Духовные центры армянской общины Армавира (середина 19 - начало 20 вв.)

Одним из главных духовных и культурно-образовательных центров армян на юге России на рубеже XIX и ХХ вв. стал Армавир, возникший в 1839 г. в качестве аула черкесо-гаев (черкесских армян). В 1876 г. Армавир получил статус села, а в 1914 г. был преобразован в город. К началу ХХ в. здесь сформировалась крупнейшая армянская община Северного Кавказа. В 1910 г. в Армавире (при общем населении в 44 448 чел.) проживало 7813 армян, среди которых численно доминировали черкесо-гаи.

Важной задачей обустройства черкесо-гаев на берегах Кубани стало строительство церкви, которое началось весной 1840 г. на центральной площади аула. Основатель Армавира Г.Х. Засс распорядился, чтобы деревянный храм возводился на каменном фундаменте, был покрыт железной крышей и увенчан позолоченным крестом. По его ходатайству император повелел выделить для этих целей из казны 2000 руб. серебром. К сожалению, в одну из ночей 1842 г. недостроенный храм сгорел.

Уже 15 августа 1842 г. Николай I повелел воздвигнуть в Армянском ауле вместо сгоревшей, новую каменную церковь, на что из казны было выделено 10 тыс. руб. серебром. Проект церкви, составленный архитектором Фарафонтьевым, был утвержден Военным министром 16 ноября 1844 г. В облике храма преобладали черты русской культовой архитектуры. Над квадратным в плане молитвенным залом располагался барабан, увенчанный куполом-луковкой; колокольня завершалась шатровым верхом с небольшой главкой. Кирпич для строительства доставлялся на подводах из Ставрополя. Новую церковь начали возводить на месте сгоревшей старой.

Работы затянулись. Судя по чертежу от 20 октября 1855 г., поднятое до карнизов здание стало разрушаться. Часть потолка у проема апсиды обрушилась, под тяжестью сводов начали расходиться углы храма, в стенах появились трещины. В 1857 г. был утвержден новый проект. В интерьере главного зала появились четыре колонны, воспринимавшие тяжесть барабана и купола, иные пропорции обрела звонница колокольни. 25 августа 1861 г. армянский храм был освящен Астраханским архиепископом Матевосом, под именем Верапохумн Сурб Аствацацни (Успения Святой Богородицы). Вокруг церкви армавирцы соорудили толстую каменную стену с узкими бойницами и мощными полукруглыми оборонительными бастионами. Успенский храм уцелел до наших дней и действует по ул. Кирова, 7.

В конце 1860-х гг. в ауле была сооружена часовня, приписанная к армянской Успенской церкви. Возможно, она располагалась на месте современного сквера у армавирской гимназии № 1. В городском музее сохранилась массивная металлическая плита с надписью: «Часовня сия устроена усердием жителей селения Армавир Урупского округа Кубанской области в память избавления от опасности, грозившей Государю Императору, от злодейского покушения на его жизнь, в городе Париже 25 мая 1867 года. Заложена 6 июня 1868 года в Армавире Его Высокопреосвященством Кеворком Вегапедианцем архиепископом Астраханским и Кавказским». Повод строительства часовни символичен. Отмечая спасение Александра II от неудачного покушения, армавирцы подчеркивали свою преданность России и ее монарху. К сожалению, больше об этой часовне ничего не известно.

Через 25 лет после освящения Успенская армянская церковь обветшала. Капитальный ремонт мог затянуться, и для проведения богослужений коренные жители решают построить новую армянскую церковь. 7 февраля 1885 г. на сельском сходе принимается приговор об ассигновании из общественных сумм 5 тыс. руб. на устройство храма во имя Святителя Георгия. Одновременно открывается сбор пожертвований. Святой Георгий Победоносец повсеместно почитался среди христиан Северного Кавказа, черкесо-гаи же считали его своим небесным покровителем.

Вместо предполагавшегося сначала молитвенного дома армавирцы возвели небольшую кирпичную церковь. В 1887 г. Астраханский архиепископ Геворг Суренянц (будущий католикос Геворг V) освятил ее под именем Сурб Геворк. Черкесо-гаи, используя адыгские и армянские слова, называли храм «Пысырк Чорэчэ и жам цIыкIу», что означало «Святого Георгия маленькая церковь». Культовое здание располагалось на краю площади, которая впоследствии получила название Георгиевской (ныне тут сквер между улицами Люксембург, Урицкого, Комсомольской и Халтурина).

Здание старой Георгиевской церкви сохранилось по ул. Люксембург, 170. Ныне это жилой дом, но его облик свидетельствует об исконном культовом назначении. Храм вместе с притворами в плане имеет форму креста и ориентирован на восток. Он покоится на фундаменте из ракушечника. Кирпичные стены оштукатурены. В восточной части расположена трехгранная апсида.

Сегодня здание имеет два притвора – южный и северный. Существовавший ранее западный притвор разобран. Изначально над центральной частью храма на барабане возвышался купол с крестом. С юго-западной стороны к зданию примыкала невысокая двухъярусная колокольня.

Несмотря на скромные размеры, Георгиевская церковь очень почиталась в Армавире. В ее дворе часто устраивался массовый обряд – кормэн, во время которого приносили жертву и просили Святого Георгия о заступничестве. Иллюстрацией этому служит сообщение местной газеты «Отклики Кавказа» от 30 сентября 1912 г.: «Вчера, 29 сентября армянская церковь имени Георгия Победоносца праздновала свой престольный праздник. При громадном стечении публики был совершен традиционный “Кормэн” – жертвоприношение. Тут же, около храма в саду было убито несколько баранов, телят и быков. В 13 больших котлах варилось жертвоприношение, которое потом было подано к длинным столам, с сидящими за ними армавирскими стариками». По сведениям местного старожила Р.К. Аракелова, скот резали возле Георгиевской церкви, под большим деревом, и поэтому коренные жители называли этот участок «Утыжь къурмэншъыпIэ», что в переводе с адыгейского означает «Место, где делают пасхальную жертву».

В 1902 – 1904 гг. в Армавире на новом армянском кладбище (ныне территория между улицами Володарского, Шаумяна и железной дорогой) возводится еще одна кирпичная церковь Сурб Петрос Погос (Святых Петра и Павла). Сумму в 8000 руб. на сооружение кладбищенского храма завещал Погос Асланян. Волю покойного исполнила его жена – Зардар Асланян, причем средств не хватило, и их пополнили пожертвования. Сведений об этом культовом памятнике сохранилось немного. По рассказам старожилов, церковь Петра и Павла имела небольшие размеры и была выдержана в строгом стиле средневековой армянской архитектуры.

В 1931 г. на территории кладбища начал работать лесопильный завод. Армянский храм Святых Петра и Павла в это время, видимо, уже не действовал. В связи с расширением производства дирекция решает разобрать кладбищенскую церковь. Снос храма начался 4 июля 1936 г. Во время разборки неожиданно обрушились леса, и с 8-метровой высоты упали и получили увечья трое рабочих. В итоге для разрушения прочных кирпичных стен церкви была использована взрывчатка. Вскоре на этом месте выросли цеха мебельной фабрики (ныне ул. Шаумяна, 6).

Остатки армянского кладбища уничтожали еще долго. После Великой Отечественной войны для восстановления цехов рабочие использовали камень от могильных памятников. Ветеран мебельной фабрики П.И. Кузеванова о 1950-х гг. вспоминала: «Пол в раскройном цехе был из досок... В дождь вода стекала в склепы, которые находились под полом, а сам пол хлюпал по воде. Был случай, когда один из станков завалился в склеп».

В 1907 г. сельский сход постановил возвести в Армавире новую большую армянскую Георгиевскую церковь. Место для нее было отведено возле старого Георгиевского храма, в котором планировалось открыть армянскую школу. Закладка церкви состоялась 23 апреля 1908 г. К 1911 г. с наружной стороны внушительный кирпичный корпус нового храма, выдержанный в стиле средневековой армянской архитектуры, был готов.

18 и 19 июня 1912 г. Армавир посетил католикос Геворг V. На второй день визита патриарх направился в старую армянскую Георгиевскую церковь, которую он освящал в 1887 г. В газетном репортаже говорилось, что «после молитвы в старой церкви, Его Святейшество осматривал тут же в ограде новую строящуюся церковь».

Весной 1915 г., когда Армавир уже стал городом, отделка и украшение церкви были окончены. Для освящения Георгиевского храма прибыл епископ Астраханской епархии Мхитар. 22 апреля 1915 г. было совершено «торжественное перенесение святого мира из старой церкви в новую». Освящение состоялось 23 апреля. В местной газете отмечалось: «нельзя не упомянуть о новоотстроенном Георгиевском храме, как он вышел велик и красив. Поразительно хороша стильная отделка храма внутри и снаружи. Снаружи храм оштукатурен... Внутри храм разделан весь однообразно под мрамор. Расписка совершена окончившим Петроградскую академию художеств армянином художником Аршаком Фетфедяном. Особенно хорош иконостас – колоссальных размеров из чистого мрамора, работы известного итальянского мастера г-на Като». Новая Георгиевская церковь стала одним из самых фундаментальных и красивейших армянских храмов Северного Кавказа.

После освящения новой церкви в здании старого Георгиевского храма открылась армянская школа, где обучались дети беженцев из Турции, прибывавших в Армавир в годы Первой мировой войны.

Здание старой церкви уцелело до наших дней, а большой Георгиевский храм стал жертвой советской антирелигиозной политики. Он был отобран у прихожан и разобран. Постановление Президиума горсовета от 16 июня 1939 г. звучит как приговор: «Ввиду невозможности использовать здание бывш. Георгиевской Армянской церкви на культурно-просветительские цели, санкционировать действия Горфо и ГКО по частичной разработке этого здания и реализации строительного материала от ее разборки (кроме кирпича)… Договор от 14 мая с.г. заключенный между Горфо и Горремстройконторой о продаже последней здания бывш. Георгиевской армянской церкви для использования оставшегося стройматериала (кирпича), предусматривающий снос кирпичной кладки этой церкви за 12000 рублей утвердить».

После разрушения храма была демонтирована и окружавшая его железная ограда на кирпичном цоколе с изящными входными арками и металлически ми воротами. Секции этого забора использовали вторично в разных местах города. И сегодня кованые решетки из ограды Георгиевского храма можно увидеть у здания онкологического диспансера и у корпуса инфекционной лечебницы. Это последние поистине жалкие материальные свидетельства о прекрасном культовом памятнике, некогда украшавшем Армавир.

Религиозной жизни армян Армавира был присущ яркий колорит. В церковной обрядности черкесо-гаев христианство тесно переплеталось с патриархальными и языческими традициями адыгов и даже с элементами ислама. Коренные армавирцы долго не могли расстаться с теми обычаями, которые были восприняты ими от горцев в период совместного проживания в Закубанье. Историк Ф.А. Щербина писал, что однажды один из аульчан, 60-летний Шерен-оглы, пришел к священнику с просьбой исповедовать его и дать благословение перед опасной дорогой в горы, где старик собирался совершить обряд канлы (кровной мести), покарав убийцу своего сына.

Несмотря на все увещевания просителя, священник отказался благословить его на кровомщение. Распространенный в Армавире обычай «вызывания дождя» заключался в том, что во время засухи несколько пожилых черкесских армянок, накинув на себя железные надочажные цепи, трижды обходили церковь, поливая землю водой и обливая собравшихся зрителей. Службы в храмах проводились на армянском языке, совершенно непонятном для подавляющего большинства коренных армавирцев, говоривших по-черкесски. По этой причине священники переводили тексты молитв и проповедей на черкесский, чтобы слова их были услышаны прихожанами.

Влияние ислама на религиозную жизнь армавирских армян проявлялось в том, что многие мужчины черкесо-гаи перед молитвой совершали омовение. Старики обычно приносили с собой в церковь намазлык (коврик для намаза), который подкладывали под ноги во время богослужения. Постепенно под влиянием армянского духовенства эти своеобразные старинные традиции исчезали.

История армянских храмов Армавира свидетельствует об интенсивности духовной жизни местной общины, для представителей которой именно приверженность вере предков всегда являлась главной основой сохранения своей этнической идентичности.

Ктиторов Сергей Николаевич – кандидат исторических наук, доцент, декан исторического факультета Армавирской государственной педагогической академии

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top