Яндекс.Метрика Восстановление отношений Республики Армении с Югом России (1918-1920 гг.)

Восстановление отношений Республики Армении с Югом России (1918-1920 гг.)

До и после принятия Декларации независимости объединенной Армении официальные отношения последней с главным командованием Добровольческой армии Юга России и «Особого совещания» были заморожены, поскольку генерал А. Деникин не признавал независимость Республики Армения, так как это противоречило его стратегическому плану восстановления Российской империи. В этот период Республика Армения в сфере внешней политики была более или менее свободна в своих действиях. Однако в середине 1919 г. ее международные положение осложнилось, независимости Республики Армения стала угрожать серьезная опасность, обусловленная новыми захватническими устремлениями Турции и Азербайджана, а также протурецкой позицией соседней Грузии.
Нами неоднократно было отмечено, что, как только в Закавказье возникала сложная политическая ситуация, Грузия незамедлительно ориентировалась на Турцию, что, разумеется, шло вразрез с интересами Республики Армения. Так случилось и на этот раз. Оказавшись в «железном кольце», Республика Армения направила все свои дипломатические усилия на восстановление отношений с Югом России. В этой связи генерал А. Деникин пишет: «Осенью вновь изменилась ориентация [Республики Армения] и в связи с этим изменилось также отношение к главному командованию Добровольческой армии и «Особому совещанию» при ней» отказавшись от силовой тактики удержания Закавказья в сфере своего влияния, главное командование Добровольческой армии Юга России и «Особого совещания», согласно секретной инструкции от 2-го июля 1919 г., перешло к тактике торгово-экономического и финансового сотрудничества с Закавказьем, преследуя цель овладеть важнейшими экономическими рычагами и стратегически значимыми объектами Закавказья, чтобы тем самым добиться политического господства над Закавказьем. В целях создания в Закавказье своего плацдарма в лице Республики Армения «Особое совещание» пыталось восстановить официальные отношения с последней. По мнению русских политических деятелей, необходимо было приложить все усилия, чтобы это сближение не сопровождалось катаклизмами, а произошло бы мирным путем. Фактически, обе стороны – как главное командование Добровольческой армии Юга России и «Особое совещание», так и Республика Армения – стремились восстановить официальные отношения, руководствуясь при этом политическими соображениями и собственными интересами.
В июле 1919 г. были предприняты первые шаги в этом направлении. По пути в Омск, 5-го июля 1919 г. Г. Дзамоян встретился с представителями главного командования Добровольческой армии Юга России и «Особого совещания». В письме от 6-го июля на имя исполняющего обязанности премьер-министра и министра иностранных дел Республики Армения А. Хатисяна Г. Дзамоян сообщает следующее: «Меня принял помощник главнокомандующего и председатель «Особого совещания» генерал А. Лукомский. Прием был весьма любезным.
Генерал А. Лукомский приветствовал правительство Республики Армения, подчеркнув, что он осведомлен о том, какие тяжкие испытания выпали на долю нашего правительства. Он упомянул о враждебном отношении к нам Азербайджана и Грузии. Я дал понять генералу А. Лукомскому, что из Еревана прибудет уполномоченное лицо с целью выяснения некоторых вопросов, касающихся наших отношений с Добровольческой армией. По прибытии из Ростова Мартирос Арутюнян возьмет на себя эту ответственную и тяжелую миссию». В заключение Г. Дзамоян высказывает мнение, что настало время восстановить официальные отношения с главным командованием Добровольческой армии Юга России и «Особым совещанием».
В июле – августе 1919 г. военно-политическое положение Республики Армения осложнилось. В связи с агрессивными устремлениями Азербайджана дипломатический представитель Республики Армения в Азербайджане Т. Бекзадян в своем секретном письме-донесении от 18-го июля уведомляет министра иностранных дел Армении о том, что власти Азербайджана ведут активную подготовительную работу, используя при этом все возможные способы, чтобы распространить свое влияние на Зангезур и Нахиджеван.
Восстания мусульман в Карабахе, Зангезуре и Нахиджеване являются реализацией единого плана, заранее разработанного властями Азербайджана. С помощью своих агентов секретные турецко-азербайджанские организации пытались на территории Армении усугубить враждебность мусульман в отношении армянского населения, снабжая их с этой целью финансовыми средствами, оружием и боеприпасами. Власти Азербайджана осуществляли свою программу не только на территории Республики Армения, но и в Баку, развернув там широкую антиармянскую пропаганду и угрожая бакинским армянам новыми погромами.
Целью правящих кругов Азербайджана было утверждение своего господства «до бывших российских границ и присоединение к Турции». Для осуществления намеченной цели турецко-азербайджанские властные структуры планировали вступить в Нахиджеван через долину Аракса и Ордубад. Единственным препятствием на пути реализации их планов было Мегри с окрестными армянскими селами. Следует отметить, что начиная с этого периода и по сей день Мегри является камнем преткновения для азербайджанских властей, поскольку в качестве армянской территории оно мешает обеспечению непосредственной сухопутной связи и тем самым объединению турецкого и азербайджанского народов.
В целях преодоления «мегринской преграды» азербайджанские власти вступили в переговоры с некоторыми персидскими «разбойниками – ханами, чтобы при наступлении на [Мегри] последние содействовали им, открыв огонь по Мегри с персидских высот». Правительство Азербайджана отправило через Иран в Нахиджеванский район двести тысяч патронов и три миллиона рублей через Султанова. Для осуществления этой программы в Азербайджан было отправлено также 15 турецких офицеров.
В начале августа мусульманской стороне удалось создать чрезвычайно напряженную обстановку и в районах Олти, Сурмалу и Карса. О сложившейся в Армении тяжелой внешне и внутриполитической ситуации генерал А. Деникин упоминает в своих воспоминаниях: «Июльские события застали армянскую армию в беспомощном положении: полное отсутствие запаса винтовок и наличие всего лишь 300 тысяч трехлинейных патронов ограничили ее боеспособность и лишали всякого смысла мобилизацию.
Между тем весь юг и юго-восток страны были объяты восстанием мусульман. Оно подкатывалось с юга к Эривани, угрожало Карсу и Александрополю и в нейтральной зоне у Садахло нависло грозной опасностью прерывания единственной питательной артерии страны (железной дороги)». Фактически, мусульманам удалось окружить Республику Армения «железным кольцом», создав серьезную угрозу для ее столицы – Еревана. А английское военное командование, осуществлявшее контроль над указанными районами Республики Армения, 15-го августа должно было вывести свои войска из Закавказья. Как уже было отмечено, английские войска представляли собой государства Антанты в Закавказье, и в их задачу входило обеспечение мира в этом регионе. В условиях опасности, грозящей Армении со стороны турок, присутствие английских войск в Закавказье отвечало интересам Республики Армения, поэтому вывод последних из Закавказья вызвал обеспокоенность и озабоченность правительства Республики Армения.
28-го июля 1919 г. в письме-донесении из Парижа А. Агаронян сообщал министру иностранных дел республики следующее: «Понимаю Вашу обеспокоенность по поводу вывода английских войск с Кавказа; прошу поверить, что волнение охватило и нас... и каждая телеграмма побуждала нас выступать с новыми и более частыми заявлениями». Вывод английской военной миссии с территории Закавказья вызвал также обеспокоенность главного командования вооруженных сил Юга России. Генерал А. Лукомский сообщает, что присутствие английских войск в Закавказье является необходимостью. В начале августа 1919 г., когда было получено известие о вероятности вывода английских войск, генерал А. Деникин просил командование английских войск не выводить войска, поскольку это вызывало опасения, что вслед за этим в Закавказье начнет распространяться большевизм.
Стараясь каким-либо образом предотвратить вывод английских войск из Закавказья, правительство Республики Армения поручило председателю армянской делегации в Париже А. Агароняну вступить в переговоры с представителями британского правительства, чтобы на некоторое время оттянуть вывод английских войск из Закавказья. Помимо этого, А. Агаронян должен был сообщить Парижской мирной конференции о сложной ситуации в Армянской республике, вызванной происками турецко-азербайджанских агрессоров, сжавших республику в «железном кольце». В адресованном А. Хатисяну письме –донесении от 6-го августа 1919 г. А. Агаронян сообщает: «Пишу Вам, господин премьер-министр, чтобы в ваших решениях и реализации действий Вы не возлагали больших надежд на союзников, а [действовали] бы с учетом соотношения местных сил и условий. Подобная слабость союзников и конференции хорошо известна туркам и особенно Азербайджану, делегация которого, несомненно, уведомляет и турецкое правительство, и правительство Азербайджана и, разумеется, все их тамошние действия являются результатом этого. Все наши усилия [в отношении] английского правительства обречены на провал».
В конце своего письма – донесения А. Агаронян добавляет, что правительству Республики Армения необходимо учесть следующие обстоятельства:
а) союзники и Парижская мирная конференция порой бессильны предпринять конкретные шаги, в особенности, если речь идет о дальних территориях;
б) турки и азербайджанцы хорошо осведомлены об этом бессилии мирной конференции;
г) Великобритания не намерена отказываться от своей промусульманской политики на Кавказе и всегда будет защищать турок и татар.
В другом своем письме – донесении от 8-го августа А. Агаронян пишет А. Хатисяну: «Больше трех дней стучусь во все двери, пожимаю руку всем, кто может как-то помочь нам. Беда в том, что мы нуждаемся в непосредственной помощи, и оказать ее могут лишь англичане. Английская рабочая партия почти вынудила свое правительство не посягать на Россию, и мы стали жертвой этого. Всего лишь две недели назад приняли нас и сообщили, что, согласно заявлению английского правительства в Палате общин, их войска не будут выведены с Кавказа, и вдруг эта перемена, заставшая нас врасплох; тем не менее лишь они могут нам помочь, в этой связи я немедленно телеграфировал в Лондон Ллойд Джорджу, всем нашим друзьям англичанам, членам Палаты общин и руководителю Рабочей партии Англии Андамолну с просьбой… на время приостановить вывод английских войск с Кавказа и пресечь турецко-татарскую угрозу.
Одновременно я телеграфировал в Люцерн, где сейчас созван Интернационал, прося представителей английских рабочих – Андерсона и Макдональда оказать влияние на свое правительство с тем, чтобы британские войска остались на Кавказе. Телеграфировал в Рим премьер-министру Нитти и в Америку Вильсону. Имел встречу с английской делегацией, с занимающимся нашими делами Ванситаром, который также сообщил мне, что им известно, что все это дело рук Азербайджана и Турции, и что, к сожалению, его усилия по пресечению вывода английских войск с Кавказа оказались тщетными, удалось лишь телеграфировать английскому верховному командованию, чтобы предоставили армянам оружие и боеприпасы. Не знаю, дойдет ли до вас хотя бы эта ничтожная помощь».
По сути, обращение правительства Республики Армения к Парижской мирной конференции, а также усилия председателя армянской делегации А. Агароняна не привели к какому-либо положительному результату в вопросе предотвращения вывода английских войск из Закавказья, так как это являлось реализацией решений той же мирной конференции. Вместо удовлетворения многочисленных обращений правительства Республики Армения в Закавказье был направлен американский полковник Уильям Хаскель в качестве верховного уполномоченного в Армении. Генерал А. Деникин пишет, что: «...категорический отказ англичан в дальнейшем от реального заступничества за армянский народ во время кровавых событий в Карабахе и Зангезуре, когда англичане заявили, что вооруженной помощи не окажут, а «используют лишь свой моральный авторитет», окончательно подорвал доверие и симпатии армян к англичанам».
15-го августа 1919 г. по поручению правительства Армении заместитель премьер-министра А. Саакян представил на пятом заседании парламента республики сложившуюся в стране тяжелую военно-политическую ситуацию и пути выхода из нее: «Наш вековой враг Турция, – отмечал А. Саакян, – создает в нашей стране и за ее пределами все новые и новые фронты. Один из них создается движением турецких войск из Эрзерума в направлении Сарыкамыша.
Другой фронт создается в районе Сурмалу, где до сих пор [события] носили характер местных столкновений, а теперь [он] превратился в широкомасштабный фронт у Каракалы. С другой стороны, войска турецкого правительства... вместе с курдскими разбойничьими бандами, которые вооружены пушками, движутся в направлении Аракса. Четвертый фронт [создается] в Камарлу. Пятый фронт – в Даралагязе. Нас постепенно окружают железным кольцом. Враг хочет вторгнуться в нашу страну».
Обсуждая на заседании парламента создавшееся в республике тяжелое военно-политическое положение, депутаты в своих выступлениях отметили, что правительство не может надеяться на помощь со стороны Парижской мирной конференции, а английские войска уже покидают Закавказье, и последнее способствует тому, что мусульмане плотным кольцом окружают республику. Парламент постановил объявить о том, что страна находится в опасности и следует обратиться за помощью к парламентам не только союзных, но и других государств.
Однако заявления парламента республики не имели никакого положительного резонанса. Некоторые депутаты выступили с предложением изменить политический курс республики. Так, депутат С. Торосян в своем выступлении отметил: «Год назад разгромленной Армении угрожала Турция, но Армения лелеяла надежду, что воюет за союзников и надеялась на спасение. Ее надежды рухнули... Представители Англии очень равнодушны и проявляют безразличие к данному вопросу, следовательно, необходимо в корне изменить нынешнюю политику правительства. Правительству следует и впредь поддерживать дипломатические отношения с внешним миром. Оно должно прийти к согласию с соседями Армении».
Депутат А. Хондкарян (социалист – революционер), в свою очередь, отметил, что власти Республики Армения должны радикально изменить свою политическую линию:
«Наша ориентация ведет к гибели. Наши политические идеи должны быть обращены к северу, и мы должны полагаться только на Россию. ... До сих пор Америки нет, а англичане не гарантируют нашу безопасность, поэтому нам остается отдать предпочтение России. Армения должна быть связана с Россией союзническими узами».
Итак, на заседании парламента было озвучено разочарование депутатов в Парижской мирной конференции и в государствах Антанты. Исходя из интересов безопасности страны, на заседании парламента депутатами было предложено восстановить официальные отношения с Югом России и изменить внешнеполитический курс Республики Армения.
Главное командование Добровольческой армии Юга России и «Особого совещания» внимательно следило за событиями, происходившими в Республике Армения. В секретном письме – донесении от 17-го августа 1919 г. на имя начальника штаба главного командования вооруженных сил Юга России полковник М. Зинкевич сообщал о том, что мусульмане окружили Армению со всех сторон, и единственным выходом для нее является Белый ключ. Армянская армия не может долго сопротивляться, поскольку она испытывает нехватку оружия, а на складах почти нет запасов патронов; у них нет даже возможности вооружить юношей призывного возраста. Парламент и правительство Республики Армения осознают тот факт, что в подобной тяжелой военнополитической ситуации Республике Армения может помочь только Юг России. «Таким образом, армянские политические деятели, – пишет далее полковник М. Зинкевич, – склоняются в сторону России. Однако политическая переориентация в сторону России происходит весьма трудно и медленно, и каковы будут реальные результаты, сложно сказать».
Затем полковник М. Зинкевич советует главному командованию Добровольческой армии принять во внимание следующее обстоятельство: «Армянский вопрос в будущем будет иметь для России важное значение, как это было в прошлом. Нужно считаться с армянами как с самым нейтральным элементом, поэтому в настоящий момент считаю необходимым оказывать армянам нравственную, а еще лучше – материальную помощь. Причем, необходимо действовать, не раздражая мусульман, особенно турок». В конце своего письма – донесения М. Зинкевич подчеркивает, что необходимо в наикратчайшие сроки послать Республике Армения один миллион патронов, предоставить ей кредит, дать возможность закупить зерно и так далее. Это может стать мощным рычагом, с помощью которого Добровольческая армия Юга России и «Особое совещание» смогут оказывать политическое влияние на Республику Армения.
В своих воспоминаниях генерал А. Деникин указывает, что требование М. Зинкевича было выполнено: «По мере наших ограниченных возможностей мы оказывали некоторую помощь Армении, главным образом заботами об ее беженцах и их реэвакуации. Отправка хлеба через Грузию была невозможна, и транспорт с ним, посланный в январе 1919 года, был захвачен или не пропущен грузинами. Впрочем, в июле, в самую тяжелую минуту, нам удалось переправить в Эривань с огромными трудностями, минуя Грузию, через Батум на Ардаган, по сухопутной дороге, транспорт с несколькими миллионами патронов». Хотя и от Добровольческой армии было получено ограниченное количество патронов, но в такой тяжелой ситуации эта помощь была весьма ощутимой. Представитель партии Дашнакцутюн Рубен указывает в своих воспоминаниях, что без патронов и боеприпасов, доставленных в Республику Армения в самое сложное время, «Армения, возможно, погибла бы год назад... Армения получала непосредственную помощь… лишь боеприпасы из России».
Примечателен тот факт, что как главное командование Добровольческой армии, так и «Особое совещание» делали все от них зависящее, чтобы восстановить официальные отношения с Республикой Армения. Благодаря военной и экономической помощи командование Добровольческой армии распространяло на Армению свое политическое влияние, подчеркивая при этом необходимость восстановления отношений. В письме от 30-го августа 1919 г., направленном начальнику политической канцелярии «Особого совещания» полковнику Д. Чайковскому, полковник М. Зинкевич жаловался на то, что генерал Парахонский не был вовремя проинструктирован относительно того, чтобы часть патронов оставить в Батуми. В дальнейшем это могло быть использовано в целях оказания политического давления на Республику Армения. «Тем не менее, – пишет полковник М. Зинкевич, – у меня еще есть достаточно внушительных средств. Что касается финансового вопроса, то в ближайшем будущем я представлю план гарантированного кредитования Армении из Государственного банка Ростова. Для нас это будет весьма выгодно. Открытие в Армении филиала русского государственного банка, на здании которого будет развеваться наш флаг, это обстоятельство приобретет для нас большое политическое значение».
Однако вопреки ожиданиям русских политических кругов власти Республики Армения не проявляли особой поспешности в вопросе восстановления официальных отношений с Югом России. Безусловно, это было обусловлено определенными причинами. Хотя заявления парламента и правительства Армении не дали ощутимого результата в вопросе поддержки оказавшейся в «железном кольце» Армении, тем не менее руководство республики надеялось на содействие Парижской мирной конференции, государств Согласия и иных стран. Политическое руководство республики возлагало надежду и на содействие недавно прибывшего в Армению американского полковника У. Хаскеля. Немаловажным фактором могло стать и вручение мандата Армении Соединенным Штатам Америки.
3-го августа 1919 г. французское военное командование телеграфировало английской военной миссии в Закавказье и главнокомандующему вооруженных сил Юга России генералу А. Деникину о том, что 13-го числа в Батуми прибывает американский полковник У. Хаскель. Из телеграммы явствовало, что межсоюзнический главный совет принял решение от имени правительств Соединенных Штатов Америки, Франции, Великобритании и Италии назначить полковника У. Хаскеля верховным комиссаром в Республике Армения.
Одновременно ему было поручено использовать все возможные средства для организации необходимой помощи Армении. Находящиеся в Армении, Грузии и Азербайджане представители союзных государств обязаны были оказать полковнику У. Хаскелю всяческое содействие. В конце телеграммы говорилось о том, что Киликия не входит в список территорий, на которые распространяются полномочия полковника У. Хаскеля.
14-го августа 1919 г. в Батуми полковника У. Хаскеля встретили генеральный консул Республики Армения Г. Едигарян и председатель Армянского национального совета Ашот Мндоянц. Приветствуя от имени правительства полковника У. Хаскеля, генконсул выразил желание, «чтобы были приняты решительные меры для того, чтобы положить конец угрожающей армянам и Армении опасности». Полковник У. Хаскель заверил армянскую сторону в том, что он использует все возможные средства для урегулирования тяжелого положения Республики Армения и будет содействовать ускорению процесса передачи ее мандата Соединенным Штатам.
21-го августа 1919 г. полковник У. Хаскель был торжественно встречен в Ереване членами правительства республики, парламентариями и жителями столицы. Во время своей первой встречи полковник У. Хаскель сообщил премьер-министру и министру иностранных дел республики А. Хатисяну, что Парижская мирная конференция уполномочила его обеспечить внутреннюю и внешнюю безопасность армянского народа, урегулировать вопросы снабжения населения продовольствием, а также репатриации армянских беженцев.
Далее полковник У. Хаскель отметил, что он задержится в Ереване на три дня с тем, чтобы ознакомиться с внутренним и внешним положением страны и требованиями армянского правительства. Обо всем этом он должен был телеграфировать Парижской мирной конференции. Полковник выразил надежду, что до решения вопроса о мандате ему удастся обеспечить безопасность Республики Армения. Кроме того, полковник У. Хаскель сообщил А. Хатисяну о том, что через десять дней в Республику Армения прибудет американский генерал Джеймс Харборд с целью изучения общего положения республики и выяснения вопроса о необходимом в количественном отношении контингенте американских войск для ее защиты. Он известил А. Хатисяна также о том, что в Соединенных Штатах Америки обсуждается вопрос о мандатарии Республики Армения.
Во время беседы А. Хатисян подробно представил полковнику У. Хаскелю сложившуюся в Республике Армения тяжелую внутри- и внешнеполитическую ситуацию, констатировав при этом, что турецкие захватчики в течение последних двух месяцев лихорадочно готовятся к тому, чтобы подвергнуть армян новым испытаниям и лишениям, подключив к этому и местное мусульманское население. В конце беседы А. Хатисян отметил, что именно в силу вышеназванных причин правительство Республики Армения возлагает надежды на Парижскую мирную конференцию и в особенности на Соединенные Штаты Америки, представителем которой и является полковник У. Хаскель. На следующий день, 22-го августа, на шестом заседании парламента Республики Армения, после приветственного слова премьер-министра Армянской республики выступил полковник У. Хаскель. 27-го августа издававшаяся в Тифлисе армянская газета «Нор ашхатавор» сообщала о том, что члены парламента и армянский народ «приветствовали верховного комиссара бурными и продолжительными овациями».
На заседании парламента полковник У. Хаскель выступил с подробным изложением своих прав, полномочий и требующих реализации задач. Он заверил также, что сделает все возможное, чтобы оказать Республике Армения необходимую помощь и обеспечить ее безопасность. В своем выступлении он особо отметил необходимость оказания военной поддержки Республике Армения. «Я просил английское военное [командование], чтобы британские солдаты оставались [здесь] до тех пор, пока их не заменят, чтобы утрясти небольшие стычки между малыми нациями. Когда в Константинополе я узнал о распоряжении об их отбытии, то попросил английское командование и Клемансо временно приостановить вывод войск. Сейчас этот вопрос, вероятно, обсуждается в Париже, и я очень надеюсь, что моя просьба будет учтена, но и в случае их (английских войск) отбытия нам придется подумать об их замене каким-либо другим войском».
Полковник У. Хаскель отметил также, что Азербайджаном, несомненно, нарушены очерченные английским военным командованием границы, заверив парламент в том, что поедет в Баку и положит конец военным действиям Азербайджана, а если они попытаются не подчиниться, то он вынужден будет прибегнуть к решительным мерам и привлечь к личной ответственности организаторов и руководителей антиармянских военных действий.
Власти Республики Армения убедились в том, что полковник У. Хаскель был наделен широкими полномочиями, однако у него не было реальных рычагов, с помощью которых можно было бы приостановить военные действия азербайджанцев и турок. А. Хатисян пишет: «После ухода англичан мы находимся под покровительством американцев, но это покровительство носит лишь платонический характер, поскольку американцы, у которых нет военных сил, не могут заставить татар и турок выполнить их распоряжения».
Несмотря на это, руководящие круги Республики Армения с большим воодушевлением приняли полковника У. Хаскеля, связывая с ним определенные надежды. Переживающий бедствие государственный организм готов был ухватиться «за соломинку». Исходя из теплого приема, оказанного американскому комиссару, руководство Добровольческой армии и «Особого совещания» пришло к заключению, что у руководства Армении проамериканская ориентация.
В конце августа полковник М. Зинкевич известил начальника политической канцелярии «Особого совещания» Добровольческой армии Д. Чайковского о том, что настало время выдвинуть перед Республикой Армения вопрос о прорусской ориентации в противовес проамериканской, поскольку последняя препятствует планам Юга России. Полковник М. Зинкевич советует воспользоваться ошибками и просчетами американцев, чтобы доказать руководству Армении, что Юг России способен оказать действенную помощь Республике Армения, предоставив ей хлеб, финансы, патроны и т. д., а также оказать давление на врагов армянского народа.
Спустя некоторое время, полковник М. Зинкевич сообщает, что в вопросе восстановления официальных отношений Армении с Югом России определенную роль сыграло глубокое разочарование общественных и по- литических кругов республики в отношении американской политики, обусловленное тем, что полковник У. Хаскель с идентичными сочувственными речами выступил как в законодательных органах Армении, так и Азербайджана. В этой связи тифлисская армянская газета «Нор ашхатавор» опубликовала сообщение о том, что полковник У. Хаскель в Азербайджане опроверг мнение, что он является адвокатом армян. «Я (У. Хаскель – Г. П.) ко всем республикам отношусь совершенно одинаково». Далее газета сообщает, что полковник У. Хаскель был доволен приемом, оказанным ему правительством Азербайджана. Он опроверг ту информацию, которая была оглашена на заседании парламента Республики Армения.
Характерна в этом контексте оценка, данная генеральным консулом Республики Армения в Ростове Григором Чалхушяном двуличной политике полковника У. Хаскеля. «Хаскель не был политиком. От него ждали правдивого слова. И он выступил. Выступил в Тифлисе, в Баку, наконец – в Ереване… все три его выступления были неразрешимыми загадками. Словно эти речи были произнесены тремя разными людьми. В одном выступлении он был грузинофилом, в другом – туркофилом, в третьем – арменофилом. Мы были подавлены. И вот полковник Хаскель начал опровергать собственные слова: бакинскую речь он опроверг в Ереване, ереванскую – в Баку; в конце концов полковник Хаскель полюбил Баку, где для него устраивали пиршества, вечеринки, балы. Постепенно Хаскель отвернулся от нас, стал хвалить мусаватистов, ему не нравятся вечно недовольные, вечно... жалующиеся армяне».
Выражая свое недовольство в отношении представителей государств Антанты в Закавказье, Г. Чалхушян указывает на то, что последние живут в богатом и благополучном Тифлисе, а в бедном и скромном Ереване находятся их атташе второй и третьей категории. По воскресным и праздничным дням их всегда можно было увидеть на ереванской площади – на рынке, где они по весьма низким ценам скупали у армянских бедняков ковры и вывозили их из республики, не платя таможенной пошлины, пользуясь своим привилегированным статусом.
В конце августа полковник М. Зинкевич извещает полковника Д. Чайковского о том, что Соединенные Штаты Америки продолжают политику Великобритании в направлении изоляции Закавказья, в том числе и Республики Армения, от Юга России. Полковник У. Хаскель потребовал от правительства Республики Армения без его ведома не устанавливать никаких отношений с генералом А. Деникиным. «Когда американцы видят, – пишет полковник М. Зинкевич, – что Армения с симпатией относится к России, они начинают убеждать армян в том, что Россия больше не будет великой державой и что не следует больше полагаться на ее помощь». Уже с первых шагов У. Хаскеля стало очевидным, что вступив в Закавказье, Соединенные Штаты Америки всячески стремились воспрепятствовать и не допустить утверждения там Юга России. Ставшая традицией, подобная политика Соединенных Штатов Америки претворяется в жизнь и в наши дни.
Хотя и полковник У. Хаскель был против того, чтобы правительство Республики Армения установило официальные отношения с главным командованием Добровольческой армии Юга России и «Особым совещанием», но тем не менее он советовал А. Хатисяну воспользоваться помощью Юга России.
В конце августа 1919 г. военно-политическое положение Республики Армения осложнилось еще больше. 2-го сентября на одиннадцатом заседании парламента премьер-министр и министр иностранных дел Республики Армения А. Хатисян выступил со следующим заявлением: «Родина в опасности... английские войска покинули Закавказье». 28-гоавгуста в Париже председатели делегаций Армении, Грузии и Азербайджана обратились к председателю Верховного совета союзных государств Ж. Клемансо с заявлением о том, что вывод английской военной миссии из Закавказья может иметь печальные последствия для всех республик Закавказья. Это обращение не имело никакого положительного резонанса. В начале сентября английская военная миссия была выведена из Закавказья. Лишь в Батуми оставался небольшой контингент английских войск (всего 10 тысяч солдат).
Что касается обещания полковника У. Хаскеля содействовать отсрочке вывода английских войск из Закавказья, то оно также не было выполнено, что, естественно, не могло не вызвать чувство недоверия к нему в политических кругах Республики Армения. Разумеется, он имел весьма широкие полномочия, но не обладал той реальной силой, которая могла остановить татар и турок.
В деле урегулирования официальных отношений с Югом России определенную роль сыграло также оттягивание Соединенными Штатами Америки получение мандата Республики Армения, что усугубило разочарование армянских политических кругов в отношении Америки. В свете сказанного достойно упоминания следующее высказывание генерала А. Деникина: «Армян резали по всему Закавказью, в Анатолии и Киликии, а Верховный комиссар У. Хаскель отвечал обращавшимся к нему армянам, что «вопрос о мандате на Армению еще не решен». Согласно решению Парижской мирной конференции от 20 марта 1919 г., новая американская комиссия, возглавляемая генералом Дж. Харбордом, в составе 50 человек была направлена в Диарбекир, Эрзерум, Муш, Карс, в Ереван и Тифлис с целью «изучения Армянского вопроса с точек зрения этнической, экономической, финансовой, военной и прочих аспектов».
25-го сентября генерал Дж. Харборд прибыл в Ереван. В этой связи Г. Чалхушян писал, что официальная Америка отправила генерала Дж. Харборда в Республику Армения с тем, чтобы на месте изучить ситуацию и решить вопрос принятия мандата Армении со стороны Соединенных Штатов Америки. Согласно Г. Чалхушяну, этот вопрос «уже изначально решен был Америкой отрицательно. Миссия генерала была игрой, фальсификацией, не делающей чести великой державе. В течение трех-четырех недель генерал побывал во всех уголках Анатолии, и вопрос о мандате канул в Лету. Таким образом, официальная Америка ничем не помогала, скорее лишь все испортила... вселила в нас надежду. Для нас было бы лучше, если бы мы не тешили себя пустыми и тщетными надеждами». После всего этого в правительственных кругах Республики Армения, безусловно, возросло стремление восстановить официальные отношения с Югом России.
В секретном письме – донесении от 17-го сентября 1919 г., адресованном начальнику Управления Добровольческой армии, представитель командующего вооруженными силами Юга России при верховном командовании союзных государств в Закавказье сообщает, что в Республике Армения усилилась прорусская ориентация (имеет в виду Юг России). Политические круги Республики Армения, осознавая сложность процесса обеспечения безопасности страны и сохранения независимости, вынуждены обратиться к тому или иному сильному европейскому государству, к Соединенным Штатам Америки, надеясь на их содействие. Однако в итоге власти республики вынуждены были признаться в постигшем их разочаровании и склонились «к самому преданному покровителю и защитнику (России). Настал момент, чтобы завоевать симпатию армян. Необходимо объяснить им, что Россия всегда была единственной бескорыстной защитницей армян, и таковой она будет и в будущем».
В августе 1919 г. по поручению правительства Республики Армения в Екатеринодар отбыл начальник генерального штаба армянской армии полковник М. Зинкевич с целью урегулирования отношений с главным командованием вооруженных сил Юга России и «Особым совещанием». Как известно, полковник М. Зинкевич руководящими органами Республики Армения был назначен начальником генерального штаба вооруженных сил Республики Армения. При этом правящие круги Республики Армения прежде всего руководствовались его огромным опытом и глубокими профессиональными знаниями, которые могли быть полезны армянской армии. Помимо сказанного, назначение полковника М. Зинкевича должно было способствовать укреплению связей с главным военным командованием Юга России и «Особым совещанием». В сущности, полковник М. Зинкевич являлся неофициальным представителем Добровольческой армии генерала А. Деникина в Республике Армения.
Воспользовавшись сложившейся для себя благоприятной политической ситуацией, российская сторона назначила полковника М. Зинкевича своим официальным представителем при правительстве Республики Армения. Генерал А. Деникин по этому поводу пишет: «В августе приехал в Екатеринодар начальник генерального штаба Армении полковник Зинкевич, который вернулся в Ереван уже в качестве «военного представителя Вооруженных сил Юга России».
Ваге Арцруни пишет: «Думали, что он (М. Зинкевич – Г. П.) приедет и продолжит свою службу в Республике Армения. [Зинкевич] приехал, но не с предполагаемой целью. В одном из помещений здания парламента зазвучала громкая песня. Заместитель председателя парламента С. Тигранян и другие члены парламента поспешили туда, чтобы выяснить, что же там происходит. Подойдя к двери, они растерянно остановились, увидев группу офицеров, которые воодушевленно пели «Боже, Царя храни». Напрасно С. Тигранян попытался пригрозить армянским офицерам от имени парламента. Наоборот, чем больше он угрожал, тем с большим воодушевлением офицеры пели... Что же случилось? В тот день в Ереване ждали приезда Зинкевича. Армянские офицеры знали, что он должен приехать, притом не со своей частной миссией, а как приступающее [к исполнению обязанностей] армянское должностное лицо. Независимо от нашего правительства, они знали, что он прибывает как дипломатический представитель генерала Деникина в Республике Армения. Армянское правительство не было осведомлено об этом, между тем армянское офицерство отмечало его намечаемый приезд еще до его прибытия».
28-го августа 1919 г. полковнику М. Зинкевичу была вручена подписанная помощником главнокомандующего и начальником военного управления Добровольческой армии Юга России генералом А. Лукомским верительная грамота, в которой было указано, что он командируется в Ереван в качестве военного представителя главнокомандующего вооруженных сил Юга России при правительстве Республики Армения. Он был уполномочен вести переговоры с правительством Республики Армения по всем интересующим обе стороны вопросам. 26-го сентября того же года дипломатическим представительством Республики Армения в Грузии верительная грамота полковника М. Зинкевича была вручена Совету министров Республики Армения. На следующий день, 27-го сентября, Совет министров Республики Армения дал свое согласие. Об этом был осведомлен и генерал А. Деникин. В начале октября полковник М. Зинкевич вместе с пятью сопровождающими его офицерами и унтер-офицерами возвратился в Ереван. Генерал А. Деникин выразил свою благодарность властям Республики Армения за торжественный прием, оказанный официальному представителю Юга России.
Вручая А. Хатисяну свою верительную грамоту, полковник М. Зинкевич сказал:
1. Генерал А. Деникин с уважением относится к армянскому народу, который проявляет доброжелательность к русским и к России.
2. Главнокомандующему известно, какую лепту внесли армяне в оказание содействия русским солдатам, возвращавшимся в 1918 г. с Кавказского фронта.
3. Генерал А. Деникин осведомлен о тяжелом внутриполитическом и внешнеполитическом положении Республики Армения.
Военный представитель Юга России вручал А. Хатисяну свою верительную грамоту именно тогда, когда в Ереване проходило 9-ое Общее собрание Армянской революционной партии Дашнакцутюн (27-го сентября – 2-го ноября). Рассмотрев вопросы внешней политики республики, собрание постановило:
«А. Стержнем внешней политики Армении должна быть забота о признании иностранными государствами независимости объединенной Армении и обеспечение ее безопасности.
Б. С союзными государствами следует сохранять существовавшие до сих пор дружественные отношения.
В. В настоящих политических, экономических, цивилизационных условиях Общее собрание считает желательным, чтобы специальным мандатом союзных государств Армении было бы обеспечено временное покровительство».
Обсуждая вопрос об отношениях с Россией, Общее собрание сочло необходимым сохранение дружественных отношений с последней. В октябре 1919 г. полковник М. Зинкевич в своей докладной записке на имя представителя главнокомандующего Добровольческой армии в Закавказье сообщает, что, если еще два месяца назад Армянская революционная партия Дашнакцутюн была почти едина в вопросе о принятии протекции Соединенных Штатов Америки, то сейчас она разочарована, и это обстоятельство открывает для России большие перспективы. Общее собрание постановило: «5. При абсолютно доброжелательном отношении к русскому народу и политическому возрождению России, наша дипломатия должна оказывать сопротивление попыткам существующих в России правительств распространять свою власть на бывшую Российскую [Восточную] Армению и тем самым пресечь дело объединения Армении».
Восстановление официальных отношений с Югом России придало новый размах организации репатриации армянских беженцев и служащих в Добровольческой армии армянских солдат, снабжению армянской армии оружием и боеприпасами, а также утверждению торгово-экономических отношений.
После восстановления официальных отношений с Добровольческой армией и «Особым совещанием» правительство Республики Армения по-прежнему в отношении России вело весьма осторожную политику, пытаясь посредством дипломатических уловок избежать политической конфронтации с Добровольческой армией и с помощью последней обеспечить безопасность своей страны. Проблема заключалась в том, что генерал А. Деникин, будучи верным своей политической программе «Единая, неделимая Россия», боролся, как уже не раз было отмечено, за восстановление территории бывшей Российской империи в границах 1914 г., а Республика Армения была непоколебима в вопросе сохранения своей независимости 6-го декабря 1919 г. в Париже по приглашению русского «Особого политического совещания» и его посольского совета состоялась встреча А. Агароняна и А. Оганджаняна с Н. Чайковским.
Целью этой встречи опять-таки было обсуждение вопроса об участии на собраниях представителей тех «наций, которые желают присоединиться к русским». А. Агаронян ответил Н. Чайковскому, что независимая Армения «в туранском море имеет опору лишь в лице России. Тем не менее мы вынуждены отказаться от участия на собраниях представителей «наций, желающих присоединиться к русским», поскольку мы не в состоянии присоединиться к России по той простой причине, что уже присоединены к Западной Армении, и именно на этом основании мы защищали и защищаем наш вопрос перед Conference.
Спустя год после объявления о нашем присоединении к Западной Армении принять участие на подобном собрании было бы равносильно отказу в последний момент от большей части нашей родины – Западной Армении, т. е. то, чего Вы, господин Чайковский, не потребуете от нас, да и мы не можем на это дать наше согласие. Отныне мы можем и должны быть союзниками России, а не присоединяться к ней».
По данному вопросу в русских политических кругах имелись принципиальные разногласия. 13-го декабря 1919 г. член русского посольского совета Б. Савинков в письме, направленном из Парижа генералу А. Деникину, пишет, что значение Кавказа «для нас очевидно; оно особенно велико, пока мы боремся с большевиками, и Добровольческой армии необходимо обеспечить тыл. На Кавказе мы еще имеем верных друзей в лице армян, которыми, однако, мы не смогли воспользоваться и которых мы постепенно теряем. С Арменией (которой содействует Америка) необходимо вступить в переговоры и достичь согласия, пообещав ей широкую автономию. Согласие с Арменией приведет к согласию и с Азербайджаном, а Грузия, которая играет ту же роль, какую Эстония на Севере, подобно последней не в состоянии оказать нам сопротивление».
Таким образом, можно заключить, что как правительство Республики Армения, так и Юг России, преследуя разные цели, стремились тем не менее восстановить официальные отношения. В августе 1919 г. правительство Республики Армения восстановило официальные отношения с главным командованием вооруженных сил Юга России и «Особым совещанием» главным образом во имя обеспечения безопасности своей страны, оказавшейся в «железном кольце». Как уже было отмечено, в январе 1919 г. в Екатеринодаре находился дипломатический представитель Республики Армения, член бывшей Государственной думы Ованес Сагателян, который, однако, не был уполномочен обсуждать с Югом России политические вопросы.
В свою очередь Юг России, преследуя цель создания «Единой, неделимой России», стремился восстановить официальные отношения с Республикой Армения во имя воссоединения Закавказья с Югом России. Назначение полковника М. Зинкевича военным представителем Юга России, а Ов. Сагателяна – представителем Республики Армения в Екатеринодаре (при правительстве Кубанского края, Добровольческой армии Юга России и «Особом совещании») само по себе означало восстановление официальных отношений между Республикой Армения и Югом России.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме