Вклад армянского населения в развитие виноделия на Кизлярщине (XIX – нач. ХХ вв.)

Самым старым районом виноградарства на Северном Кавказе являлась Терская область. Виноград здесь начали разводить по низовью Терека, начиная от станицы Червленной до Каспийского моря. В дальнейшем эта отрасль сельского хозяйства распространилась далее к Моздоку, а затем проникла в другие отделы области, но в гораздо меньших размерах. Главными причинами возникновения виноградарства именно в восточной части Терской области и его преимущественного значения в экономике региона являлись почвенные, климатические и местные особенности края. Начало разведения виноградников было положено немногочисленными семьями армян и грузин, которые пришли из Закавказья. Как отмечает М. Баллас, «построив близ крепости и р. Терек сакли, они высадили привезенные с собой лозы. Эта деятельность, в связи с поощрительными мерами правительства (бесплатная раздача земельных участков, почетные награды медалями и подарками от царственных особ), привлекла из Армении немало переселенцев, занявшихся почти исключительно разведением виноградников». Тогда же для поощрения возникающей сельскохозяйственной отрасли на Тереке в 1750-х гг. управляющему Астраханской садовой конторой было поручено завести на р. Терек два казенных образцовых сада. Об их судьбе, к сожалению, ничего не известно.

Исключительно благоприятные условия для развития кизлярского виноградарства, указанные выше поощрительные меры правительства, выгоды торговли, близость волжского бассейна, отсутствие конкуренции по продаже вин в России привлекли сюда множество армянских семей из разных мест Кавказа, которые занялись выращиванием винограда. Число виноградников стало увеличиваться с такой быстротой, что спустя полвека после основания Кизлярской крепости низменные, затапливаемые и покрытые камышом окрестности города были покрыты виноградниками, примерно 2 тыс. десятин.

По свидетельству академика И.А. Гильденштедта, посетившего во 2-й половине XVIII в. Северный Кавказ, виноградарство являлось на Тереке главным занятием населения. Ежегодно Кавказ вырабатывал до 10 млн ведер вина, 40 % которого шло на экспорт. Согласно сводной ведомости о виноделии Кавказской области, здесь было выкурено 180 000 ведер спирта, и большая часть в Кизляре. Это вводило Кизляр в один из крупнейших районов виноделия России. В 1815 г. общая площадь под виноградниками Кизляра (без уезда) составила уже 4500 десятин, а в числе собственников было много лиц, владевших 20–40 лет даже 100 десятинами. В 1818 г. в Кизляре выработано вина около 1,6 млн ведер. В 1872 г. общая площадь виноградников в Терской области достигала более 7 тыс. десятин, а производство вина — 2,5 млн ведер. На северных ярмарках сбывали 3–17 тыс. ведер вина (1,9–2,5 руб. за ведро) и виноградного спирта крепостью 52 градуса (по 9 руб. и выше).

Самыми крупными скупщиками вина были Мамаджанов, Измиров, Фабриков: в то время на внешнем рынке они продавали до 7 тыс. бочек вина и спирта. И горожане, и селяне активно занимались виноградарством и виноделием, продукция кизлярского виноделия, вина и водка поступали на всероссийские ярмарки, в Москву, на Макарьевскую (Нижегородскую), Лебединскую и Ирбитскую ярмарки. По мнению Н.Н. Великой, «армянам принадлежали десятки винодельческих и спиртокурительных заводов, появившихся на Тереке во второй половине XVIII в.», «в 1836 г. в Кизляре насчитывалось 1062 частных виноградника. С армянами связано начало коньячного производства в России, спиртокурение».

К сентябрю 1891 г. в Кизлярском уезде было 54 огневых завода. Первыми начали выкуривать коньячные спирты Измировы, Сараджев, Фабриковы и Серебряков, причем последний был собственником усовершенствованного завода (использовал французский аппарат Деруа), на котором вырабатывался спирт более высокого качества, и управлял садами и огневым заводом Калантаровых. Позже к ним присоединились заводчики Татосов, Комбаров, Зарубов, Баханов, братья Измировы, продукция которых была недорогой.

Удешевлению производства, а, следовательно, повышению конкурентоспособности, способствовало то обстоятельство, что хозяева этих предприятий владели одновременно и виноградными плантациями. В виноградно-винодельческой отрасли шла концентрация капитала. В пригородах Кизляра также формировались крупные имения: Ахвердовы — 320 десятин в 1754 г., Арешевы — 6591 десятина в 16 верстах от Кизляра в 1745 г., Тарумовы — 14 667 десятин в деревне Тарумовка в 1799 г., Вагановы — в 30 верстах от Кизляра в 1799 г., Серебряковы — 4423 десятин в 10 верстах от Кизляра в 1780 г., а также более мелкие — Балуевы, Калантаровы, Кочкаевы, Ходжаевы, Калустовы, Тавакеловы, Бурджаловы, Мишвеловы, Петросовы и др. Земли помещиков, виноградные сады часто переходили из рук в руки. Серебряковы получили от своих виноградников 20 550 ведер вина, а продали на рынок 18 600 ведер вина, 3200 ведер водки. Калантаров продал 6960 ведер вина, 2800 ведер водки; Качкаев — 9240 ведер вина и 5640 ведер водки, братья Ходжаевы — 18 640 ведер вина и 15 080 ведер водки.

Владельцы виноградных плантаций: Мамаджановы (80 десятин), Фабриков (80 десятин), Измировы (80 десятин), Калантаров (30 десятин), Попов (25 десятин) и др. — объединялись, захватывали в отрасли монопольное положение. В 1913 г. Тамазовы, Питатьянцы и Долгов создали акционерное общество по виноделию и коньячному производству с основным капиталом в 1 млн рублей. Они имели свои склады в Москве, Нижнем Новгороде. По мнению Р.З. Багдасарян, в документах конца ХIХ — начала XX вв., касающихся Кизлярского округа, выделяются «наиболее крупные и усовершенствованные винно-водочные и коньячные предприятия с паровыми и механическими двигателями, и т.н. “огневыми”, работавшими на нефтяных горючих, которые давали значительные выработки». В большинстве своем они принадлежали армянским промышленникам, владельцами их были: Иосиф Авакимов, Мария Тамазова, Макар и Аким Агаджановы, Богдан и Яков Автандиловы, Давид Сараджев, Николай Камбаров, Артемий Багдасаров, братья Г. и М. Агабальянц, Иван Татосов, А. Якулов и его наследники, братья Измировы (Измирян), наследники Мелкона Фабрикова, Каспар Мамаджанов, Егор Эльдаров, дворяне Василий и Елена Калантаровы, Г. Зурабов, Герасим Саркисов и др. Почти все они имели собственные сады в Кизляре и его окрестностях.

Для 2-й половины XIX в. была характерна концентрация садов в руках сравнительно крупных садовладельцев-армян, которая осуществлялась посредством как закладки новых, так и покупки мелких садов у местного населения. Таким примером может служить Г.Д. Мамаджанов — крупный предприниматель, владелец нескольких кирпичных и спиртокурительных заводов, виноградных садов, в 1860–1880-е гг. входил в различные органы городского управления, избирался городским головой. Создал первый банк в Кизляре, занимался благотворительностью, был популяризатором и патриотом продукции Кизлярского виноделия. Имение семьи Мамаджановых находилось недалеко от г. Кизляра. Общая площадь их садов была около 45 десятин, один из виноградников, бывший казенный (около 10 десятин), представлял особый интерес. В нем сохранились казенные постройки и лучший в области каменный погреб, где хранилось лишь отборное вино. Располагавшийся за строениями сад представлял собой открытую со всех сторон площадь, несколько возвышенную, с супесчаной почвой. Посадки были произведены правильными рядами, под кол, кроме местных сортов здесь выращивали также рислинг, пино, траминер.

В марте 1904 г. разрешение на открытие завода получил и Кизлярский мещанин М.Г. Фабриков. В своем прошении на имя министра финансов от 11 марта 1904 г. он писал: «Как владелец виноградного сада и винодельческого заведения, я имел также огневой садовладельческий № 100 завод, по моему ходатайству переименованный в коньячный. Ввиду этого мною произведена перестройка завода, и не позже мая 1904 года он будет образован в Кизляре. Между тем мне необходимо также выкуривать из оставшегося от виноделия винных выжимок, из каковых на коньячном заводе выкуривание спирта производить невозможно. Вследствие этого имею честь просить разрешить мне постройку нового завода в собственном саду близ Кизляра».

Объективно в развитии садоводства значительную роль сыграла политика правительства, когда военным, чинам администрации, русским и закавказским предпринимателям отводились большие земельные участки в качестве «царского дара», с условием обязательного разведения там садов и виноградников. Генералу М.Т. Лорис-Меликову были предоставлены земли в Кубанской и Дагестанской областях.

Во 2-й половине XIX — начале XX вв. в отличие от предыдущего периода, когда армянское население Дагестана преимущественно занималось торговлей, его представители прилагали серьезные усилия для развития таких новых отраслей экономики Дагестана, как виноделие, нефтедобывающая и рыбная промышленность, внедряли новые технологии. Предпринимательская деятельность армянских переселенцев способствовала проникновению и развитию в регионе новых капиталистических отношений, интеграции Дагестана во всероссийскую экономическую систему. Армяне занимались продажей мануфактуры, нефтепродуктов, лесоматериалом, бакалейными товарами, держали табачные и винные магазины, тем самым задавали тон в процессе предпринимательской активности городов Дагестана. Изучаемый период 2-й половины XIX — начала XX вв. характеризовался важными прогрессивными сдвигами, которые произошли в крае под влиянием активного включения армянского населения и их капитала в разные отрасли экономики Дагестана, особенно в развитие торговли, предпринимательской деятельности и промышленных предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции.

Н.Н. Гарунова.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы II Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 26–28 мая 2015 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.

Top