Яндекс.Метрика История Матенадарана

История Матенадарана

История Матенадарана, являвшегося до 20‐х годов нашего века собственностью Эчмиадзинского патриархата, восходит своими истоками к V веку. Сразу же после создания алфавита в Армении начинается бурная деятельность учеников Маштоца, которые переводят на родной язык сочинения греческих и сирийских авторов. В том же V веке появляется и целый ряд оригинальных произведений армянских писателей — произведений настолько совершенных, что век этот вошёл в историю Армении как «золотой век литературы». Все эти труды размножаются не в одном и не в двух экземплярах. Так создаётся основа для библиотек — матенадаранов, — которые не замедлили появиться.

Среди этих первых матенадаранов было и Эчмиадзинское книгохранилище, упоминаемое уже в конце V века историком Лазарем Парбеци. Однако рукописей этого раннего периода в Матенадаране не сохранилось. И это не удивительно. История народа предопределила и судьбу его культурного наследия: на протяжении веков армянские манускрипты постоянно находились под угрозой уничтожения или захвата. Полчища иноземных захватчиков — персов, арабов, турок‐сельджуков, татаро‐монголов, туркменов, и снова персов, и вновь турок, на этот раз османов — непрерывно топтали землю Армении.

В этих нашествиях гибло население, разрушались города и деревни, разорялись церкви, расхищалось монастырское имущество, а вместе с ним и рукописи. Очень часто они уничтожались фанатиками‐мусульманами как проявление ненавистной им христианской культуры. Известны случаи, когда сжигались целые библиотеки. Так, например, сохранилось сведение, что турки‐сельджуки в одной лишь крепости Балаберд в Сюнике, которую им удалось захватить в 1170 году, уничтожили десять тысяч манускриптов (то есть собрание, почти равное по количеству современному Матенадарану). Отдельные завоеватели понимали ценность армянских рукописей и увозили их вместе с остальной военной добычей. Есть предположение, что даже в библиотеке Улугбека имелись книги, вывезенные из Армении, вероятно, ещё его дедом Тимуром. Впрочем, в более позднее время их чаще всего похищали в надежде на продажу.

Бесчисленные войны, которые велись на территории Армении, вынуждали выискивать различные тайники для книг, часто в труднодоступных пещерах, и это таило в себе ещё одну опасность для рукописей. Ибо не всегда людям, схоронившим их, удавалось самим избежать меча врага. И манускрипты оставались в этих тайниках, часто не пригодных для сохранности красок и пергамена. Так, в пещерах между Ахпатом и Санаином уже в конце XIX века и в наши дни обнаружены окаменелые рукописи и полуистлевшие лоскуты, бывшие некогда рукописями.

При таких огромных потерях, которые понесла армянская письменная культура, может показаться удивительным, что до наших дней дошло свыше двадцати пяти тысяч манускриптов. (Около одиннадцати тысяч рукописей (и две тысячи фрагментов) — в Матенадаране, около четырёх тысяч манускриптов — в библиотеке Армянского патриарха в Иерусалиме и приблизительно столько же в собрании армянского монастыря св. Лазаря близ Венеции. Крупные коллекции имеются в Вене и Исфагане. Армянские рукописи хранятся также в библиотеках и музеях Парижа, Лондона, Нью‐Йорка, Балтимора, Вашингтона, Москвы, Ленинграда и Тбилиси).

Это объясняется прежде всего широкой распространённостью книги в средневековой Армении. Некоторое представление о количестве манускриптов, создававшихся в Армении, может дать свидетельство историков о том, что только в одном из многочисленных армянских скрипториев (мастерских, изготовлявших рукописи), находившемся на берегу озера Севан, за два века (с VII по IX в.) их переписыванием и украшением занималось несколько сот монахов.

Но сохранности средневековых рукописей мы в ещё большей степени обязаны той любви, с которой относились к книге наши далёкие предки. Книга была для них также и священной реликвией, она ассоциировалась с понятием родины и национальной культуры. Поэтому они ревниво оберегали её, брали с собой, когда иноземные захватчики изгоняли их из родных мест, и, если всё же она попадала в руки «неверных», выкупали её из «плена», как живую.

Армянские манускрипты имеют примечательную и очень ценную для нас особенность: последние страницы, идущие за основным текстом, содержат, как правило, памятную запись, так называемый «ишатакаран», где сообщаются имена писца, миниатюриста и заказчика, сведения о последующих владельцах и судьбе рукописи, а также различные обстоятельства политического и чисто личного характера, которые сопутствовали её созданию. Эти «ишатакараны» крайне интересны как документальные свидетельства исторических событий, взаимоотношений, существовавших между людьми и т. д. Но в данном случае они важны для нас как иллюстрация любви армян к книге.

Вот несколько отрывков из этих записей: «…берегите написанное мною, во времена бегства и в годины войн увозите книгу эту в город и скройте её, в мирное же время верните книгу в монастырь и читайте её: и не прячьте, не держите закрытой, ибо закрытые книги — всего лишь идолы». «…И если увидите эту рукопись, прочтёте или перепишете её, храните с бережностью и держите платом, и не дерзайте отрезать лист или соскоблить памятную запись и вписать другое имя». «…Купил святое евангелие и принёс его в церковь святого Георгия, но не на долгое время, а читать, если же кто дерзнёт из родственников моих, или из священников села, или из другого места пришедший, продать или украсть это евангелие, да будет отвергнут отцами церкви и станет жертвой неверных».

Но вернёмся к истории Матенадарана. Уже в V веке Эчмиадзин потерял своё привилегированное положение: в 484 году престол католикоса (главы армянской церкви) был перенесён в Двин(затем, с X века и до середины XII века, начинается период так называемых «странствий патриархов», а в 1149 году трон католикоса был утверждён в Киликийском армянском государстве), что, естественно, сказалось и на состоянии книгохранилища. В условиях непрекращающихся нашествий оно приходит в запустение, в котором находится до 1441 года, когда резиденция католикоса была вновь водворена в Эчмиадзин. После этого появляется потребность пополнить собрание Матенадарана, и сюда привозят рукописи из Салмосаванка (Монастырь Салмосаванк расположен на скалистом берегу реки Касах, недалеко от Аштарака. В 1235 году князь Курд Вачутян и его жена построили здесь часовню и здание библиотеки в память своей умершей дочери), где имелась богатая библиотека, и из ряда других монастырей. В течение последующих XVI, XVII и XVIII веков библиотека Эчмиадзина пополнялась с интенсивностью, во многом зависевшей от личного интереса к ней того или иного католикоса.

В эти века Армения находилась в тяжёлом положении. Весь XVI век и первую половину XVIII века она служит ареной военных действий между Турцией и Ираном. Разбою и грабежам подвергалась и армянская святыня — Эчмиадзин. Были разграблены не только его материальные ценности — прекрасные золотые и серебряные ювелирные изделия, но и ценности чисто духовные — армянские рукописи. То же положение продолжалось и в XVIII веке и в начале XIX века, когда персидские войска опустошили Эчмиадзин, и на площадях Тавриза были вынесены на продажу «тюками и тысячами» армянские манускрипты со штампом Эчмиадзинского книгохранилища. Приходилось прятать рукописи и от ереванского сардара (наместника персидского шаха в Армении), дабы не разжечь его корыстолюбие.

В эти века собрание Матенадарана больше походило на склад, чем на библиотеку: книги были сложены в подвалах в сундуках. И только в первой половине XIX века, после присоединения части Восточной Армении к России, появилась возможность поместить их в специальные шкафы, систематизировать и составить каталоги. В начале XX века в коллекции Эчмиадзинского патриархата насчитывалось четыре тысячи шестьсот шестьдесят рукописей.

Однако мирная обстановка вскоре прерывается новой трагедией, беспримерной даже в истории армянского народа. Разражаются первая мировая война и события 1915 года. Это были страшные месяцы, когда превратилась в пустыню вся Западная Армения. Вместе с народом погибли и созданные им художественные ценности. Чудом спасённые и рассеянные по свету осколки богатейших монастырских рукописных собраний попали и в Эчмиадзин. Их приносили с собой беженцы из Западной Армении, часть же была доставлена специальной комиссией Российской Академии наук, посланной в Турецкую Армению, но заставшей здесь уже безлюдные города и сёла.

17 декабря 1920 года правительство Советской Армении издаёт декрет о национализации Эчмиадзинского книгохранилища. В 1939 году Матенадаран переводят в Ереван, а ещё через двадцать лет его перемещают в специально построенное здание. С этого времени начинается новая страница в истории Матенадарана. С 1959 года это не только хранилище и музей, но и научно‐исследовательский институт. Собрание Матенадарана непрерывно растёт. В первые советские годы оно пополнялось особенно интенсивно за счёт различных монастырских и церковных хранилищ и книг, приобретённых у частных лиц; поступили сюда и рукописи из школ и других культурных учреждений, в том числе и из московского Лазаревского института (Московский Лазаревский институт — среднее и высшее учебное заведение, основанное в 1814 году на средства богатой армянской семьи Лазаревых. Готовил переводчиков и учителей восточных языков. В 90‐х годах институтом был опубликован целый ряд работ, в частности профессора института Н. О. Эмина по этнографии и фольклору Армении).

Коллекция Матенадарана продолжает обогащаться и в наши дни приобретениями и пожертвованиями армян, в основном зарубежных, которые присылают и привозят в Ереван манускрипты, хранимые веками как драгоценные реликвии, ибо в Матенадаране видят они ту конечную пристань, где после многовековых бурь и странствий должна найти окончательное пристанище армянская рукопись.

Художественные сокровища Матенадарана. И.Р.Дрампян, Э.М.Корхмазян. Москва, 1976 г.

Читать еще по теме