Археологические культуры на территории Армянского нагорья

Территория Армянского нагорья - ареал, который был заселен древним человеком и представлен памятниками, охватывающи­ми все этапы каменного века. Самые древние следы гоминидов, населяющих Евразию, сегодня известны на территориях к югу от Кав­каза, и свидетельствуют о том, что первобытный человек (Homo erectus) здесь обитал около 1,8 млн лет тому назад (Любин, 1998. С. 15-41).

Раннеземледельческие общества. Первые стационарные поселения на юго-западе Армянского нагорья (юго-восточные районы современ­ной Турции) появляются в X—VIII тыс. до н.э. В течение двух послед­них десятилетий результаты раскопок ряда памятников юго-восточной Турции (Халлан Чеми, Демиркой, Гёбекли - Тепе и др.) доказали, что в X—VIII тыс. до н.э. эта территория являлась автономным и крупней­шим центром возникновения земледелия (Kozlowski, Aurenche, 2005. Р. 65-86; Neolithic in Turkey. 1999). По всей вероятности, оттуда рас­пространились в соседние регионы нагорья земледелие и связанные с ним культурные нововведения (строительство, металлургия, гончар­ство и др.).

Результаты исследования памятников эпохи неолита и энеолита свидетельствуют о том, что с конца VII тыс. до н. э. производящее хозяйство в большей части нагорья выступает в качестве полностью сформировавшейся системы, основанной на использовании ресурсного потенциала одомашненной фауны и флоры. Данный производственный комплекс, базирующийся на земледельческо-скотоводческом комплекс­ном хозяйстве, стал основой поздненеолитической - энеолитической культуры (первая половина VI-IV тыс. до н.э.) и доминировал в рамках равнинных поселений, в особенности поселений Араратской равнины (Badalyan, Lombard, Chataigner, Avetisyan, 2004. P. 399-420).

Эпоха ранней бронзы (3300-2400/2300 гг. до н.э.) на территории Армении представлена плотной сетью поселений, относящихся к «шенгавитской» или «кура-араксской» археологической культуре. Памятники шенгавитской куль­туры располагаются как в низменных долинах, так и на предгорных и высо­когорных территориях. Равнинные памятники — это поселения, образовавшие искусственные зольные холмы. Поселения предгорных и высокогорных тер­риторий располагаются на естественных возвышенностях, холмах, склонах гор или мысах. На всех этапах ранней бронзы известны как однослойные, двухслойные, так и многослойные памятники, что свидетельствует о том, что наряду с просуществовавшими столетиями поселениями, существовали иные, где человек не продолжал свою жизнедеятельность более 50-60 лет. Среди многочисленных памятников можно выделить крупные поселения, ко­торые окружены меньшими поселениями-спутниками.

Носители шенгавитской культуры хоронили усопших не только на территорнии тех или иных поселений, но и на отдаленных некрополях. «Шенгавитское общество» имело достаточно сложную социальную структуру, и наряду с оседлым населением, там существовали также мобильные, время от времени переходящие из одного места на другое общины (Sagona, 1984; Археология. 1994. С. 8-57; Кушнарева, 1993. С. 51-91).

Основу хозяйства шенгавитского общества составляли поливное земле­делие и пастбищное скотоводство. Среди орудий, относящихся к различным отраслям хозяйства, начинают превалировать предметы из бронзы. Наилуч­шими свидетельствами высокого уровня развития металлообработки являют­ся выявленные на различных памятниках мастерские, огромное количество литейных форм для изготовления оружия, орудий и украшений.

Важное место в хозяйстве древнего населения Армении занимала торгов­ля. Из богатых ресурсами обсидиана и меди регионов сырье экспортирова­лось как в Переднюю Азию, так и в различные отдаленные регионы севернее Кавказа. Более того, в юго-западных и юго-восточных регионах Армянского нагорья носители шенгавитской культуры контролировали транзитные торго­вые пути, что способствовало началу формирования в этих регионах поселе­ний с признаками городской культуры.

О монументальной культовой архитектуре шенгавитской культуры сви­детельствуют храмовые постройки. Это «святилища» в центральных частях поселений, которые представлены в виде комплекса структур, построенных вокруг каменных и кирпичных башен. Женские и зооморфные фигурки, под­ставки подковообразных очагов и сами очаги с выступами в виде голов быка и овна свидетельствуют о том, что в шенгавитском обществе был широко распространен культ «Великой Матери богов» и животных, символизирую­щих плодородие.

Эпоха средней бронзы (2400/ 2300-1500 гг. до н.э.) С начала третьей чет­верти III тыс. до н.э. в бассейне реки Араке и севернее характерны памятники «раннекурганной культуры», которые представлены в Армении исключитель­но погребальными сооружениями. Здесь, наряду с новыми, до того времени неизвестными материалами, еще встречается керамика и оружие, характер­ные для шенгавитской культуры. Основной особенностью данного периода является то, что отмечаются резкие перемены в социальной жизни обществ, заселяющих этот регион. Встречаются одиночные погребальные сооружения очень больших размеров и с богатым погребальным инвентарем.

В основной части Армянского нагорья этот переходный период перемены культурной среды закончился на рубеже XXIII—XXII вв. до н.э. Надвигается вторая волна смены древнекультурной среды, которая связана с распростра­нением новых комплексов «триалето-ванадзорской» культуры. Самые ранние комплексы этой культуры также в основном представлены курганами. «Цар­ские погребения» триалето-ванадзорской культуры (Карашамб, Лори Берд, Неркин Навер, Аруч), которые отличаются своей роскошью и богатством (сосуды из золота и серебра, украшения, принесенные в жертву крупный ро­гатый скот, лошади, дикие животные и др.), свидетельствуют о том, что в со­циальном ландшафте региона произошли коренные перемены, указывающие на появление зачатков ранних государственных образований.

На значительной территории нагорья малочисленные «оазисы» оседлой жизни со свойственными городской культуре элементами были окружены об­ществами, которые вели полукочевой образ жизни и имели достаточно раз­витую культуру.

Относящиеся к триалето-ванадзорской культуре предметы погребений: бронзовые оружия и украшения, посуда из драгоценного металла указывают на то, что в этот период металлообработка и торговые связи становятся на качественно новый, охватывающий большие масштабы уровень. Постепенно распространяется полихромная керамика.

С середины XVIII в. до н.э. в Армении начинается третья волна перемен культурной среды. Наряду с поздними триалето-ванадзорскими комплекса­ми появляются новые археологические культуры (кармир-бердская, севан-арцахская, кармир-ванкская), которые характеризуют о переменах в жизни обществ эпохи средней бронзы данного региона. В отличие от предыдущего этапа, в этот период поселения встречаются во всех регионах Армении. Вме­сте с этим уже не встречаются богатые погребения с роскошным инвентарем, беднеет ассортимент оружий. Широко распространяется монохромная и по­лихромная керамика (Кушнарева. 1993. С. 92-171; Археология. 1994. С. 58 132; Kushnareva, 1997. Р. 81-149; Devedjian, 2006).

В конце XVI в. до н.э. превалируют тенденции взаимообогащения и трансформации данных культур.

Эпоха поздней бронзы - раннего железа (1500-800 гг. до н.э.). На рубеже XVI-XV вв. до н.э. территория современной Армении вновь представлена обществами, формирующими однородную культурную среду. Исследования, проведенные в рамках различных памятников, позволяют сделать вывод, что с этого времени вновь начинаются процессы развития, характерные для го­родских цивилизаций.

Доурартские крепости-поселения Лчашена, Двина, Мецамора, Кармир Блура по сути были многолюдными городами, которые занимали значитель­ное пространство, были укреплены крепостными стенами и мощной цитаде­лью (Мартиросян, 1964. С. 81-231; Мнацаканян. 1961. С. 66-72; Деведжян. 1981. С. 25-58; Хачатрян. /975. С. 127-265). Северные границы распростра­нения крепостей-поселений включают бассейн реки Храми, па западе грани­ца распространения проходит у восточных подножий Мравских и Карабах­ских гор. Большая часть известных на данном этапе крепостей-поселений относится к периодам поздней бронзы и раннего железа («лчашен-мецаморская культура»).

Цитадель, отделенная внутри поселения крепостными стенами, мону­ментальные постройки общественного характера внутри цитадели, скопле­ния «царских погребений» на отдельных памятниках - все это не оставляет сомнения в том, что социальная стратификация общества достигла большого размаха. Основным характерным признаком лчашен-мецаморской культуры является развитая металлообработка. Секиры, различные типы кинжалов, бронзовые пояса, украшения из драгоценных металлов и бронзы, конские удила, телеги, боевые колесницы и т.д. являются яркими свидетельствами развитой металлургии и металлообработки.

Развитие намечается в области художественной обработки металла. От­литые в восковых формах фигурки и скульптурные группы являются не­превзойденными образцами переднеазиатской металлообработки. Эти исключительные образцы художественного металла из Лчашена, Лори-Берда. Мецамора и других памятников не оставляют сомнения в том, что начиная с ранних этапов поздней бронзы в древнейшей Армении уже фигурирует сфор­мировавшаяся элита и элитарное искусство.

Телеги и боевые колесницы, многочисленные образцы митаннийских пе­чатей, а также материалы, характерные для различных регионов Передней Азии, указывают на то, что лчашен-мецаморское общество активно участ­вовало в военно-политических действиях для установления гегемонии на Древнем Востоке в XV-XIII вв. до н.э. Среди государственных образований на территории нагорья особое место занимает Хайаса, название которого оче­видно связано с названием Hayastan (Армения). Согласно надписям хеттских царей, Хайаса была страной с городами и многочисленным населением.

Серьезные сдвиги в жизни общества древнейшей Армении намечаются в первой половине XII в. до н.э. Судя по данным памятников, на террито­рии современной Армении в отдельных районах жизнь в это время как будто останавливается. Если в Лчашене, Артике. Карашамбе были раскопаны сотни погребений XV-XIII вв. до и. э., то погребения XII в. до и. э. или более позд­него периода оказались немногочисленными. Более того, раскопки Гехарота и Цахкаовита (марз Арагацотн) последних лет показали, что жизнь в рамках этих поселений началась с XV в. до н.э. и прекратилась в первой полови­не XII в. до н.э. По всей вероятности, население покинуло эти территории или было переселено вследствие военного давления. Примечателен тот факт, что некоторые памятники Араратской равнины (Мецамор, Двин, Шамирам и др.) доходят до больших масштабов в эпоху раннего железа (XII/XI-IX вв. до н.э.). Эти перемены, связанные с процессами урбанизации, совпадают с распространением железа: образцы оружия, выявленные в погребениях XI-IX вв. до н.э., в основном, железные. Перемены отмечаются и в социальной организации общества. С конца XIII - начала XII в. до н.э. появляются по­гребения «профессиональных воинов», в обществе формируется «пласт во­енных». В период раннего железа (XII в. до н.э.) на арену событий вступает также конница. Ярким свидетельством этого являются изображения конных воинов на поясах и больших сосудах. Именно эту военную силу и противо­стояние крепостей одолевали правители Вана для расширения своей власти севернее реки Араке.

Памятники эпохи Ванского царства. С формированием в IX в. до н.э. го­сударства Урарту население Армянского нагорья вступило в новую фазу ис­торического развития. В результате прогресса предыдущих культур бронзо­вого и железного веков коренное население нагорья было вовлечено в новые, цивилизационные процессы, характеризуемые появлением централизован­ной государственной власти и военной структуры, развитием городов и городских обществ, ирригационной системы, широким применением письмен­ности и др. Все эти признаки наблюдались уже в конце бронзового - начале железного века (XIII—IX вв. до н.э.), когда шел процесс объединения племен Наири.

Центр нового государства, целиком занимавшего Армянское нагорье, на­ходился в районе озеро Ван и получил свое название, как и город Ван, от на­звания Биайни(ли) клинообразных надписей. Хотя Ванское царство просуще­ствовало недолго (IX - начало VI в. до н.э.), ему на некоторое время удалось стать одним из могущественнейших государств Передней Азии. Культурное влияние Урарту было особенно сильно в северной части Передней Азии. Оно далеко распространялось за пределами государства и доходило до стран Средиземноморья (Pallotino, 1958. Р. 29-52). Неоспорим также вклад Урарту в формирование культуры и искусства последующего Ахемеиидского госу­дарства (Тирацян, 1964).

За последние полвека па территории Республики Армения, Ирана и Турции (Западная Армения) изучены многочисленные урартские памятни­ки. Основные археологические работы проведены в Восточной и Западной Армении. Начало исследованию истории и культуры Байского царства было положено в 20-30-х годах XIX в. с систематическим изучением и расшиф­ровкой урартских клинописных надписей европейскими и русскими восто­коведами (Ф. Шульц. А. Мордтман, Л. Сейс, М.В. Никольский. Н.Я. Марр, И.И. Мещанинов, К.П. Патканов и др.). Наряду с изучением урартской кли­нописи производились археологические раскопки в центральной части Бай­ского царства. Столица Байского царства - Тушпа построена на восточном берегу Байского озера, на высокой скале у города Ван. Она окружена мощ­ными стенами и башнями царя Сардури I (начало IX в. до н.э.). Исследова­ние Байской скалы и крепости Топрах-кале (Русахинили) близ города Ван, построенной Русой 1 в 735 г. до н.э., проводили американская, немецкие ар­хеологические миссии в 70-90-х годах XIX и начала XX в. В 1911-1912 гг. и 1916 г. эти работы были продолжены И.А. Орбели и Русской археологиче­ской экспедицией, в 1938 г. - вновь американской экспедицией (Марр, Орбе­ли, 1922; Barnett, 1950. Р. 1-43).

С 1924 г. Комитетом охраны древностей Армении во главе с академиком архитектуры А.И. Таманяном началось активное изучение урартских памят­ников на территории Восточной Армении. Работы велись по двум основным направлениям - изучению эпиграфических памятников и археологическому исследованию крепостей и поселений. Эти работы увенчались успехом и выявили большое количество объектов, среди которых по своей значимости выделяются Кармир-блур. Арин-берд, Нор-Баязет, Цовинар (Пиотровский, 1959. С. 7-26).

Раскопки урартского города Тейшебаини на холме Кармир-блур в 1939— 1941 гг., проводимые экспедицией Государственного Эрмитажа и Армянско­го филиала АН (руководитель Б.Б. Пиотровский), а затем возобновленные в 1945 г., за 17 лет систематических раскопок дали громадный археологический материал (Пиотровский, 1950; Пиотровский, 1952; Пиотровский, 1955; Ога­несян. 1955). Этот город, основанный в середине VII в. до н.э. царем Русой II, являлся крупным административным центром региона. Открыты обширные кладовые для хранения продуктов земледелия и скотоводства, которые затем перерабатывались в мастерских. Найдены также многочисленные предметы ремесла: железные и бронзовые орудия и оружие, слитки бронзы, деревян­ные изделия, ткани и пряжа, высокохудожественные бронзовые предметы (шлемы, шиты, колчаны, чаши, предметы конского убора) с именами царей Менуа, Аргишти I, Сардури II, Русы I.

В цитадели Тейшебаини, как и в других подобных центрах Передней Азин находился хозяйственный архив с глиняными клинописными табличками.

Развалины города Эребуни находятся неподалеку от Кармир-блура, на южной окраине Еревана, на холме Арин-берд, которые стали известны архео­логам еще в 1894 г. благодаря находке камня со строительной надписью царя Аргишти. В 1947 и 1948 гг. кармир-блурской экспедицией на холме были предприняты разведочные работы и в 1950 г. найдены два камня с клинопи­сями. В одной из них, принадлежащей Аргишти I, сообщалось о постройке Эребуни в 782 г. до н.э., что дало возможность при помощи клинописи, най­денной на холме Арин-берд, определить точное местонахождение урартского города Эребуни. Эта надпись является также официальной датой основания столицы Армении - Еревана.

В крепости было раскопано мно­жество монументальных сооруже­ний - храм бога Халди, большой и малый дворец с колонным залом, так называемый храм Суси, найдены остатки росписей (Ходжаш и др., 1979. С. 54-71).

Хозяйственные помещения были огромными зернохранилищами и кладовыми для вина. К востоку от цитадели частично уцелели город­ские кварталы.

Крупнейшим экономическим, культурным и культовым центром Ванского царства на территории Восточной Армении был город Аргиштихинили в самом сердце Ара­ратской долины, основанный царем Аргишти I в 772 г. до н.э. История изучения города Аргиштихинили тесно связана с возникшим в его пределах Армавиром - древней сто­лицей Армении, о которой упомина­ет историк V в. Мовсес Хоренаци. В его двух цитаделях (восточной и западной) найдены клинописные надписи Аргишти I, Сардури II, Русы III. В результате археологиче­ских исследований выяснилось, что город застраивался и расширялся в течение 200 лет. Западная крепость Аргиштихинили занимала площадь в 2 га. В современном своем виде она состоит из целого ряда архитектурных сооружений, дворцового здания с большими жилыми покоями, парадно­приемными помещениями, с колоннами, тремя храмами, зернохранилища­ми. Все сооружения окаймлены мощными крепостными стенами в два-три ряда. Мощная цепь хозяйств, ремесленные мастерские и городские квар­талы располагались на сети больших и малых каналов. Аргиштихинили своей планировкой довольно схож с знаменитыми городами Ассирии и Вавилона.

В постсоветские годы также продолжаются раскопки урартских памятни­ков. Исключительно интересные материалы дали раскопки дворца-крепости Диди-конд в Ошакаие VII в. до н.э. (Есаян, 1985; Есаян. Калантарян. 1988; Калантарян, Мелконян. Жамкочан, 2003).

Начиная с 1994 г., усилиями армяно-итальянской экспедиции исследова­ны многие урартские крепости в бассейне озера Севан (Biscione and others. 2002). На территории Западной Армении археологическое изучение урарт­ских памятников возобновилось во второй половине XX в. раскопками та­ких крупных центров как крепость Алтын-тепе с двухэтажными крепостными стенами, храмом и дворцовыми сооружениями и фресками (Ozguc, 1961. Р. 253-290; Ozguc, 1969. Р. 256-263).

Крепостной комплекс Чавуш-тепе (Айкаберд, Сардурихинили) нахо­дится недалеко от города Ван и состоит из двух крепостей с дворцовыми, храмовыми жилыми и хозяйственными помещениями (Есаян. Килииджян. 1991; Erzen. 1979. Р. 1-15). К северу от Вана расположена крепость Аянис (Русахинили клинописной надписи) с храмовыми зданиями, украшенными рельефными изображениями. Здесь же найдены художественные предметы из бронзы, железа, серебра и золота (Cilingiroglu, 2006. Р. 135-142). Мощный крепостной ансамбль Кайали-дере (Мушская долина) был построен в конце IX в. до н.э., имел две крепости, башневидный храм, перекрытый, по мнению исследователей, двускатной крышей и украшенный фресками (Есаян. Абаджян, 1991. С. 110-121; Burney, 1966. Р. 55-111). Раскопаны также крепости, большие и малые поселения в других местах - Адильджевазе, Бастаме, Зернаки-тепе (Bilgic, Ogiin, 1967. Р. 65-112). Наряду с раскопками в Восточной и Западной Армении фортификационных и жилых сооружений раскрыты и исследованы многие культовые и погребальные сооружения - подземные, пещерные и скальные гробницы, святилища, различные помещения, выруб­ленные в скале каналы и др.

Эпоха Ахеменидов и античности (VI в. до н.э. - III в. н.э.). После паде­ния Урартского государства по всей территории Армянского нагорья были созданы новые условия для развития раннеармянской культуры в период ди­настии Ервандидов. Центром и столицей государства по-прежнему оставался древний город Ван, продолжали функционировать другие крупные урартские центры - Эребуни, Аргиштихинили - Армавир и другие, о чем свидетель­ствуют письменные источники и результаты археологических работ. Вскоре Армения была покорена державой Ахеменидов и оставалась в ее составе око­ло 200 лет (VI-IV вв. до н.э.).

Армавир. Найденные в Армавире урартские надписи, а также сведения армянских историков и греческие надписи, обнаруженные у подножья Ар­мавирского холма, результаты археологических раскопок свидетельствуют о культовом характере Армавира как в урартский период, так и последующее время (Мартиросян. 1967. С. 225, 227). В ахеменидский период Армавир представлял собой храмовый центр и крупное поселение и в конце VI в. до н.э. стал столицей армянского государства (Тирацян, 1988. С. 22). Урартская крепость, как показывают археологические раскопки, продолжала функцио­нировать и в эллинистическое время (Карапетян, 2003. С.11).

Ван. Столица Урарту Тушпа стала первой столицей первого армянского государства, образовавшегося в VI в. до н.э. (Еремян, 1953. С. 103). В годы ахеменидского владычества Ван был главным центром XIII сатрапии, а затем объединенной Армянской сатрапии, упоминаемой Ксенофонтом. Древнепер­сидская надпись Ксеркса на Ванской скале, рассказывающая о строительных работах, а также археологические находки, хранящиеся в различных музеях, свидетельствуют о том, что жизнь старого города не прекращалась (Тирацян, 1988. С. 22; Пиотровский, 1959. С. 117).

Эребуни. Раскопки крупного урартского города Эребуни выявили так­же послеурартский слой VI-IV вв. до н.э., с характерным археологическим материалом. Стратиграфические данные показывают, что в указанное время произошли перестройки и реконструкции прежних зданий. Результатом перестроек VI-IV вв. до н.э. являются колонный зал (ападана), Большой и Малый храм огня, храм Суси (Оганесян, 1961; Тирацян, 1960; Тирацян: 1988. С. 24-30). Особенно интересны серебряные ритоны ахеменидского времени из клада, случайно обнаруженного на территории бывших городских кварта­лов (Аракелян, 1971).

Наряду с перечисленными выше крупными центрами раннеармянского времени по всей территории Армянского нагорья известны памятники этого периода. На дороге из Араратской равнины в район бассейна озера Севан, около современного Казаха на холме Сары-тепе находился другой центр ахеменидского времени с архитектурным комплексом (Тирацян. 1964. С. 72-74). Большой интерес представляют изделия художественного ремесла и ювелир­ного дела, найденные в районе городов Ерзнка и Эрзерум (Западная Армения), ярко свидетельствующие о наследовании урартских традиций в ранне­армянское время.

Изучение армянских памятников античной эпохи началось в 1880 г., когда были предприняты раскопки древней столицы - Армавира (Уваров. 1882. С. 439 449). Затем известным архитектором Т. Тораманяном исследо­ваны памятники и собран материал о крепостях, поселениях и могильниках. В ходе археологических работ в древнем Армавире были сфотографированы и описаны греческие надписи, наземные памятники (Аракелян. Мартиросян, 1967). Большое значение для изучения гарнийской крепости и античного хра­ма имели работы, предпринятые Русским археологическим обществом под руководством Н.Я. Марра.

Однако систематическому изучению эллинистической культуры Армении положили начало раскопки крепости Гарни в 1949 г., которая стала извест­на своими первоклассными памятниками и находками, характеризующими культуру первых веков н.э.: (см. рис. 332): раскопан дворцовый комплекс и обнаружен мозаичный пол античной бани, найдены обломки мраморных ста­туй, греческая надпись (Аракелян. 1951, 1957; Тренер, 1953).

Были проведены раскопки древнего Вагаршапата на месте современного Эчмиадзина, где был открыт античный некрополь, надгробный памятник с греческой надписью, разнообразный археологический материал, характери­зующий культуру первых веков нашей эры.

В 1970 г. начались систематические раскопки Арташата (Артаксаты ан­тичных авторов), другого важнейшего центра античной Армении и ее столи­цы во II в. до н.э. - IV в. н.э. Основанный в 189-188 гг. до н.э. царем Арташе­сом I в качестве столицы объединенной Армении, он сохранял свой статус на протяжении более чем 500 лет. Раскинутый на 12 холмах и прилегающей к ним равнине, на перекрестке международных торговых путей, этот город занимал чрезвычайно удобное место как в стратегическом, так и экономи­ческом отношениях. Город имел хорошо отлаженную систему коммунально-­хозяйственных сооружений: водопроводную сеть, дренажную систему, стоки для дождевых вод, систему бань. Поражает обилие остатков архитектурных сооружений, разнообразие археологических материалов, богатство предме­тов искусства: остатков огромной общественной бани с мозаичным полом, мраморной скульптурой Афродиты, обломками других мраморных и бронзо­вых статуй, терракотовых статуэток и т.д. (Аракелян. 1976; Хачатрян. 1981. С. 116; Khachatrian, 1998. С. 143).

Среди огромного количества находок своей исключительной научной значимостью выделяется архив Арташата с 8 тыс. глиняных оттисков печатей (Хачатрян, Неверов, 2008).

Письменные источники, лапидарные надписи, а также археологические раскопки предоставляют собой довольно значительные данные о городах За­падной Армении III в. до н.э.

Древнейшими городами Софено-Коммагенского царства были Самосата и Самокерта, названия которых восходят к имени коммагенского царя Сама (первая половина III в. до н.э.). Самосата стояла на Евфрате и через нее про­ходила дорога из Малой Азии в Армению. Об этом свидетельствуют остатки рельефов и греческих надписей (Манандян, 1954. С. 30 и далее).

О городах, связанных с именем правившего в 40-х годах III в. до н.э. царя Аршама, известно благодаря археологическим раскопкам. Город Аршамашат - античная Арсамосата (Тирацян. 1976. С. 135-138) находился на берегу реки Арацани (Восточный Евфрат) (Kcban Project 1969). С име­нем царя Аршама связан коммагенский город Арсамея-на-Евфрате с сохранившимися греческими надписями, рельефами эллинистического време­ни и т.д.

О столице Армении - городе Еруандашате (последняя четверть III в. до н.э.) сообщает историк Мовсес Хоренаци (Хоренаци, II, 49). Город был расположен у слияния реки Араке с ее левобережным притоком реки Ахурян (Аракелян. 1965) па двух террасах, опоясанный длинными крепостными сте­пами с башнями. Особое внимание привлекает здание с контрфорсами и уг­ловыми выступами (Арутюнян. 1955. С. 55). Четко вырисовываются улицы с развалинами домов по обеим сторонам, выделяются отдельные кварталы. Город просуществовал около 500 лет и был разрушен персами в 360 г. н.э.

В 2006 г. начались раскопки г. Тиграиакерт (I в. до н.э.) в Арцахе, постро­енного царем Великой Армении Тиграном II. В результате раскопок 2006-2010 гг. раскрыта часть крепостных стен цитадели, фундаменты вырублен­ных в скале стен укрепленного квартала, опорная стена одной из террас того же квартала, раннехристианская базилика центрального квартала и т.д. (Культурные исследования в Арцахе..., 2009).

Памятники средневековой Армении. Раскопками столицы Багратидского царства города Ани были заложены основы научного изучения памятников средневековой Армении. Анийская экспедиция во главе с выдающимся кав­казоведом и арменоведом Н.Я. Марром в 1892-1917 гг. стала своеобразной школой, в которой сформировались известные в будущем ученые-арменоведы И. Орбели, Т. Тораманян, Н. Адоиц, А. Калантар и многие другие. Раскопки Ани положили начало исследованиям проблем градостроительства, развития городов и городской жизни, ремесленного производства, различных сторон городского быта, а также деятельности и значения монастырей в эпоху Сред­невековья (Марр, 1934).

Систематическое изучение средневековых памятников получило особый размах в конце 30-х годов XX в. В 1936 г. были предприняты раскопки раннесредневековой столицы Армении - города Двина, которые продолжаются по сен день. В результате многолетних раскопок открыты и расчищены раз­личные гражданские и культовые сооружения, производственные постройки, обнаружен огромный археологический материал, который предоставил воз­можность обрисовать хронологическую картину жизни крупного городского центра всего Закавказья (Кафадарян, 1952). В Двине были высоко развиты различные ремесла - кузнечное, оружейное, ювелирное и т.д. (Калантарян, 1970; Калантарян, 1976; Калантарян, 1978).

В том же 1936 г. совместная экспедиция Армянского филиала и Государ­ственного Эрмитажа под руководством академика И.А. Орбели предприняла раскопки крепости Амберд. Было раскопано дворцовое сооружение, баня, подземный ход. Художественные изделия из бронзы, различные виды ору­жия. разнообразная керамика и другой материал имеют важное значение для исследования материальной культуры всех регионов Передней Азии. Раскоп­ки крепости Амберд были продолжены в 1963-1968 гг.

Одними из важнейших разделов и составляющих средневековой археоло­гии Армении являются письменные источники рукописные и эпиграфиче­ские. Тома «Корпуса армянских эпиграфических надписей» и многие другие работы посвящены освещению различных сторон политической, социально-экономической жизни, правовых отношений, духовной и материальной куль­туры армянского народа (Свод армянских надписей. 1966-1999).

Археологическое изучение памятников средневековой Армении шло по нескольким направлениям. Раскапывались крепости и укрепленные дворцы, относящиеся к различным этапам Средневековья. Так, например, крепость «Закари берд» (III-IV вв.) выявила структуру военной стоянки эпохи Аршакидов, расположенной на линии знаменитой в древности «Царской дороги» (Асатрян Е., 2005). С точки зрения изучения фортификационных комплексов большой интерес представляют результаты раскопок дворца-крепости в селе Варденут (Арагацотн). Этот тип прямоугольного в плане и снабженного в углах мощными полукруглыми башнями сооружения было широко распро­странен в эпоху раннего Средневековья и зафиксирован в различных местах Армении (Кош, Ернджатап).

Классическим примером обнесенного стенами города является город-крепость Лорэ, ставший столицей маленького Ташир-Дзорагетского царства в эпоху Багратидов и сохранившего свое значение вплоть до конца XVIII в.

В селе Даштадем (X в.) раскопана знаменитая крепость с цитаделью и дворцовой церковью. Найдены армянские, греческие и арабские надписи. Раскрыты остатки производственных и коммунальных сооружений (давилен, водопровода, бассейнов и т.д.). Для городской округи столицы Ани харак­терны пещерные жилые и производственные комплексы, датируемые XII в. Меньшие по масштабам комплексы обнаружены на примыкающей к город­ской округе столицы Ани, близ монастырского комплекса Оромос, а также у современного города Спитак. Выбитые в скале архитектурные детали (колон­ны, арки, сводчатые потолки, ниши), а также обнаруженный археологический материал датируется IX-XVII вв.

В 1960-1990 гг. большое место уделялось исследованию монастырских комплексов и церквей как центров духовной и научной деятельности средне­вековой Армении. С 1966 г. раскапывается и расчищается монастырь Ваанаванк с прилегающими склепами и захоронениями сюникских владетельных князей. Раскрыта церковь Сурб Лусаворич с роскошным архитектурным декором. Особенно примечательны раскопки и расчистка древней церкви Св. Шогакат в первопрестольном Эчмиадзине, которые подтвердили достоверность сведений историка V в. Агатангелоса о том, что эта церковь была возведена в V в. на месте гибели одной из святых дев-мучениц Рипсимян.

В 1970-2005 гг. раскопаны и расчищены многочисленные памятники культовой архитектуры. Это раскопки и реставрация раннесредневекового Цицериаванка в селах Акори (Лори), Алиту (Сюник), Андаберд (НКР), Цахац-кар (Котайк), Мармашен (Ширак), монастырский комплекс Арич (Ширак) и Сурб Саркис с церковью, притвором, колокольней, общественными и жилыми комплексами (Арагацотн), Техеняц ванк (Котайк) с церквами, притворами, трапезной, галереями. В 2005 г. начались раскопки в средневековом центре Ехегис (Вайоц дзор), где было обнаружено еврейское кладбище XII—XIII вв.. свидетельствующее о жизни еврейской общины в средневековой Армении.

Всестороннее археологическое исследование средневековых памятников Армении является также основой для освещения ряда проблем материальной и духовной культуры Армении в контексте культуры всего переднеазиатского региона.

Народы и культуры. Армяне. В.А.Тишков, С.В.Чешко. Москва, 2012.