Принятие христианства в Армении

В начале IV в., в период царствования Трдата III в Армении произошло крупное событие — принятие христианства и провозглашение его официальной религией.

Христианство, возникшее в I в. н. э. получило во II и III вв. широкое распространение на Востоке и в Римской империи в качестве идеологии эксплуатируемых и обездоленных слоёв общества. Взамен жизненных бедствий и лишений оно обещало людям воздаяние и блаженство в потусторонней жизни. Почти все государства, где нашло распространение новое вероучение, враждебно относились к его последователям, жестоко преследовали их. Но, несмотря на все препятствия, христианство непрестанно развивалось и крепло.

С течением времени, однако, классовый характер христианства меняется. Складывается иерархия христианского духовенства, способного с лёгкостью поставить вероучение на службу господствующему классу общества в качестве тонкого и совершенного орудия обуздания эксплуатируемых масс, примирения их с тяжёлой действительностью. Постигнув эту истину, государства одно за другим меняют своё отношение к христианству, вооружаются им, обращая его в официальную религию. «Тот факт, — писал Энгельс, — что уже через 250 лет оно стало государственной религией, достаточно показывает, до какой степени соответствовало и по обстоятельствам того времени».

Здесь так же, как и в области развития феодальных отношений, Армения шла в первых рядах, что было в большой мере обусловлено её причастностью в предшествующие века к эллинистической культуре и идеологии.

Уже во II – III вв. христианство проникало в Армению с юга — из Сирии и с запада — из Каппадокии и Малой Армении. Христианские проповедники, приходившие оттуда в Армению, развёртывали здесь свою деятельность, которая, по‐видимому, к началу IV в. уже дала определённые результаты.

Трдат III (298 – 330) вначале жестоко преследовал христиан. Об этом повествуют истории («Жития») Григория Просветителя, Рипсиме и её сподвижниц и другие источники. В это время христианство в Армении получило широкое распространение и представлялось государству опасной силой. Гонения на христиан, предпринятые Трдатом III, по времени совпадают с подобными гонениями в Риме при императоре Диоклетиане (в 302 – 303 гг.) и даже, как можно понять из сообщения армянского историка V в. Агатангехоса, были взаимосвязаны. Оба монарха рассматривали христиан как разлагающий элемент, как препятствие на пути укрепления и объединения своих государств и старались устранить его. Другим примером сотрудничества между двумя государствами на этом поприще следует считать поход римского императора Максимина Дайи в 311 г. против христианских общин Малой Армении, которые, вероятно, беспокоили и Трдата. Однако политика преследования христиан уже изживала себя, и император Константин Великий своим известным Миланским эдиктом 313 г. узаконил христианство и объявил его равноправным с прочими религиями Римской империи.

Трдат же пошёл ещё дальше: он полностью порвал с язычеством, запретил его, принял христианство и провозгласил его официальной религией государства. Это произошло непосредственно после Миланского эдикта Константина Великого, вероятно, в 314 или 315 году, и Армения, таким образом, стала первой страной, где христианство было признано единственной и государственной религией. (Традиционно принятой в литературе датой христианизации Армении является 301 год). О социально‐классовых основах такого поворота было сказано выше.

Ход и обстоятельства христианизации Армении нам известны, в основном, из житий, почему и не вполне достоверны, хотя общая картина не вызывает сомнений. Царская власть начинает борьбу с язычеством, наносит удары по его центрам — храмам и капищам, рассеянным по стране, и стремится искоренить язычество. Храмы сопротивляются вооружённой силой, и борьба перерастает в кровопролитную войну, в течение которой были полностью разрушены капища Арамазда, Анаит, Ваагна, Тира, Митры (Михра) и других божеств, жрецы истреблены или рассеяны, храмовые земли конфискованы. На местах языческих храмов основываются церкви и монастыри. Эти сведения подтверждаются результатами археологических раскопок: в фундаментах ряда древнейших церковных сооружений обнаружены остатки языческих храмовых строений.

Во главе церкви в Армении стал Григорий, сыгравший, по преданию, главную роль в деле установления христианства, а ранее жестоко пострадавший от преследований. Соответственно своей роли Григорий получил прозвище «Просветитель». Он был рукоположен в городе Кесарии и, прибыв в Армению, образовал церковную иерархию.

Все эти события послужили лишь началом христианизации Армении, а дальнейший её ход охватывает весь IV век и часть V века. Историки V в. Корюн и Фавстос рассказывают, с каким трудом искоренялось язычество, и не только в народе, но и в нахарарской среде, даже при царском дворе. Многие языческие обычаи и обряды так и не были изжиты; часть их была воспринята христианской церковью, а другая осталась бытовать в народе. В этой борьбе церковь крепла, превращаясь в господствующую идеологическую силу.

Одновременно она набиралась и экономической мощи. Ещё вначале, в период разрушения языческих храмов, к церкви перешли их обширные земли вместе с жившим и трудившимся на них населением. К ним присоединялись всё новые земли. Кроме собственно церковных владений, Трдат III передал сельскому духовенству по семь земельных участков («подымная земля») в каждой деревне и по четыре — в каждом агараке. Церковь получала в дар и много другого богатства.

Таким образом, церковь превратилась в одного из крупнейших феодаловземлевладельцев и в этой роли соперничала не только с. богатейшими нахарарскими домами, но и с самим царём. Это обстоятельство определяло двойственность её политики в борьбе между царём и нахарарством, развернувшейся в IV в. С одной стороны церковь должна была поддержать и поддерживала царя, будучи заинтересована в объединении и централизации государства; с другой стороны, как крупный феодал, она примыкала к нахарарству. Однако, впоследствии, когда армянское государство пало, церковь взяла на себя некоторые его функции и послужила важной опорой в борьбе армянского народа за своё существование и сохранение своей культуры.

Вместе с тем следует также отметить, что насильственное установление христианства, его крайне нетерпимое отношение к другим идеологиям оказали весьма отрицательное воздействие на развитие армянской культуры. Древнеармянская дохристианская цивилизация достигла, как мы видели в предыдущих главах, высокого уровня, накопила значительные ценности духовной и материальной культуры. Христианство же порвало со многими культурными традициями древности.

О событиях периода Трдата III нам известно немногое. В трудах армянских историков V века это время в отличие от последовавших десятилетий представляется как пора мира и согласия между царём, церковью и нахарарством. Вместе с тем в большой греческой надписи из Тигранакерта, относящейся к тому же времени, говорится о восстании этого города против царя, о подавлении восстания и размещении в цитадели города — в предупреждение возможных попыток мятежа — царского гарнизона. Эти два явления — согласие царя с нахарарством и столкновение его с городами — вовсе не противоречат друг другу. Города издревле служили надёжной опорой царской власти, будучи заинтересованы в сильном централизованном государстве, предоставлявшем им известные привилегии. Феодализация нахарарства и его сепаратистские устремления неизбежно оказывались направленными также против городов. Две эти силы — нахарарство и города — в IV в. выступали как соперники. Естественно, что сближение царя с нахарарами оборачивалось против городов, грозило им сокращением или даже ликвидацией их привилегий.

Именно так следует оценить, например, тот факт, что Трдат III принёс в дар нахарарскому роду Камсаракан древний и крупный город Ервандашат. В предшествующие эпохи такое было немыслимо, но теперь, в период феодализации общества и приспособления государства к новым условиям, когда задабривание поднявших голову нахараров ещё считалось лучшим средством сохранения государства, это оказалось возможным. Однако вместе с Трдатом III миновало и время примиренческой политики. Его сын и наследник Хосров III решительно отказался от неё и обратился к политике силы.

Нерсисян М.Г. История армянского народа, Ереван, 1980

Top