Возвращение к истокам. Озджан Алпер

«В Турции отрицание Геноцида - это индустрия»

Танер Акчам

В соответствии с Московским, советско-турецким договором 1921 года кемалистской Турции передавался ряд армянских областей, входивших в состав Российской империи.

В их числе был и западноармянский город Артвин – центр одноименного округа. Сельское армянское население округа было уничтожено в годы геноцида. Спаслись лишь горожане-артвинцы, покинувшие родину, и те семьи, которые ценой смены религии сохранили себе биологическую жизнь, но потеряли национальность. В Турции все мусульмане объявлялись турками.

В нашей книге посвященной артвинским армянам (в настоящее время готовится к изданию), одной из основных задач обозначено сохранение в современном и будущем поколениях артвинцев памяти о потерянной родине. Впрочем, потерянной родины не бывает, пока живут люди, сохраняющие память, надежду, веру и на своем уровне предпринимающие усилия для восстановления справедливости. Но есть еще одна задача книги, которую мы условно назовем «этническая реинтеграция» в материнский этнос. Проще выражаясь, возвращение в армянство (в нашем случае артвинскую часть) разбредшихся по свету «генетических армян», потерявших национальное самосознание.

Шесть миллионов армян Древней Армении, с учетом потерь от непрерывных войн, природных и иных катаклизмов, должны были дать сегодня десятки миллионов человек. Немало людей живущих в разных странах даже не подозревает о своей армянской генетике. Но генетика – это не какая-то аморфная «биомасса», а темперамент и особый менталитет. Отсутствует «лишь» национальное самосознание. Правда, последнее на современном этапе, особенно в диаспоре, считается главным определителем принадлежности конкретного человека к тому или иному этническому сообществу. Внушил себе Филипп Киркоров, что он болгарин, и даже здравствующий его отец-армянин Бедрос не в силах изменить зомбированного упрямца. Многие армяне, видевшие клип с турецким флагом на майке «главного зайки страны», скажут, не надо нам такого соотечественника. Такого да. Но то, что миллионы таких киркоровых не только отмежевались от своего происхождения, но и готовы навредить своим «генетическим» собратьям, это и наша вина – нежелание бороться за них. А в чем заключается эта борьба? Это серьезный вопрос, требующий пространного ответа. В нашем случае – в книгах, само содержание которых побуждает к восстановлению утраченного самосознания у тысяч и миллионов людей, не подозревающих о своих корнях.

Когда подонки в 2007 году убили писателя и редактора Гранта Динка, считавшегося в определенной среде прогрессивной турецкой интеллигенции «эталоном», честью и совестью нации (имеется в виду – турецкой), среди турок оказалось немало тех, кто, взяв в руки зеркало и вглядевшись в себя, увидел схожие черты с убитым армянином. Во время его похорон 100000 турок вышли на улицы, размахивая плакатами: «Мы все армяне». «За этими криками гнева, – отмечает журналист французского еженедельного журнала «Le Nouvel Observateur» Лора Маршан, – до того немыслимыми, вероятно, было не так далеко осознание коллективного наследия».

Некоторые из турок, услышав в песне армянского исполнителя на каком-либо международном конкурсе слово (например, «аствац»), вспоминали, что такое же слово в далеком детстве в сердцах произносили их бабушки и прабабушки, когда они, скажем, споткнувшись, падали и получали ушибы… И те, кого это «задело», начинали копаться в фотографиях, выискивать в чертах своего облика и характера общее со своими истинными соотечественниками, которых до недавнего времени рассматривали, в соответствии с образовательными стандартами турецких школ, как пришельцев, поселившихся в Турции, но в трудный момент предавших «приютившую их страну», поддержав русскую армию в Первой мировой войне. Хотя, наверное, в турецких учебниках истории вообще нет упоминания об армянах. И вот эти люди занялись поисками своих истоков… Некоторые из них, отправившись в Эрзрум, Адану, Ван, Муш, Карс... наконец, в Артвин без сопровождения «идеологически подкованных» экскурсоводов, находили сохранившиеся на камнях разрушенных церквей и заброшенных кладбищ «следы» происхождения своих предков… В дальнейших поисках ответов на возникавшие вопросы происходили открытия, нередко приводившие к восстановлению утерянного, истинного сознания своего собственного родового Я.

Среди «ищущих» свои истоки был и турецкий историк Танер Акчам, написавший нашумевшую книгу «Турецкое национальное "Я" и Армянский вопрос». Вдумчивый ученый, возможно, в поисках ответов на поставленные перед собой вопросы занялся «армянской темой». И хотя он не обнаружил в себе явное присутствие армянских корней (впрочем, это тайна самого ученого), ему удалось вскрыть секреты гипертрофированного национального самосознания своего народа. Выход из этого болезненного состояния национального сознания турок Акчам видит в покаянии за геноцид армян, на земле которых поселились предки турок.

У тех, кому все же удавалось обнаружить в себе армянские корни, появлялось озарение, коренным образом менявшее их мировоззрение и самосознание. Происходило тайное (в Турции опасное для жизни) или явное возвращение к своим истокам. В числе тех, кто прошел вышеотмеченный болезненный путь открытия своих истоков, – турецкий режиссер нового поколения Озджан Алпер.

Родившийся в Артвине в амшенской семье, где внутри дома говорили на родном языке, а вне его на турецком, он с детства вокруг себя ощущал армянский дух – в оставленных армянами домах, в сохранившихся полуразрушенных церквах, в плодоносящих деревьях, высаженных еще в начале минувшего века исконными артвинцами, во всей окультуренной армянами природе.

Озджан Алпер не только не побоялся признаться в своей принадлежности к армянскому народу, но и в своем творчестве занялся делом, чреватым для жизни.

Турецкий режиссер Семих Капланоглу сообщал: «Во второй половине 90-х, то есть во времена моего поколения, появилось много талантливых турецких режиссеров. У них есть одна общая черта, которая особо привлекает внимание: они выходят за рамки традиционного метода кинематографа и работают вне традиций». Особо выделив среди них Озджана Алпера, Капланоглу отметил, что «фильмы турецких режиссеров получили распространение и популярность в первую очередь за рубежом, и только сейчас их показывают в самой Турции».

Армянская тема в работах О. Алпера в Турции была бы пресечена на корню, если бы начинающего режиссера не заметили за рубежом. Власти Турции, стремящиеся представить свою страну цивилизованной, на удивление «сдержанно» отреагировали на снятый им несколько лет назад фильм «Моми», в котором режиссер затронул тему геноцида, осуществленного против его народа. Алпер был осужден по статье 8 УК Турции – некому прообразу статьи 301, принятой позднее («оскорбление турецкого самосознания»). Опасаясь жесткой реакции европейского общественного мнения, режиссер «великодушно» был приговорен к штрафу и году условно – с предупреждением, что не будет поднимать темы, близкие к геноциду армян.

В Армении и в Спюрке Алпер стал известен после показа на VI Ереванском международном кинофестивале «Золотой абрикос» (июль 2009 г.) новой работы – фильма «Осень». Включенный в конкурсную программу фестиваля, он уже успел завоевать приз в номинации «Лучший режиссер» Софийского международного кинофестиваля, а на международном кинофестивале в Тбилиси получил «Серебреного Прометея». И на ереванском кинофоруме фильм «Осень» удостоен специального приза председателя жюри и приза международной федерации кинокритиков FIPRESCI.

В «Осени» все политические события представлены сквозь призму судьбы одного человека. Герой фильма – мужчина средних лет Юсуф – расплачивается жизнью за свои политические взгляды. Тяжелобольной, он возвращается в родную деревню после 10 лет заключения, но ему так и не удается вписаться в новую жизнь. По словам режиссера, картина частично автобиографична. Нововведением фильма, по словам Алпера, является использование в нем амшеноармянской и частично грузинской речи.

Режиссер формально не касается темы геноцида армянского народа. Но турецкие националисты так не считают. И не случайно. На пресс-конференции в Ереване Алпер заявил: «Сейчас в моих фильмах нет политической окраски. Но то, что герои моих картин разговаривают на амшеноармянском языке, уже является своеобразным знаком протеста».

На той же пресс-конференции Озджан Алпер сообщил о том, что представители нового течения турецкого кинематографа «Кино новой Турции» работают над созданием фильмов, содержащих фрагменты, рассказывающие о событиях 1915 года. Так, его знакомый режиссер снимает фильм, один из персонажей которого – Комитас. По известным причинам режиссер не сообщил имена своих соратников. «Эта тема является очень сложной, – отметил Алпер, – и для того, чтобы ее поднять, нужно обладать не только смелостью, но и кинематографическим мастерством, который продемонстрировали братья Тавиани в "Ферме жаворонков"».

Впрочем, некоторые из кинорежиссеров не стали скрывать свои проекты. Так, Интернет-ресурс «Tert.am» сообщает, что турецкий кинорежиссер Мужде Арслан в снимаемом фильме «Дочки неверных» поставила задачу передать трагичную судьбу армянских женщин, которые в годы Первой мировой войны были похищены турками и против своего желания стали их женами. «Эти женщины впоследствии боялись признаваться в том, что они армянки. Подтвердить это будет трудно, потому что этих женщин уже нет в живых. Историю можно восстановить только по рассказам потомков», – сказала Арслан. Проект турка Айдара Демиртаса под названием «Асине» посвящен той же тематике. «Моя бабушка Асине была армянкой, – сообщал кинорежиссер, – которую насильно взял в жены турок в годы Первой мировой войны. Эту историю я узнал недавно и был очень удивлен тем, что у меня армянские корни». По его словам, он хочет снять этот фильм, чтобы темы, долгие годы находящиеся в Турции под запретом, наконец, были озвучены.

Тема, посвященная Озджану Алперу, не может носить законченный характер, так как молодой режиссер находится в начале своего творческого пути. В то же время настоящий очерк посвящен сотням тысяч западных армян, волей судьбы потерявших, надеемся временно, свое этническое самосознание, находящихся в состоянии поиска своих корней, но сегодня живущих на земле своих армянских предков. Этот болезненный путь не может не завершиться победой – возвращением к своему родному материнскому этносу. Именно Озджану Алперу и ему подобным армянам в первую очередь суждено восстановить родной очаг, пусть даже он и не будет в пределах национальной государственности.

В.З. Акопян.

ОБЩЕРОССИЙСКАЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ.  Материалы международной научно-практической конференции 19-20 апреля 2012 г. город Пятигорск

Top