Заимствование ценностей в культуре черкесо-гаев

Одной из актуальных проблем современной гуманитарной науки является взаимосвязь этнических ценностей и динамики культуры. Не менее важным остаётся вопрос о том, каким образом этническая культура изменяется в соответствии с трансформациями реальности, не теряя своей самобытности. Глобализационные процессы порождают активное заимствование инокультурных ценностей и одновременно воскрешение исконных ценностей. Считается, что заимствование чужих ценностей подтачивает этническую культуру. Цель нашей статьи – показать, что заимствование инокультурных ценностей не обязательно ведёт к разрушению культуры. Мы попробуем разобраться в данном вопросе на примере культуры черкесо-гаев, армян, которые много веков назад пришли на территорию Черкесии. В статье мы опираемся на идеи А.И. Ракитова, который отмечает, что любую развитую социоэтнокультурную систему можно представить как двухкомпонентную структуру – ядро культуры и защитный пояс.

Черкесо-гаи – этническая группа армян, образовавшаяся с конца XV в. на территории северо-западного Кавказа (современный Краснодарский край и Республика Адыгея). Армяне-переселенцы, прожив в горах 300 лет, переняли нравы, обычаи, особенности быта, весь уклад жизни адыгов, среди которых они поселились. Их язык приобрёл черты, сближающие его с адыгскими языками, однако они сохранили своё этническое самосознание и принадлежность к армянской церкви. В результате взаимопроникновения двух культур сформировалась совершенно новая этническая группа горских армян.

Несмотря на то что черкесо-гаи стали почти не отличимы от черкесов внешне, полностью переняв чужую культуру, они всё же остались армянами, сохранили свою самобытность. С точки зрения О. Шпенглера, культура, не имеющая центрального ядра, не способна к достаточно длительному существованию. Если данное ядро исчезает, растворяется или изменяется под воздействием исторических и прочих причин, то соответственно исчезает, растворяется или изменяется сама культура. Вот что пишет Ф.А. Щербина: «Горские армяне буквально таки превратились в черкесов. Необходим был очень продолжительный период времени для того, чтобы такая исторически стойкая народность, как армянская, утеряла все отличительный черты своей национальности, до мелочей усвоила весь бытовой строй чуждой ей народности, нравы, обычаи, военную сноровку, гражданские взаимоотношения, семейные уклады, совершенно забыла свой родной язык и стала говорить только по черкески, сохранивши неприкосновенной одну лишь христианскую религию, которая собственно только и связывала воедино горских армян, как национальную группу». По мнению С.А. Раздольского, ядро культуры – это её центральная, непротиворечивая, стабильная часть, влияющая на периферию, определяющая тип культуры и удерживающая культуру от распада.

По словам А.И. Ракитова, главная функция ядра культуры – сохранение и передача самоидентичности социума, следовательно, оно обладает высокой устойчивостью и минимальной изменчивостью. Но при всей своей стабильности оно не может оставаться абсолютно неизменным. Стабильность ядра относительна, и это может оказаться сугубо негативным явлением, которое может привести этническую культуру к саморазрушению. Особенно стабильность ядра может помешать адаптации социума на переломах цивилизационного развития, при глубинных трансформациях, при переходе от одной цивилизации к другой. Говоря о стабильности ядра, А.И. Ракитов подразумевает, что ядро культуры изменяется и трансформируется несопоставимо медленнее, чем защитный пояс, и тем более чем реальная окружающая среда обитания и жизнедеятельности данного социума.

Опираясь на исторические факты, армянам пришлось адаптироваться к местным жизненным условиям. Малочисленность и подчинённость господствующей народности не позволяли не только обойти или видоизменить культурные ценности, они просто не могли жить без них. В силу необходимости они стали подчиняться условиям черкесского быта: жить в таких же саклях, носить такую же одежду, оружие, говорить на черкесском наречии. Но удивительным свойством культуры является то, что при любом приобщении к общечеловеческим ценностям она сохраняет свою национальную самобытность. Таким образом, можно заключить, что этническая культура, обладая сформированным ядром, не теряет своей самобытности, она меняется за счет периферии, играющей роль защитного пояса.

Ю.В. Чернявская выделяет в культуре особые механизмы самосохранения. По её словам, они запечатлены в ее центральной зоне и исходят из представлений о сакральном: «Именно с точки зрения священных начал, разрушение которых представляется недопустимым, центральная зона культуры как императивный по отношению к картине мира образец задает параметры “возможного – невозможного”, “желательного – нежелательного”, а значит, и критерии отбора ценностей».

Относительно религиозных установок Ф.А. Щербина пишет, что существенное значение имело сохранение армянами христианской религии, единственного устоя, на котором держалась и удержалась армянская самобытность. Армяне только потому и считались армянами в черкесской среде, что исповедовали особую христианскую религию; во всем же остальном, они были те же черкесы и ничем не отличались от них ни внешностью, ни языком, ни нравами и обычаями. Надо отметить, что христианская церковь в начале своего существования в Армении стала связующим звеном для всех армян.

Армяне видели в ней надёжное укрытие от притязаний соседних народов. Им удалось национализировать христианскую религию, вместе с тем превратив её в институт сохранения народа в условиях отсутствия государственности.

Л. Мелик-Шахназарян отмечает, что важным фактором сохранения армян как единого этноса стала изобретённая в конце IV в. национальная письменность, которая была введена в ранг общенационального достояния. По словам автора, «армяне-христиане сумели воскресить основные черты национального характера античного периода, одновременно переняв многие черты характера истинного христианина. В результате получилась удивительная смесь религиозного вольнодумства и бесконечного, христианского, терпения и терпимости». Мы можем увидеть в истории черкесо-гаев факты, которые тормозили культурное развитие. Черкесский обычай кровомщения, а также владение рабами считались нарушением основных начал христианской религии. Но несмотря на сакральные ценности армяне широко использовали обычай кровомщения и рабовладения. Последнее приносило немалый доход, что было важно для сословия торговцев. «Приспособление христианства к национальным устоям, синонимизация понятий “армянин” и “христианин” помогли армянскому народу в полной мере задействовать механизм национальной генетической памяти, обрести себя на родной земле, вновь почувствовать себя на родине. И следует отдать ей должное, осознавая, что лишь таким путем можно сохранить национальную самобытность армянского народа».

Мы видим, что для выживания армянам необходимо было адаптироваться к местным условиям. Это естественно повлекло за собой обмен ценностями и изменения периферии культуры. Под периферией культуры мы подразумевать комплекс, организованный определённым образом в виде институтов, компонентов, элементов культуры, которые подчинены ядру. По мнению А.И. Ракитова, периферия также является особым защитным поясом, который служит для сохранения ядра культуры. Он выполняет функцию фильтрующего механизма, пропускающего директивную информацию, которая может идти от ядра культуры во все структурные узлы социального организма и двигаться по направлению к ядру культуры с целью его изменения.

Черкесские обычаи и устои жизни проникали вглубь культуры армян. В некоторых моментах, например, с принятием обычая кровомщения и владения рабами, это шло в разрез с национальными ценностями. Периферийный пояс культуры фильтровал и поглощал информационные импульсы, поступающие в социум от других культур. И если они несли в себе угрозу существования и опасность для ядра культуры, они нейтрализовались или растворялись в защитном поясе. Распространение ислама представляло серьёзную угрозу для основ армянской культуры – христианской религии и внутреннего самоуправления. Эта опасность проявлялась в виде репрессий, гонений, потери положения в обществе, а самое главное, притеснений сакральных ценностей ядра культуры.

Итак, в культурной структуре этноса выделяется ядро и периферия. Ядро содержит в себе сакральные ценности, некую аксиологическую шкалу. Периферия культуры играет роль фильтра, распознающего поступающие информационные импульсы от других культур. Любая культура сохраняет в своём ядре лишь то, что соответствует её логике, менталитету. Национальная культура всегда стремится трансформировать в собственном котле новации культурных приобретений, придать им национальные черты. Относительно безболезненно обновляя периферийные, второстепенные элементы, культура обладает социальной реакцией отторжения, когда дело касается её ядра. Это можно понять, если представить ядро культуры в виде центральной зоны, в которой важны не столько ценности, сколько их место в аксиологической структуре общества. Если же новые ценности не нарушают приоритетов этноса, защитные механизмы культуры позволяют ей проникнуть через этнокультурные фильтры и войти в состав аксиосферы.

Орлов Сергей Сергеевич – аспирант Адыгейского государственного университета

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top