Торгово-экономическая деятельность армянского населения Северного Кавказа в XVIII-XIX вв.

Торговые связи армянских купцов, посещавших Россию с давних времен, не носили регулярный характер и только с XYII в. «сделались правильными и основаны на договорах, заключенных между Алексеем Михайловичем и персидскими шахами». Им была разрешена торговля в России и транзит через Россию во все Западные государства. Как отмечено в сноске к книге «Дневник осады Испагани Афганцами» 1870 г., «В Московском архиве Государственной Коллегии Иностранных дел мы видим опись армянских дел, из которых приведем только заглавия некоторых, чтобы показать, какого рода были сношения Армян с Русскими в 17 и 18 веках: год 1660. Марта 28. Приезд к царю Алексею Михайловичу из Испагани купчины Ходжа-Захарии Саргадова для поднесения им в дар Государю от торговой Армянской Компании: Кресел, оправленных золотом и серебром с алмазами, яхонтами, жемчугами и бирюзами, которые оценены в 22.589 р. 60 к.; писанную на меди Тайную Вечерю; перстень золотой с алмазами, и другие драгоценныя вещи. Объяснение того купчины в посольском приказе о доставлении из Индии дорогих каменьев и попугаев и о приглашении в Россию персидских золотых и серебряных дел мастеров, гранильщиков и других ремесленников.

Год 1666, Февраля 21. Бытность в Москве Армянской торговой Компании прикащиков, Степана Рамадамского и Григория Лусикова и дела, касающиеся до постановления с ними договоров о привозе в Россию и о продаже шолку сырцу и всяких товаров.

Год 1674, Июня 17. Книга, содержащая двоекратный приезд в Москву Армянина Григория Лусикова для заключения Армянской в Испагани Компании с Русским правительством договоров о торговле, - бывшие с ним предварительно о сих товарах переговоры и разныя переписки до отпусков его обратно в Персию касающияся.

Год 1669, Дек. 3. приезд в Москву Испаганской Компании армян Степана Мишескова и Богдана Салтинова с товарами и бытность их у государя с дарами.

Год 1666, Дек. Челобитная сорока человек Армян, Степана Моисеева с товарищами, о дозволении им в бытность их для торговли в Российском государстве ходить в российския церкви, исповедоваться у российских священников и приобщаться Святых Тайн, как содержавших христианскую веру, чтобы в отдалении от церквей своих не помирать без покаяния.

Годы 1672-1673. Приезд Армянина Григория Лусикова в характере посланника от Персидского шаха Сулеймана для утверждения и пополнения учиненнаго в 1667 г. с Армянами о торговле в России договора. Тут же и переговоры его в посольском приказе с управляющим тогда иностранными делами Окольничим Артамоном Матвеевым и т.д. См. Собрание Актов, относящихся к обозрению Истории Армянского народа. Москва, 1833. Ч. I. Мы привели только некоторые из сотни дел, свидетельствующих о довольно деятельных торговых сношениях джульфинских армян с Россиею. Из этих же дел видно: «что жительствующих в Москве и приезжих Армян царь Алексей Михайлович принимал во дворце и удостоивал Высочайших аудиенций, а в праздник Пасхи всегда до пущал к руке, оказывал лично им милости и делал различныя многостоющия награждения».

В период царствования Петра I, понимавшего ту пользу, которую приносит Каспийское море для торговых сношений с сопредельными иностранными государствами, были приложены огромные усилия для овладения этим регионом. «Петр I думал обратить к этому центру всю индоевропейскую торговлю». Он не щадил средств для этого и поощрял армян к расширению торговли. В жалованной грамоте армянину Питеру Абро в 1717 г., в бытность свою в Амстердаме, Петр Великий говорит: «Дабы ему Питеру и братьям его и прикащикам чинено было во всем и вяще пред другими охранение и вспоможение, дабы на то смотря и другие их братья Армяна и других народов купецкие люди заохочены были то купечество через наши земли в Персиду отправлять».

В 1711 г. вышел указ об исполнении высочайших пунктов о свободной торговле и пр., в 7-м пункте которого сказано: «Персидские торги умножить и Армян, как возможно приласкать и облегчить в чем пристойно, дабы тем подать охоту для большаго их приезда».

Петр I в 1695 г. потребовал от персидского правительства содействия развитию торговой деятельности армянского купечества, что было одним из условий укрепления русско-персидских связей. Проявлением внимания царя к армянским купцам в XYIII веке было предоставление ряда льгот армянской торговой компании из Новой Джульфы. Такое решение явилось благоприятным условием для заключения ряда договоров армянскими предпринимателями с царским правительством.

Майор Серебров (армянин по происхождению) писал в докладной записке от 3 октября 1796 г. главнокомандующему экспедиционным Каспийским корпусом графу Зубову, излагая свои соображения об экономических выгодах продвижения России в Закавказье, и отмечал, что закрепление русских в Закавказье окажется «неприятным для западноевропейских государств». Далее он писал: «Для распространения и улучшения торговли учредить в портах безопасное убежище для торговцев, приезжающих, как-то: в Астрабадской - 1-е, Мазандаранской - 2-е, в Занзилинской - 3-е, в Салманской - 4-е, в Бакинской -5-е; и так в пяти портах Каспийского моря, учредив таможенные наилучшем основании, объявить публично артикул, что из привозимых товаров пошлины взимаемо не будет... Хотя таковое предложение не очень будет приятно некоторым европейским морским державам, что мы приближаемся для открытия торговли с Индестаном и с двух сторон через Персию и Бухарию».

Екатерина II, преемница политики Петра I, в своем рескрипте графу Зубову, отправлявшемуся в персидский поход, указывала: «Быть может, восстановленное спокойствие и порядок в Персии откроют нам богатый торг не только при берегах моря Каспийского, но и внутри передовых персидских областей. Посредством сих последних удобовозможно будет открыть путь в Индию и, привлекая к нам богатейший торг сей кратчайшими путями, чем тот, кому следуют все народы, все выгоды, приобретаемые европейцами обратить возможно будет в пользу нашу...».

Армянские купцы в XYII в. вели торговлю, начиная с Закавказья и Персии через Россию и доходили до Белого моря: «Этот путь через Астрахань вверх по Волге в древних памятниках часто называют «армянским торговым путем» причем в армянских колониях в Астрахани, Москве и других местах России были открыты караван-сараи для армянских купцов».

Значительные территориальные приобретения России на Северном Кавказе второй половины XYIII - начала XIX вв. вызвали необходимость не только расширения торговли, но и экономического освоения богатого природными ресурсами региона, укрепления взаимосвязи между горскими народами, находившимися на более низком экономическом и культурном уровнях развития, нивелирования межконфессиональных отношений. Преодоление возникших трудностей было возможным, в частности, на уровне развития торговли, с помощью которой можно было не только получить значительную прибыль в казну, но и сблизить народы, внедрив новые формы торговых взаимоотношений, распространить в общественную среду горцев элементы европейской культуры. Не менее важной стороной деятельности царского правительства было продвижение на юг и присоединение Южного Кавказа к России с созданием оптимальных условий для влияния на сопредельные государства, расширения торговли путем формирования новых торговых путей на Ближнем Востоке, в Иране, Индии и через Турцию по Средиземному морю в государства Западной Европы. И в этом отношении армяне представляли для российского правительства особую значимость.

Важную роль в торговых связях между Востоком и Европой играли «джульфинские армянские купцы, создавшие торговую компанию, сосредоточившую в своих руках значительную часть торговли шелком, производимым в Шемахе, Гандже и Гиляне».

Торговые пути в Иран проходили по морскому пути через Баку, Ленкорань и далее через Иран в Индию, а сухопутным путем перевозка товаров из Астрахани в Закавказье и Иран осуществлялась через г. Кизляр.

Джульфинские армяне по количеству явок товаров занимали первое место. В начале XYIII века среди торговых людей Закавказья и Персии армяне составляли абсолютное большинство.

Так, по книге 1744 г., из 239 явок торговых людей России было 86 явок русских, 119 армян, 37 торговых татар Астрахани, 6 - астраханских грузин и 2 - астраханских греков. Общее количество явок товаров армянских торговых людей в 1733 году составило 82, 1 %; в 1744 году - 66,47%.

В Россию из восточных стран через Астрахань поступали в основном шелк и шелковые изделия, хлопчатобумажные ткани и изделия из них, хлопчатая бумага, меха, медь и кожи, фрукты, пряности и др. Медь шла из Закавказья и Ирана. Из России экспортировались промышленные товары и сельскохозяйственные продукты.

Армянская компания поддерживала торговые связи с различными странами Европы, но главным контрагентом компании в транзитной торговле являлась Голландия.

По данным ведомостей астраханской торговой таможни о торговых оборотах за 1737-1744 гг. следует, что армянские купцы Персии и Закавказья по привозу товаров в Россию составляли сумму в 1290938 (51,6%) руб., а вывоза - на 216110 (23,6%) руб.

Власти Ирана взымали с армянских и индийских купцов так называемые «шаховые товары», нарушая русско-персидский договор 1732 и 1735 гг.

За 1733-1750 гг. привоз европейских товаров в Персию и Закавказье через Россию был равен 3707116 руб., или 77% от общей суммы привоза. «Обороты армянских купцов в транзитной торговле равны приблизительно 4/5 общей суммы оборотов».

Следует также отметить, что армянские компании, проводившие транзитную торговлю через Россию, имели тесные связи с верхушкой армянского и русского купечества таких городов, как Астрахань, Москва, Петербург, и эти связи являлись одним из факторов, подготовивших присоединение Закавказья и Средней Азии к России.

Деятельность армян на Северном Кавказе привела к развитию внутренней и внешней торговли. В условиях патриархального хозяйства горцев под влиянием торговой деятельности, в основном армян, проводивших в жизнь современные по тому времени формы во взаимоотношениях среди людей, привели к товарно-денежным отношениям в обществе. Но их деятельность не ограничивалась только торговлей. Полученный капитал они, как правило, вкладывали в строительство фабрик, заводов, в развитие различных отраслей развивающейся промышленности.

В этом отношении можно в качестве примера привести торговую и предпринимательскую деятельность армянского населения г. Ставрополя, которая отражена в разделе «Армянская община города Ставрополя». В этом аспекте целесообразно выделить торговую конкуренцию и борьбу за покупателя.

Торговая жизнь города при росте культурного уровня населения вынуждала предпринимателей прибегать к более цивилизованным формам обслуживания покупателей. Наряду с открытием магазинов, приближавшихся по своему уровню к европейским, работники торговли стали широко рекламировать свои товары через газеты, торгово-промышленные справочные книги Ставропольской губернии и периодическую печать. Наступил период профилизации магазинов по реализуемым товарам.

Из рекламной хроники армянских предпринимателей можно выделить ряд объявлений, характеризующих уровень их торговли. Вот некоторые из них:

В газете «Северный Кавказ» за 1903 год было представлено объявление следующего содержания: «В винно-гастрономическом магазине С.М. Пахалова получена икра зернистая, стерляди, рябчики, каплуны, тетерева, фазаны, сиги невские, семга двинская, балыки осетровые, белорыбица, шемая, рыбец и кончушки архангельские, сельди дунайские, королевские и керченские. Сыры: рокфор, бри, камамбер, швейцарский, русско-швейцарский, мещерский и голландский. Всевозможные рыбные и овощные консервы, вина, водки, коньяки, ликеры, шампанские - лучших русских и заграничных фирм.

Или еще: «Универсальный магазин А. Хачумова, Николаевский пр., д. Попова, № 9. Получен большой выбор велосипедов разных фабрик: Бренабор, Сфивт, Б.С.А. и знаменитые английские велосипеды Брок. Кроме заграничных, имеются велосипеды собственного изготовления, превосходящие полностью все заграничные фабрикаты. При магазине слесарно-механическая мастерская, производящая всевозможные работы, починки пишущих машинок, граммофонов и др. изящных слесарных работ».

В другом объявлении сообщалось, что этот же универсальный магазин «имеет всевозможные принадлежности и арматуру, экономические лампочки, принимает оборудование электрического освещения мельниц, фабрик и квартир. Все работы производятся опытными монтерами под наблюдением электромонтера Губарева».

Так, магазин Б.Д. Бедросова предлагал знаменитые пишущие машинки «Цедервиз» с указанием, что при магазине имелась школа обучения письму на пишущих машинках за плату по 5 рублей в месяц.

Объявления в газетах пестрят и другими сообщениями: «В музыкально-художественном, фотографическом, писчебумажном и багетном магазине «Победа» С.М. Тосунова (рядом с почтой, д. № 10), ежедневно получается в большом выборе свежий товар музыкально-художественных, писчебумажных канцелярских принадлежностей и разнообразный модный багет. Фирма удостоена Высшей Благодарностью их Императорского Величества. Фотография С.М. Тосунова, рядом с почтой, д. Могильницкого. Выполняет: группы самых больших размеров, моментальные снимки детей, увеличение его размеров до натуральной величины. Все заказы исполняются скоро и аккуратно, быстрота и добросовестность - девиз фотографии».

Из области садоводства следует выделить объявление садового заведения И.Я. Авсаркисова, в котором сообщается, что оно «отпускает плодовые деревья иностранных, русских и кавказских сортов... Каталоги высылаются бесплатно». Или: «Вновь открытая фруктовая торговля на Театральной улице в погребе под окружным судом С. Мелкумова. Получена большая партия фруктов из имения графа Ф.А. Уварова».

В борьбе за конкурентоспособность хозяева магазинов прибегали к броской рекламе о снижении цен на товары при его высоком качестве. Так звучит извещение от универсального магазина Б.Д. Бедросова в г. Ставрополе. «Настоящим имею честь донести до сведения своих гг. покупателей, что благодаря непосредственному получению товаров с фабрик как заграничных, так и русских, я имею возможность значительно понизить цены на все товары моего магазина и поставить их вне всякой конкуренции, в чем и может каждый убедиться, посетив мой магазин. С совершенным почтением, Б.Д. Бедросов». Его же музыкальный магазин сообщает: «Кто желает по старой цене приобрести разные музыкальные инструменты, то прошу гг. покупателей зайти в мой магазин и убедиться. Как-то: пианино, фисгармонии, граммофоны, патефоны, гитары, скрипки, балалайки, мандолины. Медные инструменты и все принадлежности к ним. Прокат пианино, перевозка, упаковка... Разная мебель лучшей местной выработки. Буфеты, гардеробы, комоды, шкафы; обеденные, письменные и туалетные столы, кровати, умывальники, зеркала, стулья, кресла. При магазине столярно-обойная мастерская»

Интересы своих фирм предприниматели соблюдали очень строго, боролись за конкурентоспособность своих товаров и против их фальсификации.

Одним из примеров может служить сообщение: «Правление Высочайше утвержденного Товарищества чайной торговли и складов: В настоящее время появился в продаже чай под казенной бандеролью в этикетках, умышленно схожих с этикетками нашего товарищества. В предупреждение покупки чая в этикетках, подражающих нашим этикеткам, покорнейше просим гг. потребителей нашего чая обращать строгое внимание на непременное присутствие на этикетках Товарищества изображения Высочайше дарованного Товариществу Государственного Герба, как единственного доказательства действительной принадлежности наших этикеток. Чай, завернутый в этикетки, схожие с нашими, не имеющий Государственного Герба, просим считать не принадлежащим нашей фирме. Братья К. и С. Поповы».

Перечисление длинного списка объявлений свидетельствует о том, что торговая деятельность предпринимателей г. Ставрополя в конце XIX и начале XX веков приобрела характер глубоких преобразований, перехода этой сферы деятельности на цивилизованный уровень торговли, борьбы за каждого покупателя. Подобная схема торговли «продавец - покупатель» и «покупатель - продавец» послужила значительным стимулом в развитии торговли и, соответственно, повышению жизненного уровня населения. Ведь в начале XX века город Ставрополь считался одним из самых богатых городов России.

Торговая деятельность армян Кизляра и Моздока, в свое время входивших в состав Кавказской области, а затем Ставропольской губернии, описана в разделах, посвященных указанным городам. Однако необходимо отразить некоторые особенности, способствовавшие развитию торговли в них. Значение Кизляра на Северном Кавказе было велико, и он находился под пристальным вниманием царского правительства и местных властей. Армяне, расселившись в городе и Кизлярском уезде, оказали значительное влияние на хозяйственное развитие северокавказского края и торговлю. Их вклад в развитие сельского хозяйства и промышленности был неоспоримым. Благодаря их инициативе в регионе получили развитие новые виды сельского хозяйства: шелководство, выращивание марены, сарацинового зерна (рис), виноделие, рыболовство, выращивание хлопка и др. Сбыт указанных продуктов и товаров приносил значительную прибыль их производителям.

Основанный в 1735 г. в 70-ти верстах от Кизляра казенный шелковый завод, основной рабочей силой которого были армяне, приносил как на внутреннем, так и внешнем рынке большую прибыль. А продажа вина и водки (6 тыс. ведер вина и 12 тыс. ведер водки за 1735 г.), не уступавших по качеству европейским, приносила колоссальный доход.

Кизлярские армяне вели широкую торговлю с Дербентом, горскими народами Северного Кавказа, Персией и другими регионами. Основными реализуемыми товарами были: бархат, парча, разные позументы в малых объемах, в больших объемах - халаты, выбойки, ленты, тесьма, зеркальца, разная стеклянная, медная и деревянная посуда, ножницы, кожа, иглы, булавки и др. мелочные товары. Взамен они обменивали их на звериные меха, скотские кожи, на овец, лошадей.

Ссылаясь на Платона Зубова, В.Л. Айрапетян пишет: «Армяне, пользуясь близостью горских аулов и научившись различным наречиям горцев, проникают в самые отдаленные ущелья гор, и пользуясь святостью гостеприимства, производят торговлю с выгодными едва вероятными, доставляя горцам предметы, сделавшиеся уже для них необходимостью: соль, табак, вино, а также круглые фрески, цветной шелк, бумага, одеяла, кофе, перец, имбирь, пряности, душистое мыло, винные ягоды, орехи, финики, сливки, белила, румяна, сурьма, черешковые чубуки, янтари, гребни; в большем же количестве седла, оружие всякого рода, свинец, сталь, ножи, подковы, косы, сукна и покрывала для женщин».

Международная караванная дорога, соединявшая крупные торговые центры Востока и Восточной Европы, проходила по территории Северного Кавказа и Закавказья. Она соединяла крупные торговые центры обширного региона - Шемаха, Ганджа, Дербент, откуда армянские купцы были главными поставщиками шелка, шерсти, марены, сухофруктов, рыбы и других необходимых товаров и продуктов.

Во второй половине XYIII в. усилению в армяно-русской торговли способствовала «Осетинская дорога» или так называемая «Русская дорога», или «Астраханская», по которой купеческие караваны двигались по ней вдоль Терека до Кизляра и прикаспийским степям на Астрахань. Позднее примерно там же была сооружена Военно-Грузинская дорога.

Торговая деятельность армянских купцов не только оживляла экономическую жизнь Северного Кавказа, но и приобщила горцев к прибыльному делу торговли. Они стали ездить по торговым делам в Анапу, Поти, Моздок, Екатеринодар, Владикавказ и другие регионы Северного Кавказа.

Город Моздок, хотя и не находился на оживленных торговых дорогах Северного Кавказа, однако торговая деятельность армянских купцов здесь также находилась на высоком уровне.

Значительное количество моздокских купцов-армян торговали в Астрахани, Тифлисе, Нижнем Новгороде и Харькове в основном иранскими товарами.

С расселением черкссо-гаев вблизи Прочного - Окопа и с образованием армянского аула, а затем Армавира, торговая жизнь армянского населения получила широкое развитие. Предпосылки к этому были достаточно весомыми. Черкесские армяне с самого появления среди горских народов заняли лидирующее положение в торговле и имели богатый опыт в этой области. Поэтому с момента образования аула армянские купцы развернули активную торговлю, наращивая свой потенциал с каждым десятилетием.

Торговые навыки и репутация искусных посредников, а также обладание коммерческими связями и солидными капиталами позволили армавирским армянам превратить село в крупный торгово-промышленный центр.

С середины XIX в. после «упадка волжско-каспийской торговли» решающую роль стала играть сухопутная торговля через Северный Кавказ. В этих благоприятных условиях армянские купцы стали развивать торговую деятельность не только в Предкавказье, но и по новой торговой линии Кизляр - Владикавказ - Тифлис. Наряду с торговой деятельностью они стремились к экономическому развитию ряда регионов Северного Кавказа. И, несмотря на обнародование ряда указов об ограничении привилегий российских армян, армавирским армянским купцам правительство сделало некоторые уступки.

Тесные торговые связи налаживаются между армавирскими и новонахичеванскими армянскими купцами, а также георгиевскими, закубанскими купцами.

С 1834 г. с началом освободительного движения Шамиля, сумевшего привлечь на свою сторону широкие массы горцев и до покорения Западного Кавказа в 1864 г., когда наступил упадок торговли России с горцами, армяне продолжали активную торговую деятельность. Это обстоятельство было обусловлено покровительством местных князей, заинтересованных в поступлении товаров на внутренний рынок.

В конце XIX в. с развитием торговли в Армавире стали образовываться торговые фирмы, которые приобрели известность не только в городе, но и далеко за его пределами: «но Кубани и Тереку, в Ставропольской губернии и на Дону, в таких городах, как Ростов, Екатеринодар, Ставрополь, Владикавказ, Георгиевск, Пятигорск и др. Главные же торговые связи первостепенных армавирских фирм поддерживались с Москвой. Кроме кавказских городов, отделения армавирских фирм возникли впоследствии в Воронеже, Тамбове и пр. Некоторые фирмы перенесли свою деятельность в Москву. Но большинство вели свои торговые операции в Армавире, и во главе тех и других фирм, за немногими исключениями, стояли армяне».

В Армавире в 70-х годах открываются торговые фирмы Гаспарянов, Кусикянов, Поповых, Сеферьяновых, Артемовых, Хачерецянов, Даватянов и других, магазины которых выделялись среди остальных обилием товаров и высоким товарооборотом.

В конце XIX в. своими богатыми торговыми сделками выделялись армянские торговцы-промышленники Тарасовы, Багарсуковы, Аведовы, Унановы и другие. Современная пресса сообщала о торговле мануфактурными товарами: «Специальность местных Армавирских купцов заключается в мануфактурных товарах, и эха ветвь торговли открыла такое широкое поприще, что армавирцы Торосяны, Гаспаряны, Давтяны, Сеферяны и другие, можно твердо отметить, удовлетворяли весь Северный Кавказ. Армавир так прославился мануфактурными товарами, что русские прозвали его «маленькой Москвой».

Мануфактурные товары реализовались не только на внутреннем рынке, но и далеко за его пределами. Многие купцы были постоянными покупателями, и они не ездили за товарами в Москву, Лодзь, а приобретали их в Армавире на более выгодных условиях.

Широкий спектр торговли Армавирских купцов заключался не только в мануфактурной торговле, по и наличием складов с самыми разнообразными товарами, продуктами животноводства, зерновых культур, сельскохозяйственных орудий.

После завершения строительства Ростово-Владикавказской и Новороссийской железных дорог Армавир становится центром экспорта зерновых культур, подсолнечного масла. Через порты Черного моря они отправлялись па рынки зарубежных стран.

Из статистических данных за 1913 г. следует, что по Владикавказской железной дороге из Кубанской области экспортировалось 42 млн. пудов различных видов производства и ввозилось 34 млн. пудов. «Только из Армавира в том же году экспортировалось 18,7 млн. пудов, а ввозилось 15,6 млн. пудов.

В Армавире и Баталпашинске в конце XIX в. по решению Государственного совета создаются банки третьей категории. 3. ЦГИА Груз ССР; Ф. 13. Он. 23. Д. 1332. Л. 5. Цит. по Л.А. Погосяну. В 1910 г. для упорядочения внутренней и внешней торговли и ликвидации спекуляции создана торговая биржа, председателем которой был избран армянин Сергей Мелконович Мхитаров.

Из неполного перечня торговой деятельности Армавира и армянской части торгового населения, в частности, можно утверждать, что к началу Первой мировой войны сформировался значительный слой армянской торгово-промышленной буржуазии, которая при наличии крупного капитала способствовала не только торговле, но и развитию экономического потенциала города.

Примечательна точка зрения Ф.А. Щербины, который отмечает, что «историческая судьба не баловала армавирских армян», что они утеряли свои узденские права и с точки зрения исторического объективизма «туда им дорога»... «Но строго говоря, разве армавирцы не в праве сетовать на то, что с ними не так заботливо, как с другими инородцами и их соотчичами, поступлено было, несмотря на их заслуги перед новым их отечеством и несомненную культурную роль в нем?, и далее «... армяне не остануться инертными и в новом городе, ручательством тому может служить их история, обильная фактами поразительной живучести, необычайной энергии и обилия творческих сил, обнаруженных этой замечательной народностью... Черкесо-гаи становятся русо-гаями по языку, гражданским навыкам и общим условиям жизни».

В терских календарях за 1912-1915 гг. представлены торговые предприятия и промысловые заведения, в списках которых прослеживается значительный процент армян.

Завершая раздел о торговой деятельности армян на Северном Кавказе, необходимо отметить ту важную роль, которую они сыграли в жизни горских народов, в их общественно-политическом сближении с Россией. Несмотря па ряд негативных высказываний в адрес армян, в частности В..Л. Величко, факт-оценки их положительной деятельности, по мнению большинства исследователей, является общепризнанным.

Б.Т. Ованесов "Роль армянского населения Российской Империи в развитии Северного Кавказа", Ставрополь, 2008 г.

Top