Армяно-азербайджанский территориальный спор и Лига Наций

Карабах

Баку претендовал на 60% всей площади Закавказья в довоенных границах Российской империи, включая Карсскую область, т. е. и на ту армянскую территорию, которая по Московскому договору 1921 г. была подарена большевиками Турции за ее обещание участвовать в «мировой революции». Помимо территорий Армении и Грузии, Азербайджан претендовал и на часть Северного Кавказа — Дагестан. К своей территории Азербайджан относил Батум, Ахалцих, Карс, Ардаган. Его государственная граница должна была проходить по пригородам Тбилиси и Еревана.

Определяя свое отношение к вопросам территориального разграничения Азербайджана с соседними государствами, Лига Наций опиралась не только на представленные им документы, но и на свои исследования. Секретариат Лиги Наций специально изучал территориальные споры Армении с Азербайджаном. Вопрос об отказе принять Азербайджан в Лигу Наций представляет интерес в нескольких отношениях.

Прежде всего, это оценка международным сообществом территориальных притязаний мусаватистского Азербайджана. Вспомним, что советский Азербайджан добился включения Нагорного Карабаха в состав своей территории обманным путем, утверждая будто его предшественник — мусаватистский режим обладал этой территорией на законном основании — де-юре. Нынешний Азербайджан претендует на Нагорный Карабах как правопреемник мусаватистской Азербайджанской республики.

Защитники азербайджанской позиции искажают и этот эпизод истории международных отношений, когда утверждают, что Армения не была принята в Лигу Наций по тем же основаниям, что и Азербайджан. Даже если бы такое утверждение соответствовало действительности, это означало бы, что международное сообщество признавало спорный статус Карабаха в равной мере — как для Азербайджана, так и для Армении.

Обратимся к текстам решений Пятого комитета, который отверг просьбу Азербайджана о приеме в Лигу Наций. Прежде всего, статус заявителя: заявление о приеме было подано делегацией правительства, которое находилось у власти в Баку до 28 апреля 1920 г. В решении Комитета о территориальных правах Азербайджана говорится следующее: «Спор о границе с Грузией и Арменией не позволяет определить, являются ли границы Азербайджанского государства окончательно установленными…».

В последние дни существования правительства Республики Армения, ее делегация в Лиге Наций, настаивая на территориальной принадлежности Карабаха Армении, разъясняла мотивы, которые определяли признание ею статуса этой области как спорной территории. Так, в новом меморандуме председателя армянской делегации А. Агароняна, представленном 2 декабря 1920 г. Генеральному секретарю Лиги Наций Эрику Друммонду в связи с рассмотрением в Пятом комитете вопроса о принятии Армении в эту международную организацию, указывалось, что «три важных района — Карабах, Зангезур и Нахичеван, являющиеся составной частью армянского плоскогорья, оспариваются».

Территориальный состав Республики Армения, включавший и Карабах, был зафиксирован в ряде официальных и служебных документах Лиги Наций. Так, согласно меморандуму Генерального секретаря Лиги Наций от 16 февраля 1921 г. территория Республики Армения после заключения перемирия с Турцией, т. е. в пределах довоенной русско-турецкой границы 1914 г., «в целом соответствовала российской Эриванской губернии, Карсской области и части территории Карабаха в Элизаветпольской губернии», хотя, как отмечается в этом документе, некоторые районы оспаривались Азербайджанской республикой и Грузией.

Акт отказа Азербайджана от претензий на спорную область Карабаха в пользу Армении был должным образом воспринят международным сообществом. Он, в частности, был зарегистрирован в резолюции Ассамблеи Лиги Наций, принятой на ее 30-м заседании 18 декабря 1920 г. Отметив, что еще 11 ноября того же года между Ереваном и Москвой было заключено соглашение, по которому советские войска должны были оккупировать «спорные» территории «впредь до заключения окончательного мирного договора», резолюция констатировала, что Азербайджан «по настоянию Советов вернул Армении Зангезур и Карабах». В меморандуме Генерального секретаря Лиги Наций от 27 января 1921 г. содержалась информация о заключении 11 ноября 1920 г. соглашения между Армянской Республикой и Советской Россией о временной — «до окончательного заключения мира» — оккупации спорных территорий. Там же приводится информация о сообщении радио Москвы, относительно советизации Армении и «возвращении Азербайджаном Зангезура и Карабаха Армении по настоянию Советов».

Меморандум «Сведения об Армении, адресованные министру иностранных дел (на конец февраля 1921 г.)», представленный 4 апреля 1921 г. Французской службой Лиги Наций, содержит, в частности, следующую констатацию: «Советская Россия признает полную независимость Армении и ограничивает ее территорию следующими районами: Армения российская с Нагорным Карабахом (равнинная часть — Азербайджану), Зангезур и Нахичеван полностью, Карс и Карсская область, кроме остающегося у турок, Борчало полностью (область, на которую ныне претендует Грузия, которая ее оккупирует)».

В подготовленной в марте 1921 г. для государств — членов Лиги Наций справке-ноте Генерального секретаря, содержавшей изложение последних событий в Армении на основе итальянских источников, описан ее территориальный состав после заключения советско-турецкого договора 1921 г.: «В промежутке Советы удовлетворили требование Армении, вернув ей районы Карабаха, Зангезура и Нахичевана, которые незадолго до этого были захвачены у нее Азербайджаном, но вследствие протестов кемалистов Советы в последний момент согласились оставить район Нахичевана в руках турок... Таким образом Республика Армения состоит теперь из районов Еревана, Эчмиадзина, Сурмалу, Александрополя, Карабаха, Зангезура и небольшой территории (часть которой оспаривается) в грузинской губернии Тифлис».

В справке «Армянский вопрос», подготовленной в Секретариате Лиги Наций 12 марта 1921 г. и переданной на рассмотрение Генеральному секретарю организации 14 марта 1921 г. для последующего направления Государственному секретарю США, в частности, указывается: «Советская Россия передала Армении территории Карабаха, Зангезура и Нахичевана, которые были отняты у нее татарами Азербайджанской Советской Социалистической Республики, но Нахичеван в последнюю минуту был вновь отобран у армян самими русскими и отдан туркам». На цессию Карабаха как составного элемента территориального урегулирования указывалось и в специальной записке, подготовленной 12 апреля 1922 г. для Лиги Наций будущим классиком истории международных отношений Арнольдом Тойнби. В ней Карабах и Зангезур рассматриваются как «горная страна (в основном населенная армянами), переданная при посредничестве московского правительства от Азербайджана Ереванской республике после установления советского режима в обеих республиках».

Знакомство с документами Лиги Наций однозначно подтверждает, что: 

1) международное сообщество рассматривало Карабах как территорию, изначально принадлежащую Армении, а в промежуточном состоянии до отказа Азербайджана от территориальных претензий в пользу Армении как международный территориальный спор, подлежавший урегулированию мирными средствами;

2) Лига Наций принимала во внимание признание наличия территориального спора из-за Карабаха самими сторонами этого спора — республиками Азербайджана и Армении и их официально выраженную готовность к его урегулированию мирными средствами;

3) возвращение Карабаха Армении после установления там советской власти рассматривалось в Лиге Наций как восстановление ее нарушенных территориальных прав и территориальной целостности.

Вынесение арбитражного решения президента США полностью исключило возможность ссылаться на неопределенность границ в качестве юридического основания для отказа или отсрочки включения Армении в состав Лиги Наций. Однако с политической точки зрения Лига Наций сталкивалась с неразрешаемой задачей. Она должна была защищать государство-члена организации от агрессии государства, совершившего геноцид армянского населения этой территории. Организационный порок Лиги состоял именно в том, что созданная для недопущения агрессии, она была лишена политических и военных возможностей для выполнения этой высокой миссии. Именно поэтому, не сумев стать действенным инструментом мира, она через два десятилетия прекратила свое существование. Армения стала первой жертвой слабости Лиги Наций. Вместо того, чтобы защитить жертву агрессии, Лига, сославшись на свою слабость, отдала ее на растерзание. Это был, по выражению Мотта, величайший позор в истории человечества.

Единственный положительный результат деятельности Лиги в контексте армяно-азербайджанского территориального разграничения — это констатация факта отсутствия у Азербайджана прав на спорные территории. В памятной записке МИД Великобритании «Армения и Кавказ» (сентябрь 1920 г.) относительно сути территориального спора между Арменией и Азербайджаном, в частности, указывалось: «Армянская республика Эривань, которая прежде входила в состав Российской империи, состоит из следующих девяти русских административных округов: Эривань, Ново Байазет, Сурмалинск, Эчмиадзин, Александрополь, Карс, Кагызман, Олти, Ардаган…

Округа Шарур-Даралагез, Нахичеван, Зангезур и западная часть Карабаха являются предметом спора между Арменией и татарами Азербайджанской республики. Летом этого года, после того как Азербайджанская республика присоединилась к большевикам, Армения подверглась нападению с обеих сторон и подписала соглашение, предусматривающее как временную меру уступку этих территорий Советской России… В момент написания этой справки Республика Армения подвергается нападению банд турецких националистов вдоль ее южных границ, в то время как азербайджанские татары и советские войска отвлекают на себя ее силы в Нахичеване и Зангезуре».

Вопрос о территориальном споре между Арменией и Азербайджаном всплыл еще раз на международном уровне, когда Пятый комитет Ассамблеи Лиги Наций обсуждал просьбу Азербайджанской демократической республики принять ее в члены Лиги Наций. Пятый комитет мог просто отклонить эту просьбу как заявку несуществующего уже государства, хотя руководитель делегации мусаватистского правительства АДР А. Топчибашев пытался убедить в официальном письме П. Гимансу от 7 декабря 1920 г., что правительство АДР находится в Гяндже и все еще контролирует большую часть территории страны и т. д.

Но Пятый комитет счел нужным отклонить просьбу АДР из-за неурегулированности ее территориальных споров с Арменией и Грузией. «Существуют пограничные споры с Грузией и Арменией, — подчеркивалось в докладе Комитета. — Некоторые соглашения относительно будущего их урегулирования были достигнуты. Но они не оставляют впечатления столь всеохватывающих и окончательных, чтобы можно было бы утвердительно заявить, что было обеспечено окончательное определение границ страны».

Не помогло и заверение А. Топчибашева, что «заинтересованные правительства найдут возможность урегулирования этих споров путем взаимных уступок. Если, однако, эта надежда не осуществится и если эти споры не смогут быть решены на месте, то делегация Азербайджана не сомневается, что три Закавказские республики обратятся к Лиге Наций…». В качестве спорной территории с Грузией руководитель азербайджанской делегации назвал «округ Закаталы, с Арменией — Карабах и Зангезур…», которые, по его словам, «были оставлены под управление Азербайджана решением бывшего представителя Союзных держав на Кавказе».

В последние дни существования правительства демократической Республики Армении, ее делегация в Лиге Наций, настаивая на территориальной принадлежности Карабаха Армении, разъяснила мотивы, которыми определялось признание ею статуса этой области как спорной территории. Так, в меморандуме руководители армянской делегации А. Агароняна, представленном 2 декабря 1920 г. Генеральному секретарю Лиги Наций Эрику Друммонду в связи с рассмотрением в Пятом комитете вопроса о принятии Армении в эту международную организацию, указывалось, что «три важных района — Карабах, Зангезур и Нахичеван, являющиеся составной частью армянского плоскогорья, оспариваются татарами. Эти конфликты, — говорилось далее в меморандуме, — приводили в течение этих трех лет к кровавым столкновениям, которые продолжались до дня, когда Советское правительство [РСФСР], завладев Азербайджаном, заняло эти районы и предложило Армении оставить их под своей временной оккупацией до тех пор, пока мирными средствами будет найдено решение. Армянское правительство, желая положить конец столкновениям, согласилось с этим».

«Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике». Комментарии к документам. Том II / Д. ю. н., проф. Ю.Г. Барсегов, Москва, 2009

Читать еще по теме