Армяне беженцы на Северном Кавказе: 1918–1920 гг.

На протяжении многовековой истории армянского народа Армения долгое время находилась под властью иноземных завоевателей. Неблагоприятные политические и экономические условия вынудили часть армянского народа покинуть Родину и отправиться в более безопасные регионы, в том числе и на Северный Кавказ. Поток армян в край начался еще с раннего средневековья, но компактные армянские поселения на Северном Кавказе образовались лишь в 1720-х гг.

Уже накануне Первой мировой войны численность армянского населения на Северном Кавказе достигла 70 тыс. человек. В 1915–1917 гг. Северный Кавказ стал пристанищем для 20–30 тыс. спасшихся от геноцида беженцев из Западной Армении. 30 января 1918 г. турецкая армия, нарушив перемирие, начала полномасштабное наступление по всей линии Кавказского фронта. Захватив Западную Армению, турецкие войска весной 1918 г. вторглись в Восточную Армению. Из-за боязни физического уничтожения около 600–650 тыс. армян покинули свои дома. Из них 400 тыс. нашли пристанище на территории новообразованной Республики Армении, а 200–250 тыс. — в Грузии. В конце мая 1918 г. турецкие войска вторглись в Тифлисскую губернию, вынудив беженцев и местное армянское население бежать на Северный Кавказ. В конце мая и в начале июня 1918 г. из Тифлиса по Военно-грузинской дороге во Владикавказ отправились от 80 до 100 тыс. беженцев, из них армяне — 42–45 тыс. человек, остальные — русские, греки и ассирийцы. Городские власти Владикавказа, опасаясь продовольственного кризиса и распространения болезней среди городского населения, потребовали от беженцев в течение 15–20 дней покинуть город и его окрестности. Благодаря усилиям армянских организаций Северного Кавказа и при помощи местной советской власти десятки тысяч армян эшелонами были отправлены в Екатеринодар, Армавир, Ставрополь, Майкоп, Святой Крест, Георгиевск, Минеральные Воды и Моздок. В июне 1918 г. только в Армавире численность беженцев армян достигала 18 тыс., а в Екатеринодаре — 8 тыс. Из-за турецкого вторжения 1918 г. около 40 тыс. беженцев армян отправились на Северный Кавказ через Поти на кораблях.

Таким образом, в мае–июне 1918 г. из Грузии на Северный Кавказ перебралось около 82–85 тыс. беженцев армян. Вторжение турецких войск в Закавказье в 1918 г. вынудило покинуть свои дома и отправиться на Северный Кавказ также десятки тысяч армян Бакинской губернии. В середине сентября, перед захватом турецкими войсками города Баку, корабли с 50 тыс. беженцев отплыли из города. Основная часть беженцев, около 40 тыс., нашла пристанище в Петровске (совр. Махачкала) и Дербенте, остальная часть — в портовых городах Каспийского моря.

Из 122–125 тыс. беженцев, нашедших пристанище на Северном Кавказе в 1918 г., 30 тыс. составляли западные армяне, 52–55 тыс. — восточные армяне и 40 тыс. — бакинские армяне. В октябре–ноябре 13 тыс. бакинских армян покинули Северный Кавказ и 2 тыс. из них были убиты турецкими войсками в Дербенте и Петровске, вследствие чего в конце 1918 г. на Северном Кавказе численность беженцев армян сократилась до 107–110 тыс. Если к этой цифре добавить 20–30 тыс. западных армян, которые прибыли на Северный Кавказ в 1915–1917 гг., то в конце 1918 г. численность беженцев армян здесь составляла около 127–140 тыс., а общая численность армянского населения края превышала 200 тыс.

В конце 1918 г. и в начале 1919 г. военные успехи антисоветских государственных образований Юга России заставили советские войска покинуть Северный Кавказ. После ухода большевиков армянские национальные организации постепенно возобновили свою деятельность, но до начала 1919 г. из-за отсутствия центрального органа управления не смогли предоставить беженцам ощутимую помощь. Отношение Добровольческой армии и правительств казаков к беженцам армянам было доброжелательным. Этому способствовали дружественные отношения между Вооруженными силами Юга России и Республики Армении. Несмотря на это правительства казаков пытались освободиться от беженцев, которые заполонили города и стали источником распространения разных болезней. В свою очередь Добровольческая армия пыталась мобилизовать пригодных для военной службы беженцев в ряды своих войск. До начала 1919 г., по причине отсутствия на Северном Кавказе дипломатических представительств и консульских учреждений Республики Армении, тысячи армян были мобилизованы в войска антисоветских государственных образований. Вооруженные силы Юга России организовали отдельные армянские части, используя их в борьбе против Советской России.

После окончания Первой мировой войны из-за продолжавшейся Гражданской войны на Северном Кавказе и тяжелого продовольственного положения отдельные семьи армян начали возвращаться на родину. С первых месяцев 1919 г. этим беженцам начали активно помогать армянские организации Дона и Северного Кавказа. В деле организации репатриации и помощи беженцам Северного Кавказа важную роль сыграл Армянский комитет Российского Красного Креста, который в конце января 1919 г. был признан армянскими организациями края центральным органом, занимающимся помощью беженцам. Благодаря этому армянские организации края стали действовать согласованно, что значительно улучшило положение беженцев. Армянскому комитету Российского Красного Креста удалось также защитить права беженцев, но основную роль в этом деле взяло на себя дипломатическое представительство и консульские учреждения Республики Армении на Северном Кавказе.

18 января 1919 г. парламент Армении назначил представителем при Добровольческой прмии члена II и III российской Государственной думы О. Сагателяна. 17 февраля и 11 апреля того же года Сагателян был назначен соответственно представителем Армянской Республики при терском и кубанском правительствах. Из-за трудностей с коммуникациями армянское правительство уполномочило Сагателяна назначать исполняющих обязанности консулов в состоявших в его ведении районах. Находясь в Екатеринодаре, он назначил А. Асрибекяна, а затем П. Ованнесяна в Кисловодск, капитана А. Тонянца — в Новороссийск, А. Калантара — в Ставрополь, А. Акопяна — в Сочи, С. Багряна — в Симферополь и капитана А. Телфеяна — в Севастополь. С помощью местных администраций они пытались обеспечить снабжение и добиться освобождения от воинской повинности и преследований беженцев.

В первые месяцы 1919 г., благодаря усилиям армянских организаций, дипломатического представительства и консульских учреждений Республики Армения на Северном Кавказе, поток возвращающихся на родину беженцев по направлению Новороссийск–Батум увеличился. Но из-за препятствий британского командования и грузинского правительства лишь незначительной части беженцев удавалось попасть в Армению.

Весной 1919 г. улучшение ситуации в Армении и расширение границ Республики позволили правительству страны заняться вопросом репатриации беженцев Северного Кавказа. Если содействия в вопросе репатриации беженцев со стороны Вооруженных сил Юга России правительству Армении удалось достичь достаточно легко, то переговоры с британским командованием и грузинским правительством о разрешении отправки беженцев через Батум, а затем по грузинской территории в Армению проходили с трудом. Но благодаря решительности правительства Армении с 20 мая 1919 г. британское командование разрешило кораблям с беженцами войти в Батум. Что касается грузинских властей, то для отправки беженцев из Батума в Армению они предоставили лишь один поезд с маленьким составом и всячески препятствовали процессу репатриации. Но благодаря усилиям дипломатического представителя Республики Армения в Грузии Л. Евангуляна и консула Армении в Батуме Г. Едигаряна в мае–июле 1919 г. около 50 тыс. беженцев, прибывших из Новороссийска, удалось отправиться на родину.

Весной 1920 г. на Северном Кавказе установилась советская власть. Армянские национальные организации, дипломатическое представительство и консульские учреждения, за исключением консульства в Владикавказе, прекратили свою деятельность, что отрицательно повлияло на положение беженцев армян. Летом–осенью 1920 г. усилиями консула г. Владикавказа священника А. Сарикяна и с помощью советской власти по Военно-грузинской дороге и через Новороссийск в Армению было репатриировано 11 тыс. беженцев.

Таким образом, из 122–125 тыс. беженцев армян, прибывших в 1918 г. на Северный Кавказ, в конце 1920 г. осталось не более 40 тыс. Значительная часть из них с помощью советской власти и местных армян смогла найти работу и начать новую жизнь.

С.А. Минасян.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы II Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 26–28 мая 2015 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.