Яндекс.Метрика Армяно-грузинская война. Позиция Великобритании и Добровольческой армии Юга России

Армяно-грузинская война. Позиция Великобритании и Добровольческой армии Юга России

Одной из первоочередных задач внешней политики Республики Армения была задача урегулирования отношений с ближайшими соседями, решение которой было сопряжено с серьезными трудностями. Новосозданные республики Закавказья стремились решить вопрос своих территорий и границ, причем решить за счет соседей, а это порождало борьбу, которая перерастала в вооруженные столкновения. Именно на этой почве развернулась непримиримая борьба между Республикой Армения и Грузией. Последней содействовала Великобритания, а Республике Армения – Добровольческая армия Юга России и «Особое совещание», преследовавшие далеко идущие цели.
Следует отметить, что в это время армянские политические круги обвиняли грузинскую сторону в том, что последние защищали свои интересы, игнорируя интересами армян, действуя за их спиной и оставляя их один на один с врагом. Эти обвинения главным образом были связаны с
турецким нашествием 1918 г. и в особенности с недавними событиями, имевшими место в Закавказье. Причем, пользуясь своим благоприятным геополитическим положением, руководство Грузии пыталось посредством блокады путей сообщения вынудить Армению пойти на определенные территориальные уступки. Подобная силовая политика стала проводиться особенно к концу Первой мировой войны, когда Грузия все еще пользовалась покровительством Германии.
Возникшие в подобных условиях территориальные споры между этими двумя странами не были улажены мирным путем, став причиной вооруженного столкновения. 13-го декабря 1918 г. началась армяно-грузинская война. По определению члена – корреспондента НАН РА, доктора исторических наук, профессора А. Мелконяна, армянские «политические партии, общественные организации, армянская печать того времени с болью восприняли весть о братоубийственной войне. Однако, считая позицию армянской стороны абсолютно справедливой, они в основном выступили в защиту действий правительства Республики Армения».
Не акцентируя внимание на деталях армяно-грузинской войны, отметим лишь, что непродолжительная война, навязанная Грузией, стала большим бедствием для обеих республик. Республика Армения была вынуждена взяться за оружие во имя защиты своей страны. Ов. Качазнуни отмечает, что «для оказания давления на Республику Армения Грузия, фактически, отрезала нас от внешнего мира, не разрешая вывезти присылаемое нам зерно, предназначенное для голодающих беженцев. Грузия всячески препятствовала отправке зерна в Армению, груз задерживался и доходил до нас не полностью. Грузия захватила Лори, заблокировала железную дорогу. Это были основные причины войны».
В этой войне столкнулись интересы Великобритании, Добровольческой армии Юга России и «Особого совещания». Добровольческая армия стремилась использовать создавшуюся военную ситуацию для расширения сферы своего влияния в Закавказье и захвата черноморского побережья. Британское же военное командование, имея целью сорвать стратегические планы генерала А. Деникина и «нейтрализовать» русофильство армян, активно помогало Грузии. Этим были обусловлены также совместная работа английской и грузинской разведок и улучшение их отношений.
Генерал Уоккер сообщал министру иностранных дел Республики Армения C. Тиграняну, что «армяно-грузинскую войну армяне начали в союзе с Добровольческой армией, и она была направлена против независимости Грузии». Он отмечал также, что «не позволит выступить против Грузии». А в начале января генерал В. Томсон в Баку во время встречи с М. Пападжаняном с возмущением отметил, что «армяне первыми начали войну, к которой заранее подготовились и застали грузин врасплох... офицеры армянской армии одновременно считаются военнослужащими Добровольческой армии, например, полковник М. Зинкевич. Армяне делают все для того, чтобы я закрыл им двери». А во время встречи с генералом М. Арешевым, состоявшейся 28-го декабря, Уоккер сказал следующее: «... продолжим войну... это, конечно, не будет желанием Армении».
Обращаясь к вопросу об армяно-грузинской войне, А. Деникин отмечает, что во время войны англичане дважды в ультимативной форме потребовали прекратить военные действия до полуночи 19-го декабря. В этот день каждая из воюющих сторон, стремясь обеспечить себе наиболее благоприятное стратегическое положение, вела жестокий бой с противником. Ближе к полуночи, вспоминает А. Деникин, удача была на стороне армян. Несмотря на это, условия, «предписанные воюющим сторонам, были тяжелы и несправедливы по отношению к Армении: войска её отводились в исходное положение, существовавшее до начала военных действий, тогда как грузины оставались на занятой линии, в Борчалинском уезде введена была смешанная армяно-грузинская администрация, а Ахалкалакском, населенном армянами, – грузинская под контролем англичан. Как будто нарочно создавались очаги брожения и недовольства».
Полковник М. Зинкевич пишет по этому поводу: «Война, продолжавшаяся на протяжении трех недель, хотя и закончилась военной победой Армении – с территориальными приобретениями, многочисленными пленными и трофеями, однако, в конце концов, она окончилась дипломатическим поражением».
Под дипломатическим давлением британского военного командования на армяно-грузинской конференции, состоявшейся 9-17 января 1919 г., было принято решение объявить территорию Борчалинской губернии «нейтральной зоной». Лори должно было быть разделено на три части: северная часть была отведена Грузии, южная – Республике Армения, а в средней части установилось смешанное управление. Район Ахалкалаки армяне должны были вернуть грузинам. В конечном счете армяно-грузинское противоборство разрешилось в пользу Грузии. Нет необходимости доказывать, что война завершилась победой Республики Армения и ее территориальными приобретениями, однако в результате диктата британского военного командования победа Республики Армения стала дипломатическим поражением. Тем самым англичане хотели лишний раз подчеркнуть, что это поражение является прямым следствием русофильства армян.
В секретной докладной записке М. Арзуманова от 22-го марта 1919 г., направленной министру иностранных дел республики, говорится следующее: англичане «открыто говорили мне, что если на армяно-грузинской конференции они содействовали грузинам, то лишь по той причине, что были уверены в том, что армяне действуют по приказу генерала А. Деникина». Приводя эти не соответствующие истине доводы, англичане тем самым пытались скрыть реальные мотивы своих действий. На самом деле грузины в силу своей антирусской и антиармянской ориентации внушали им доверие, чем и было обусловлено содействие англичан последним. При этом англичане при каждом удобном случае подчеркивали русофильство армян. Хотя и дипломатические отношения между Республикой Армения и Россией не складывались, но тем не менее генерал Уоккер, по словам А. Деникина, открыто угрожал министру иностранных дел Республики Армения С. Тиграняну: «если армяне совместно с Добровольческой армией нападут на Грузию, то он со своими войсками выступит в ее защиту...». Армянская сторона вынуждена была опровергнуть эти вымышленные утверждения англичан и доказать, что армяне не сотрудничали с генералом А. Деникиным в борьбе против грузин.
В этой связи правительство Республики Армения в январе 1919 г. дало следующие разъяснения: «Каково и каким должно быть отношение Армении к России, к той России, которая формируется на Юге при помощи Деникина и которая стремится восстановить прежнее единство России, вероятно, и прежнюю монархию? Некоторые наши противники и, к несчастью, также некоторые наши союзники полагают, что армянский народ все еще как-то связан с восстановлением России и что даже в этом вопросе пришел к согласию с Деникиным. Подобная точка зрения абсолютна неуместна и не основана на каком-либо факте или реалиях, она зиждется на клевете и вражде. ...Армянский народ ревностно относится к своей свободе и независимости и никоим образом не может принести свою независимость в жертву монархическому генералу с севера. Лишено всяких оснований мнение наших противников и ... некоторых наших союзников, согласно которым армянский народ или правительство Армении желает продвижения Деникина [в сторону Закавказья], и армяне, якобы, не столь ревностно относятся к своей независимости».
В отношениях с Добровольческой армией Юга России и «Особым совещанием» правительство Республики Армения придерживалось весьма осмотрительной политики, что преимущественно проявилось во время армяно-грузинской войны. В декабре 1918 г. полковник М. Зинкевич в секретной докладной записке, направленной начальнику военно-морского отдела Добровольческой армии, извещает о том, что правительство Республики Армения выказывает крайнюю осторожность в вопросах, касающихся Добровольческой армии. Оно не осмеливается послать своих представителей в Екатеринодар, боясь быть скомпрометированным в глазах союзников, пока не будет решен вопрос протекции Республики Армения или не станет возможным его решение. Именно этим, по заверениям М. Зинкевича, и «объясняются опасения иметь представителя в Добровольческой армии».
В начале декабря 1918 г. генерал А. Деникин сообщил правительству Армении, что желает видеть в лице А. Завриева представителя Республики Армения в Екатеринодаре (вероятно, генерал А. Деникин не был осведомлен о том, что А. Завриев в августе 1918 г. был арестован в Москве). А правительство Армении не спешило командировать своего представителя в Екатеринадар, чтобы избежать откровенной политической конфронтации с Добровольческой армией и «Особым совещанием», что было крайне необходимо в период армяно-грузинского противоборства, когда возникли противоречия между Республикой Армения и Добровольческой армией. Дело в том, что Добровольческая армия и руководство «Особого совещания» в армяно-грузинском конфликте преследовали свои интересы, и последнее вызвало сопротивление правительства Республики Армения.
Действующие в Ереване Российский национальный совет и секретная разведывательная группа систематически информировали Добровольческую армию и «Особое совещание» о внешнеполитическом и внутриполитическом положении Республики Армения. Последние знали о неизбежности армяно-грузинской войны, навязанной грузинскими властями. Им было известно также, что если война затянется, то это может иметь серьезные последствия для Республики Армения. По характеристике Г. Чалхушяна, «победоносная (армянская – Г. П.) армия не имела в тылу ни резервных сил, ни продовольственных запасов, никакой опоры и связи с остальными войсками. Если б война продолжалась, мы, несомненно, потерпели бы поражение».
Однако генерал А. Деникин, «игнорируя» это обстоятельство, стремился использовать армяно-грузинскую войну как удобный повод для реализации своих стратегических целей, что, несомненно, усугубило бы армяно-грузинскую вражду. Дело в том, что британское военное командование всячески препятствовало военным действиям Добровольческой армии в регионе. Английское военное командование, маскируя свои истинные цели, аргументировало свои действия перед руководством Добровольческой армии и «Особым совещанием», указывая, что целью правительства Великобритании является обеспечение и сохранение правопорядка в Закавказье до принятия решений Парижской мирной конференцией и содействие правительствам Армении, Грузии и Азербайджана в вопросе стабилизации ситуации в регионе.
Как видим, для Добровольческой армии и «Особого совещания» армяно-грузинская война была весьма выгодна, поскольку давала возможность перебросить грузинские войсковые части из черноморского региона на линию армяногрузинского фронта и тем самым открыть дорогу Добровольческой армии, обеспечив ее свободное продвижение к черноморскому побережью.
Однако имелось еще одно обстоятельство, вызывавшее обеспокоенность правительства Республики Армения: следовало всячески избежать политической конфронтации с британским военным командованием. В целях осуществления своих стратегических планов в Закавказье командование Добровольческой армии старалось пресечь вступление английских войск в регион, надеясь в этом вопросе на содействие армян.
Так например, 19-го декабря 1918 г. нелегальный представитель Добровольческой армии на Кавказе генерал Тетруев сообщил в Тифлисе руководителю отбывающей на Юг России армянской делегации М. Арзуманову о том, что «Особое совещание» приняло решение не допустить вступление английских войск в Закавказье: «... посему решено взорвать Сурамский тоннель, соединяющий Черное море с Закавказьем. Исходя из того, что армяне являются единственными союзниками России на Кавказе, они помогут реализовать план Добровольческой армии, что даст возможность разгромить Грузию и... через Владикавказ дойти до Тифлиса, который через две – три недели захватят войска генерала Деникина. Он попросил меня, чтобы я рекомендовал 5 – 6 молодых людей, которые, в случае необходимости, могут пожертвовать своей жизнью. В это время уже прибывали английские солдаты, но маленькими группами».
О поступившей информации М. Арзуманов доложил не только А. Агароняну, но и местным армянским ответственным партийным лицам, которые единодушно решили, что «любой ценой надо сорвать их план... 21-го декабря, чувствуя ответственность перед Родиной и не сомневаясь в том, что, если план Добровольческой армии будет реализован, то наш народ может оказаться в безвыходной и тревожной ситуации, будучи со всех сторон окруженным врагами, а генерал А. Деникин может опоздать со взятием Владикавказа (что и, собственно, случилось)… я решил обо всем этом поставить в известность Н. Жордания… предупредив, что правительство Армении не осведомлено об этом...».
Для руководства Республики Армения сложилась достаточно сложная ситуация. Оно должно было убедить как англичан, так и грузин в том, что Армения не имеет никакой связи с Добровольческой армией. С другой стороны, власти Армении не должны были терять бдительность, чтобы Добровольческая армия не преподнесла им сюрпризов, развернув неожиданные действия. Так например, подполковник Власьев предпринял какие-то действия, не согласовав их с руководством Армении. Он объявил в Ростове и Екатеринодаре всеобщую мобилизацию. При содействии местных армянских общин и с согласия Добровольческой армии подполковник Власьев сформировал вооруженные отряды, чтобы, якобы, перебросить их через Батуми в Республику Армения.
Однако это было вовремя пресечено правительством Армении. Правительство Республики Армения заявило, что оно не нуждается в помощи и что это может еще более осложнить отношения с Грузией. 5-го января 1919 г. Подполковник Власьев предложил свою помощь начальнику военно-политического отдела Верховного главнокомандования вооруженных сил Юга России, заключающуюся в том, чтобы «немедленно занять Сочи и оказать давление на грузин в направлении Сухуми». Как пишет М. Арзуманов, 21 – 22-го января 1919 г. в Тифлисе «мне попала в руки (не могу сказать, как именно) секретная докладная записка подполковника Власьева… и я подумал, что англичане, на самом деле, имеют право не верить нам, поскольку копия этого документа... была передана английскому командованию».
Англичанам попали в руки также официальные и неофициальные письма, докладные записки М. Зинкевича, Лесли, Власьева, Русского национального совета и секретной разведывательной группы в Ереване, адресованные Добровольческой армии и «Особому совещанию». Как уже было отмечено, армяно-грузинская война была неизбежна, а Добровольческая армия и «Особое совещание» пытались использовать этот повод. В Республике Армения некоторую активность проявили служившие в армянской армии русские офицеры и солдаты. Действующие в Ереване Русский национальный совет и секретная разведывательная группа выступили с требованием воспользоваться удобным моментом и захватить Кавказ. Полковник М. Зинкевич в той же докладной записке сообщает, что армяно-грузинская война является удобным поводом «для появления Добровольческой армии на Кавказе».
Примечателен тот факт, что Русский национальный совет в Ереване (председатель М. Филатьев) под предлогом охраны имущества попытался даже сформировать третий российский полк, для которого набрал значительное число офицеров, однако это окончилось неудачей, и вскоре полк был распущен. Почему Добровольческой армии не удалось реализовать свои стратегические планы и завоевать Грузию и все Закавказье? Это главным образом объясняется двумя обстоятельствами: во-первых, присутствием англичан в регионе и тем, что они покровительствовали Грузии. Во-вторых, власти Республики Армения выступали против стратегической программы Добровольческой армии и пытались всячески расстроить ее планы.
Добровольческая армия выразила правительству Армении свое недовольство в связи с тем, что оно, проводя весьма осмотрительную политику, в период армяно-грузинской войны не сотрудничало с Добровольческой армией и «Особым совещанием» и не оказало им никакого содействия.
В январе 1919 г. полковник М. Зинкевич в своем рапорте «Армяно-русские отношения» отметил, что «...весьма прискорбно, что русские принимают столь активное участие в армяно-грузинском противоборстве. Русские помогли армянам в этом инциденте, однако они не оказывают услуг России. Они гораздо реже говорят о своей преданности России. ... служащие в Армянской армии русские офицеры на полях сражений исполняют свой долг в отношении страны (Республики Армения – Г. П.), где они нашли себе убежище, не осознавая того, насколько это политически выгодно России и русским. В сфере политики нет нужды стесняться, и если того требуют
интересы, то не нужно проявлять благодушие к нации, которая перед нами виновата. Нужно суметь воспользоваться ситуацией и вовремя уйти с арены, оставив союзника на произвол судьбы».
Что имел в виду полковник М. Зинкевич, указывая на то, что «русские принимают столь активное участие в армяно-грузинском противоборстве? Русские помогли армянам в этом инциденте, однако они не оказывают услуг России». На самом деле в армяно-грузинской войне Добровольческая армия и «Особое совещание» не смогли оказать ощутимую помощь Республике Армения. Они лишь пытались использовать этот инцидент в своих стратегических целях. А власти Республики Армения расстроили эти попытки. Полковнику М. Зинкевичу было известно, что 21-го декабря 1918 г. Генерал М. Арешев из Тифлиса в письменной форме обратился к Добровольческой армии с просьбой помочь армянам вывести грузинские войска с территории Лори и Ахалкалаки. Однако просьба М. Арешева не имела никакого резонанса, поскольку она противоречила стратегическим планам генерала А. Деникина.
Очевидно, что вывод грузинских войск с линии фронта затруднил бы продвижение Добровольческой армии к черноморскому побережью. По поручению А. Драгомирова дипломатический отдел «Особого совещания» 30-го декабря «с опозданием» обсудил вопрос о том, «что можно сделать для облегчения положения армян». Однако Добровольческой армии и «Особому совещанию» было доподлинно известно, что 29-го декабря между Республикой Армения и Грузией было подписано соглашение о перемирии, которое должно было вступить в силу на следующий день – 31-го декабря.
После непродолжительной армяно-грузинской войны напряжение между вековыми соседями постепенно спало, и между ними установились межгосударственные отношения. Каждая из сторон признала независимость друг друга (6-го марта 1919 г. Левон Евангулян был назначен дипломатическим представителем Республики Армения в Грузии), было восстановлено железнодорожное сообщение, оживились экономические связи. Но правительство Грузии, пользуясь геополитическим положением своей страны, продолжало время от времени блокировать Армению, присваивая грузы, отправленные из заграницы и предназначенные для Армении.
Тем не менее, в период армяно-грузинской войны правительство Республики Армения хотя и избегало политических сношений с Добровольческой армией и «Особым совещанием», но не хотело окончательного разрыва отношений с ними, пытаясь урегулировать свои отношения исключительно в экономической, торговой и других сферах. В первую очередь правительство Армении старалось импортировать в озолированную от внешнего мира Армению зерно, продовольствие, оружие, боеприпасы и товары первой необходимости. Полковнику М. Зинкевичу было известно, что именно с целью решения проблемы царившего в стране голода, обеспечения армянской армии продовольствием и боеприпасами власти республики обратились к Добровольческой армии и «Особому совещанию».
В рапорте от 12-го декабря 1918 г., адресованном Верховному главнокомандующему Добровольческой армии, подполковник Власьев пишет: «В настоящий момент идут боевые действия между Арменией и Грузией, и армянской армии крайне необходимо отпустить 100000 пудов зерна.
Прошу Вашего разрешения». В ответном секретном письме от 14-го декабря начальник Политической канцелярии Главного штаба Добровольческой армии Д. Чайковский ответил,
что «Верховный главнокомандующий разрешил предоставить армянской армии 100 тысяч пудов зерна, отправив его по маршруту Новороссийск – Батуми – Ереван». В тот же день, 14-го декабря, в письме к генералу А. Деникину, председателю Кубанского края, Армянскому национальному совету Екатеринодара и подполковнику Власьеву А. Джамалян, представив бедственное положение Армении, пишет: «Просим Вашего содействия представителю Военного штаба Армении подполковнику Власьеву, к которому я послал агентов для приобретения продовольствия в Кубанской области. Они должны привезти в Тифлис 3000 пудов муки, 50 пудов животного и 100 пудов растительного масла, с которых правительство Грузии при содействии миссии обещало не брать таможенных пошлин».
Хотя и по приказу генерала А. Деникина русско- грузинская граница была закрыта (в связи с борьбой, развернувшейся между Добровольческой армией и Грузией за овладение Сочинской и Сухумской областями), но генерал дал разрешение на пересылку товаров в Республику Армения. Однако отправленные в Ереван грузы часто возвращались с российско-грузинской границы обратно на Кубань либо подвергались грабежу или конфискации на грузинской границе. Лишь малая часть отправленных с Юга России грузов доходила до места назначения. В эти дни на грузинской границе были разграблены также грузы, отправленные из Украины.
Таким образом, исследование многочисленных архивных документов и материалов приводит к заключению, что правительство Республики Армения в период армяно-грузинской войны пыталось использовать все возможные дипломатические уловки, чтобы избежать политических сношений с Добровольческой армией и «Особым совещанием», так как они могли иметь тяжелые последствия не только для самой республики, но и для ее соседей.
Добровольческая армия и «Особое совещание» стремились использовать эту войну в качестве удобного повода для распространения своего влияния в регионе. Чтобы расстроить планы Добровольческой армии и «Особого совещания» и нейтрализовать русофильство армян, военное командование Великобритании оказывало содействие Грузии.
Хотя и армяно-грузинская война закончилась победой Республики Армения и ее территориальными приобретениями, однако благодаря диктату британского военного командования победа Армении обернулась для нее дипломатическим поражением. Тем самым Великобритания лишний раз хотела доказать, что это поражение есть результат русофильства армян.
Дипломатическое поражение Республики Армения было также результатом выжидательной, медлительной политики правительства Республики Армении. Власти республики не смогли своевременно и верно оценить новую политическую ситуацию и, правильно сориентировавшись в антирусской политике Великобритании и Грузии, разработать более гибкую дипломатическую тактику.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме