти к соглашению с Правительствами с целью вверить Державе принятие необходимых мер для прекращения военных действий между Арменией и кемалистами.

И назначает Комитет из шести членов, чтобы рассмотреть и представить Ассамблее в ходе нынешней сессии доклад о том, какие меры могут, и могут ли, быть приняты, чтобы положить конец военным действиям между Арменией и кемалистами». Председатель Совета Лиги Наций П. Гиманс направил 25 ноября 1920 г. президенту США телеграмму, препровождающую резолюцию Ассамблеи. Кроме того, в телеграмме говорилось: «Совет Лиги Наций после обсуждения этого вопроса решил направить эту резолюцию Правительствам всех государств-членов Лиги и Правительству США. Цель — найти Державу, которая может использовать свои добрые услуги, чтобы положить конец как можно быстро ужасной трагедии, которая имеет место. Это предложение ни в коем случае не подразумевает возобновление предложения относительно мандата на Армению.

Совет никогда не собирался бы просить США взять на себя обязательства, которые они не желают нести; но как понимают США, Совет считает себя обязанным предоставить им возможность заняться вопросом такой высшей степени гуманитарной важности, поскольку осознает, что судьба Армении всегда была предметом особого интереса американского народа и что Президент США уже согласился определить границы Армении. Поскольку это дело крайней важности, Совет просит дать наискорейший по возможности ответ».

Подобные телеграммы с призывом оказать помощь Армении, подвергшейся турецкой агрессии, были направлены всем правительствам государств-членов Лиги. «Совет просит Ваше Правительство сообщить, — указывалось в телеграмме, — готово ли оно самостоятельно, либо совместно с другими осуществить от имени Лиги Наций миссию в высшей степени гуманитарной важности, которая, к тому же не влечет принятия никаких обязательств постоянного характера. В случае положительного ответа Совет был бы благодарен, если бы Вы сообщили о своем решении, как можно быстро, чтобы Совет имел возможность сообщить об этом Ассамблее до завершения работы нынешней сессии».

На призыв Совета Лиги Наций к правительствам государств-членов Лиги и к США спасти армянский народ от гибели откликнулись президент США и правительства Испании и Бразилии. 1 декабря Совет Лиги Наций получил телеграмму от президента США Вудро Вильсона, который, в частности, писал: «Вы предоставили США возможность выполнить гуманитарную миссию путем использования своих добрых услуг, чтобы положить конец нынешней трагедии в Армении…

Я не имею полномочий предложить, либо использовать вооруженные силы США в каких-либо планах оказания помощи Армении… Однако, я готов, получив заверения в моральной и дипломатической поддержке Главных Держав, и в духе сочувственного отношения к просьбе Совета Лиги Наций, использовать мои добрые услуги и предложить личное посредничество через представителя, которого я могу назначить, чтобы положить конец военным действиям, которые ведутся сейчас против армянского народа, и принести мир и согласие противоборствующим сторонам, ожидая, что Совет Лиги Наций предложит мне канал, по которому мое предложение должно быть передано, и назовет стороны, которым оно должно быть адресовано».

В своем ответе премьер-министр Испании Дато выразил готовность испанского правительства принять «участие в любой акции морального или дипломатического характера для достижения мирных целей, которых Лига Наций добивается с таким усердием и преданностью». Министр иностранных дел Бразилии Ажеведо Маркеш сообщил, что «правительство Бразилии готово оказать содействие либо единолично, либо совместно с другими Державами усилиям, направленным на то, чтобы положить конец отчаянному положению Армении».

Председательствующий на пленарном заседании Первой Ассамблеи Лиги Наций П. Гиманс 2 декабря предложил поблагодарить президента США В. Вильсона и правительства Бразилии и Испании за их положительный отклик на призыв Лиги Наций. «Я уверен, — заявил он, — что мы здесь от всей души желаем, чтобы Армения была спасена и надеемся на восстановление справедливого и прочного мира, который позволит этому несчастному народу залечить свои раны, обустроить свою независимую жизнь и определить свою судьбу». Однако благие намерения Лиги Наций «предоставить Армении, — как выразился лорд Роберт Сессиль, — помощь и оказать поддержку, которые позволят ей стать самоуважающей и самодостаточной страной… помочь Армении собраться с силами, чтобы сделать что-то определенное и добиться чего-то, что принесет существенную пользу Армении…», так и остались лишь пустым обещанием. 

В Армении уже не было того правительства, которое еще в начале октября 1920 г. дважды обращалось к Лиге Наций с просьбой оказать срочную помощь, чтобы дать отпор тройственной агрессии и отстоять свободу и независимость демократической Армении. Республика пала под ударами большевистской России и советизированного Азербайджана, с востока, и кемалистской Турции — с юга. 2 декабря в Армении была установлена советская власть: Армения была провозглашена Советской республикой.

Лига Наций заболтала вопрос об оказании реальной помощи Армении. Руководитель армянской делегации обратился за помощью еще 6 октября, повторил эту просьбу 12 октября, но Лига Наций приступила к обсуждению этой острейшей проблемы лишь 22 ноября. Это было не случайно. Великие державы Европы, получив нужные им территории, которые прежде входили в состав Оттоманской империи, не намеревались ради спасения Армении от очередного геноцида ввязываться в драку с набирающей силу кемалистской Турцией. Тем более когда она обрушилась на Армянскую Республику вкупе с 11-й Красной армией и войсками Азербайджана.

Вообще, судьба не только Армении, но и двух других независимых республик — мусаватистского Азербайджана и меньшевистской Грузии была предрешена в плане неминуемой советизации, как только Франция и Италия отказались ввести свои войска в Закавказье на смену британским войскам, покинувшим край в августе 1919 г.

А судьба Республики Армении была предрешена еще и в плане неминуемого вторжения кемалистских войск, когда Конгресс США отклонил предложение относительно американского мандата на Армению. Это решение фактически явилось приглашением кемалистской Турции приступить с юга к захвату территории Армении, когда большевистские и азербайджанские войска отвлекали на себя с востока часть армянских вооруженных сил.

«Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике». Комментарии к документам. Том II / Д. ю. н., проф. Ю.Г. Барсегов, Москва, 2009

Читать еще по теме