К вопросу формирования культурного ландшафта Нахичевани-на-Дону в последней четверти XVIII — 1-й половине XIX вв.

В современных условиях реконструкции исторически сложившихся городов особую значимость приобретает проблема гуманизации среды. Культурный ландшафт является результатом материально и духовно преобразующей деятельности человека. Как отмечает Т.А. Смолицкая, «основное развитие города как феномена культурного ландшафта отражается в его планировочной структуре, размещении основных функциональных зон, характере городских улиц и даже в самом выборе территории для города». Угроза агрессивного изменения сформировавшихся городских культурных ландшафтов обозначила актуальность выявления их пространственно-временной динамики и исторической стадийности.

Начальным импульсом развития армянского города в низовьях Дона стала миграционная политика Российской империи на южных рубежах в последней четверти XVIII в., направленная на скорейшее освоение присоединенных земель. В жалованной грамоте от 14 ноября 1779 г. «вышедшим из Крыма Христианам Армянскаго закона» говорилось: «…Для удобнейшаго поселения вашего отвесть в Азовской Губернии особенную от прочих селений округу крепости Святаго Димитрия Ростовскаго… По заселении вами особаго города при урочище Полуденки с названием Нахичевана и с дачею на выгон онаго 12.000 десятин…». Среди административных и торговых льгот разрешалось «учредить Магистрат и в нем производить суд и расправу по вашим правам и обыкновениям… пользоваться вечно и потомственно… свободною торговлею вне и внутрь Государства… позволяется строить из собственнаго вашего иждивения купеческия мореходные суда, разводить нужныя и полезныя фабрики, заводы и фруктовые сады… всякаго звания промыслы распространять по собственной воле и достатку каждаго». Армянские переселенцы освобождались от всех «податей и служб» на десятилетний период. Пояснялось, что «неимущие же снабдены будут из казны… на построение им домов, лес и прочие припасы отпустятся из казны безденежно; имущественные же на отведенных им землях имеют строить домы, лавки, анбары, фабрики и все, что сами пожелают, из собственнаго своего иждивения… строить церкви и колокольни с вольным отправлением в оных по законам их всех церковных чиноположений». Многочисленные привилегии содействовали скорейшему обустройству и развитию Нового Нахичевана. Необходимо отметить длительную обособленность жизни армянского города, имевшего автономность административно-судебного управления и населенного нерусскоязычными гражданами, прибывшими из Крымского ханства и общавшимися на родном языке. Освоение пожалованных Екатериной II земель продолжилось закладкой армянских селений по рекам Дону, Чалтырю, Чулеку и Самбеку. В семи верстах к северу от города был основан армянский мужской монастырь Сурб Хач.

Особенностью стал единовременный процесс освоения пространства будущего города, включавший составление эскизного проекта планировки, проведение землемерных и строительных работ. Первый генеральный план города, датированный 1781 г., был основан на принципах регулярности, характерных для русского градостроительства 2-й половины XVIII — начала XIX вв. Прямоугольная форма плана с главной городской площадью в центре соответствовала относительно ровному, с незначительным уклоном к Дону рельефу местности. В рукописи Е.А. Шахазиза сказано, что освящено было «основание города и четыре угла его…». Дальнейшее развитие градостроительной структуры Нового Нахичевана было возможно только в северном направлении: с юга городские кварталы ограничивала река Дон, с востока — малая река Кизитеринка, с запада — граница крепости Св. Димитрия Ростовского. Освоение кварталов началось с юго-западной части города вблизи прибрежных водных источников и на месте лучшего предградия Ростовской крепости — Полуденного стана, вошедшего в планировочную схему Нахичевана.

Это определило меньшие по ширине размеры западных кварталов нового города. По описанию, относящемуся к 1782 г., из предместий крепости «в особенности растет вновь построенная Нахичевань с ее трудолюбивым армянским населением». Торгово-ремесленному назначению города отвечала разветвленная сеть дорог, подходивших с севера, запада и востока. Также в начале XIX в. Нахичеван был соединен с заречными землями деревянным наплавным мостом с раздвижной средней частью для судоходства. Крупное купечество активно занималось строительством и благоустройством. В 1793 г. академик П.С. Паллас отмечал, что армянский асессор Аврамов построил на левом берегу Темерника в нескольких верстах от Нахичевана ферму и гостиницу, а рядом в самой узкой части этой реки — каменную плотину и мельницу. Однако следует уточнить, что данные гидротехнические работы усилили обмеление Темерника, начавшееся после возведения в 1773 г. первого каменного моста через реку в нескольких верстах от ее устья.

В 1790-х гг. наблюдалось перемещение административных функций в центральные кварталы, а территория вблизи Дона включала торгово-ромышленную зону и сады. Единым городским центром являлась полифункциональная прямоугольная в плане площадь Гостиная (позже Соборная) с собором (первоначально деревянным, смещенным в северном направлении), административными и торговыми зданиями (сначала деревянным, затем — двухэтажным каменным магистратом, полицией, гостиным двором с торговыми лавками, постоялым двором), жилыми строениями (как правило с торгово-складской функцией по фасаду). К концу XVIII в. относится упоминание, что жители армянского города «построили на собственный счет городскую думу с красивой квадратной площадью перед ней, окруженную лавками».

Неоднократная перепланировка площади вносила коррективы в конфигурацию зданий гостиных рядов. Построенный в 1783–1807 гг. каменный собор Сурб Григора Лусаворича с трехъярусной колокольней (снесен в 1963 г.) являлся главной архитектурно-градостроительной доминантой окружающей застройки, осевым ориентиром основной магистрали — улицы 1-й Соборной и композиционным ядром всей планировочной структуры города. Улица 1-я Соборная была продолжением дороги из Святодимитриевского укрепления, выходила по оси на площадь Соборную и сохранила функциональную значимость как связующее звено между соседними городами в период после упразднения крепости. Дальнейшее градостроительное развитие Нахичевана сохраняло полную преемственность с проектным решением, заложенным в первом генеральном плане города.

На основе классицистических принципов складывалась система пространственных ориентиров, обогащая речной «фасад» Нового Нахичевана. Среднюю зону городской территории формировали почти радиально расположенные от центра приходские церкви, выступавшие внутриквартальными доминантами: Сурб Аствацацин (1780 г. — деревянная, 1781–1787 гг. — каменная), Сурб Никогос (1781–1783 гг. — деревянная, позже — каменная), Сурб Амбарцум (1781–1783), Сурб Теодорос (1783–1786), Сурб Георг (1783–1787), все ныне утрачены. Церковь во имя Сурб Георга на западной окраине являлась визуальным ориентиром для соседних Доломановского и Солдатского форштадтов (будущего Ростова) и крепости Св. Димитрия. Армянские переселенцы, вышедшие из одной местности (Каффы, Бахчисарая, Карасу-Базара, Гезлева, Ак-Мечети, Эски-Крыма), селились вместе и принадлежали к одному приходу.

Градостроительный каркас был дополнен церковью монастыря Сурб Хач (1783–1792), с 1862 г. — и колокольней (не сохранилась), отличавшейся по стилистике от сложившегося ранее ансамбля. Архитектурный пейзаж монастырского ансамбля был решен в соответствии с принципами классицизма. Расположение храма на вершине холмистой местности в окружении архиерейского дома, служебных построек и пятимаршевой каменной лестницы, спускающейся к Темернику, определяло доминирующее значение культовой вертикали в окружающем пространстве. Около подножия лестницы начинался деревянный (в 1900 г. замененный на железобетонный) мост, связывавший церковный двор с монастырским парком, в котором «были открыты правильные аллеи… посажены плодовые деревья… заложены цветник и питомник». При монастыре имелась водяная мельница, функционировали типография (1790 г., переведена в Астрахань в 1796 г.) и общеобразовательная школа (1791 г., здание сгорело в 1891 г.). Учебное и книгопечатное заведения при монастыре Сурб Хач, для которых возвели строения на его восточной стороне, являлись важным научно-просветительным центром и должны были «посредством книг и образованных молодых людей распространить знания среди российских армян». Кроме того, в самом Нахичеване были открыты приходские школы (при церкви Сурб Теодорос — одноклассная, при церквях Сурб Амбарцум и Сурб Никогос — двухклассные для мальчиков и девочек соответственно), а также — начальное приходское училище (1811) и общеобразовательная школа (1837). Следствием влияния национальной культуры армянского народа стало возведение в 1862 г. на расстоянии нескольких десятков метров от основания каменной лестницы каптажного строения родника «Чорхах». Сохранение культурных традиций отразилось в привнесении в наружный и внутренний облик церковных зданий Нового Нахичевана и монастыря Сурб Хач привезенных с собой из Крыма священных хачкаров.

Особенностью формирования застройки Нахичевана стали быстрые темпы строительства. Иностранец Колли в 1817 г. отмечал: «этот цветущий город был построен с 1779 по 1790 г.». В конце XVIII — начале XIX вв. кварталы в центральной и южной частях города имели в основном деревянную застройку. На севере городской территории, удаленной от Дона, находились временные строения из земляного кирпича. Каменные здания располагались, главным образом, вокруг центральной площади. В начале 1790-х гг. сохранились лишь «некоторые первоначальные… жалкие хижины, построенные наскоро… но большая часть жителей Нахичевани живут теперь в хорошеньких каменных домиках, крытых черепицею… Дома поставлены довольно далеко один от другого и снабжены всеми необходимыми удобствами; деревянные дома обмазаны глиною, покрыты черепицею и, таким образом, гарантированы от огня». Внешний облик города, построенного выходцами из Крыма, контрастировал в отношении соседнего Ростова. Из описания Нахичевани 1809 г. следует: «Сей город знатнее, правильнее расположен и богатее Ростова…». Граф И.А. Безбородко в начале XIX в. указывал на национальные предпочтения в жилой застройке Нахичевана: «Строения в армянском вкусе. Домы чистые, но б. ч. крыты черепицею. Есть и хорошие каменные домы. Церквей каменных несколько, довольно огромные…». В конце XVIII — начале XIX вв. у нахичеванских жителей наблюдалось привнесение национальных традиций и в функциональную организацию жилых домов (группировка жилых комнат вокруг прихожей с «chemince» — очагом и развитие плана дома в глубину участка. Интересен фрагмент письма Н.Н. Раевского-старшего, датированный 1820 г.: «… За крепостью есть другой форштат, или город армянский, Нахичевань называемый, пространный, многолюдный и торговлей весьма богатый. Образ жизни, строенье, лица, одеянье, все оригинальное».

Армянские переселенцы привнесли на Юг России технологические достижения национальной культуры. Например, при осмотре Нахичевана П.С. Паллас замечал: «В окружности видно несколько ветряных мельниц, круглых, построенных на азиатский манер с горизонтальным жерновом; они могут молоть при всяком направлении ветра… Эти мельницы — Армянское изобретение (invention)…». В начале XIX в. встречается упоминание об использовании для строений города Таганрога черепицы, сделанной новонахичеванцами. Для отделочных строительных работ в Новочеркасск среди прочих специалистов приглашали «знающих мастеров из Нахичевана». В 1838 г. город был переименован в Нахичеван на Дону, между ним и Ростовом была закреплена межа 2 монументами (разобраны в 1933 г.), симметрично установленными по сторонам дороги. До 1852 г. нахичеванцы продолжали пользоваться некоторыми льготами и привилегиями, когда были приравнены к прочим гражданам Екатеринославской губернии и стали облагаться земским сбором.

К середине XIX в. застройка Нахичевана на Дону включала множество примеров реализации образцовых проектов, составленных в Таганрогском строительном комитете в соответствии с альбомами «Собрания фасадов, е. и. в. высочайше апробированных для частных строений в городах Российской империи» 1809–1812 гг. и позже — с образцами из тетрадей фасадов 1838 г. и 1840-х — 1-й половины 1850-х гг. В декорировании фасадной плоскости жилых зданий распространение получил лепной орнаментальный или растительный декор. Климатические особенности южного региона позволили внедрить в функциональные схемы зданий общественно-административного и жилого назначений галереи, балконы, террасы, веранды, парадные крыльца с навесом. И если культовые, общественно-административные здания и парадные особняки Нахичевана на Дону отвечали классицистической стилистике, то фоновая архитектурная среда середины XIX в. стала примером синтеза образцового проектирования и национальных историко-культурных традиций, что сформировало неповторимый колорит армянского города. Архитектурно-художественные ценности исторически сложившейся застройки Нахичевана на Дону (ныне — Пролетарского района Ростова) требуют бережного отношения при реконструкции или создании наполненных культурным содержанием новых пространств.

И.В. Поцешковская.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы II Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 26–28 мая 2015 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.