Влияние переселенческой политики России на северо-восточном Кавказе на динамику армянского населения Кизляра 18-19 вв.

Освоение юга страны стало делом, поставленным на государственный уровень. Российское правительство стремилось заселить приграничные районы казенными крестьянами и другими не закрепощенными сословиями. Однако правительство учитывало, что при естественном движении русского населения к югу процесс колонизации существенно затянулся бы. Следовало учитывать и тот факт, что в крепостнической России число вольного населения было невелико, поэтому для быстрейшего заселения южных районов следовало изыскать дополнительные людские ресурсы. Выход правительство видело в иностранной колонизации юга. 22 июля 1763 г. русское правительство обнародовало законодательные акты, в частности «Манифест о даруемых иностранным переселенцам правах и имуществах», которым было положено начало систематическому освоению новоприобретенных земель.

Первые массовые переселения армянского населения в Низовья Терека произошли в начале XVIII в., а когда была основана русская крепость, то произошло переселение народов десятками и сотнями семейств и целыми слободами под ее защиту. К рассматриваемому периоду Кизляр стал объектом вынужденной колонизации армян, грузин и других народов. Этнический состав вновь построенного города четко прослеживается по названию слобод и кварталов его составлявших: Армянский квартал, который русские называют «Армянскою слободою», а татары «Арментир», Грузинский квартал, Черкесский квартал, Квартал Тезик-аул. Устройству армянских переселенцев в Кизляре уделялось особое внимание.

По мере увеличения населения в Кизляре росло и число армян-переселенцев из районов Ирана и Турции. Л. Христофоров обращался к гиланским армянам с предложением о переселении их в Кизляр. В результате его деятельности население Кизляра пополнилось еще 500 семьями из Гиляна. Их решение о переселении в Кизляр было продиктовано и тем, что после ухода русских войск из прикаспийских районов иранские власти стали преследовать армян за их приверженность России. Поэтому не редки такие документы, как, например: «В августе 1736 г. Правительствующий Сенат издал указ о предоставлении уроженцу города Джульфы армянину А. Коросову и его компаньону участка земли для организации суконной фабрики между реками Кизляра и Тюмлара».

По оставлении русскими войсками районов Прикаспия надобность в существовании армянского и грузинского эскадронов отпала и они были распущены. Но по прошествии некоторого времени, по ходатайству императорской канцелярии и Государственной коллегии иностранных дел, после указа Сената от 5 августа 1736 г. они были восстановлены, а служившие в них армяне сообщили о формировании военных подразделений-эскадронов и даче им при Кизляре «в пристойных местах под дворы, огороды и под пашню надлежащего места». В 1736 г. Лазарь Христофоров, бывший руководитель одного из эскадронов, отправился в Петербург с 18 армянами-военнослужащими с целью получения разрешения на строительство армянской церкви в Кизляре. По причине того, что в городе были серьезные проблемы с древесиной, он «просил дать соответствующее распоряжение астраханскому губернатору о предоставлении древесины и средств для ее транспортировки». Правительствующий Сенат распорядился к сентябрю 1736 г. обязать астраханского губернатора Ф. Соймонова предоставить армянам необходимое количество древесины и ремесленников.

В многочисленных рапортах, представленных коменданту Кизляра от имени командиров Каргинского, Червленного, Новогладковского форпостов, говорится о сотнях бежавших из горского плена армян, которые изъявляли желание частью остаться на жительство в Кизляре, частью вернуться на Родину. В Кизляр стали переселяться и армяне, которые проживали в деревнях Большой и Малой Кабарды, в Аксае, Костеке, Эндирее, Казанище и в других населенных пунктах, поэтому армянское население в Кизляре увеличивалось. Из официальной ведомости, составленной в Кизлярской комендантской канцелярии в 1762 г., следует, что в городе насчитывалось 486 армян обоих полов, а грузин – 319 душ. По ведомости 1764 г. в городе проживало еще 49 служащих армянского и армяно-грузинского эскадронов, многие из которых были армяне. По ведомости 1765 г. в Кизляре зафиксировано 200 домов, принадлежащих армянам, но у некоторых армян не было собственных домовладений, поэтому возможное количество армянского населения трудно подсчитать.

Исследователь «Терской Армении» Д.В. Аганесова считает, что проследить подробно динамику роста армянского населения Терского бассейна не представляется возможным, поскольку сохранившиеся статистические данные не представляют полной демографической картины, а ведь именно они могли бы стать источником анализа состава населения России в исследуемый период. Она приводит следующие данные: согласно «Табели Астраханской губернии» за 1775 г. численность армян, обложенных налогом в Кизляре, составляла 1222 чел. Если учесть, что некоторая часть армян не подлежала обложению налогами, то какая-то группа общинников в «Табель» не попала. Возможно, в середине 70-х гг. XVIII в. в Кизляре проживало около 2000–2500 армян. Если признать такую численность, то получается, что почти 50 % армян не платили налоги.

С момента основания, как указывает П.Г. Бутков, в городе поселились 450 семей армян и грузин. Из официальной ведомости Кизлярской комендантской канцелярии за 1762 г. следует, что в Кизляре насчитывалось 486 армян обоего пола, а по ведомости 1764 г. в городе проживало еще 49 служащих армянского и армяно-грузинского эскадрона. В «Топографическом описании Астраханской губернии» за 1785 г., составленном по результатам переписи 1781–1782 гг., численность армянского населения Кизляра достигала 3031 чел. обоего пола. В 1817 г. из Персии переселилось еще 219 семей и в 1820-е гг. общее число армянских жителей было 5092 чел. (2656 мужчин и 2436 женщин). В середине XIX в. армянское население в Кизляре составляло 8460 чел. Общее число жителей города, по данным Д.С. Васильева, было около 15 тыс. (максимально возможная цифра по другим источникам – около 12 тыс). К концу века общее население города значительно уменьшается, хотя переселенцы прибывают и в последующий период. Разные авторы приводят различные цифры, отражающие данные о численности армянского населения города. Так, И. Аргутинский указывает 4256 чел. обоего пола, что явно преувеличено с целью получения для них привилегий.

Активизация переселенческой политики Российского государства была связана и с обострением международной обстановки в Закавказье в конце XVIII в. Русско-турецкая война 1787 – 1791 гг. убедила русское руководство в необходимости укрепления Кавказского тыла. А.В. Суворов и Г.А. Потемкин приняли меры по укреплению Кавказской военной линии, на которой располагались 10 крепостей при казачьих станицах. В лице армян Россия видела своих союзников против Турции, поэтому армянская колонизация затронула и населенные пункты и крепости, расположенные на Кавказской линии. Летом 1795 г. иранский шах напал на Закавказье.

В 1796 г. В. Зубов побывал в Кизляре, где встречался с предводителем российских армян Иосифом Аргутинским, обещавшим помощь со стороны армянского народа и желавшим привлечь к участию в походе В. Зубова закавказских армян. Во время пребывания В. Зубова в Дербенте к нему обратились армяне, проживавшие в Дербенте и Мушкуре, а также в окрестных деревнях с просьбой о принятии в российское подданство. В. Зубову были представлены списки 9 армянских деревень в Дербентской (Молахалил и Нюгди) и в Мушкурской областях (Большой Хачмас, Малый Хачмас, Караджалу, Большой Баракум, Малый Баракум, Килявар, Кара-гутлу), жители которых просили о содействии в переселении. Некоторая часть вышедших из областей Дербента и Мушкура армян, в особенности торговцы и ремесленники, поселилась в Кизляре, а земледельцы обосновались в районе реки Терек, поселившись в трех деревнях: Дербентской, Караджалиле и Молахалиле.

Согласно императорскому указу от 28 октября 1799 г., армянские переселенцы на 10 лет освобождались от государственных налогов и повинностей, а каждый мужчина имел право на владение 30 десятинами земли. Жалованная грамота даровала армянам право создать армянский суд и вести собственное судопроизводство согласно армянским обычаям. Значительная часть армян, осевших на юге России в конце XVIII в., была выходцами из Карабаха. Карабахские армяне поселились не только в Кизляре и его окрестностях, но и в деревне Караджалил. Караджалил в некоторых источниках иногда называют Карабагли, поскольку в ней преобладали выходцы из Карабаха. Известно, что г. Сурб Хач (Святой Крест) иногда называли тоже Карабахли по той же причине. По мнению И. Ровинского, в 1804 г. в Кизляре проживало 1622 армянина мужского пола. Если исходить из учета приблизительной пропорции, то количество душ женского пола может составлять приблизительно 1500 чел., а общая численность будет равна 3122 чел. Наиболее вероятной представляется цифра 3500 чел., которая подтверждается данными последующих периодов.

Начало XIX в. ознаменовано пополнением армянской диаспоры Кизляра переселенцами из числа российских армян и иранских переселенцев. При Александре I после Русско-турецкой войны по Гюлистанскому договору 1813 г. часть исконно армянских земель была присоединена к России. После Русско-турецкой войны по Адрианопольскому миру 1829 г. в Россию хлынула волна армянских переселенцев из турецких областей, всего до 90 тыс. чел.

В 1822 г. армянская община города насчитывала 5215 чел. Существует ли определенная закономерность в динамике роста численности населения кизлярских армян? Стабильный рост армянского населения в крае был обусловлен как покровительственной политикой российских властей, так и развитием экономической жизни в регионе. В 30-е гг. XIX в. прирост армянского населения Кизляра абилизировался. Это объясняется тем, что община стремилась сохранить свое привилегированное положение путем сохранения определенной замкнутости проживания, не допускающей притока новых переселенцев. Другой причиной может быть некоторая стабилизация положения в Закавказье. С этого времени начинается и постепенный отток армянского населения Кизляра в другие населенные пункты Северного Кавказа, где они надеялись на более благоприятные условия для осуществления торгово- экономической деятельности. В 1832 г. армянское население Кизляра составляло 5428 чел.

События Кавказской войны сказались на положении армян, обосновавшихся в бассейне р. Терек. 2 июня 1831 г. российское руководство приняло решение об уравнивании в правах армян с другими российскими подданными в вопросах налогообложения. В 1832 г. по предложению командующего отдельного Кавказского корпуса барона Розена правительство решило укрепить Кавказскую военную линию припиской жителей трех армянских деревень к казачеству, которые в числе 28 деревень округа переходили из гражданского ведомства в военное. Представители этих населенных пунктов обращались к российским властям, убеждая, что припиской к казачеству они лишаются возможности заниматься торгово-хозяйственной деятельностью, что неизбежно отрицательно отразится как на их собственном положении, так и на состоянии экономики края. Армяне заверяли власти в том, что при нападении горцев они обещают вооружиться и оказать сопротивление, но просили оставить их в прежних правах.

Терские армяне прилагали серьезные усилия для того, чтобы край, в котором они обрели свою вторую родину, процветал. Жизнь армянской диаспоры бассейна Терека нельзя было назвать спокойной из-за частых наводнений, наносящих огромный урон садам, виноградникам, пашням, поэтому кизлярские армяне участвовали в работах по укреплению берегов Терека, строили дамбы и плотины. Нападения горцев тоже омрачали жизнь горожан, наносили им материальный ущерб. На обширных пустынных пространствах, расположенных севернее Кизляра, армяне строили дома, разбивали сады и виноградники, но при этом они испытывали трудности, связанные с отсутствием строительных материалов. Подводя итоги сказанному, следует подчеркнуть, что стремясь упрочить свои позиции на Северо-Восточном Кавказе, расширить свою экономическую базу путем привлечения туда армянских, грузинских, чеченских, кабардинских и других переселенцев, занимавшихся торговлей, сельским хозяйством, шелководством и различными ремеслами, российские власти предоставляли многочисленные льготы для переселенцев.

Следует отметить, что с первых же лет заселения армянская диаспора Кизляра постоянно пополнялась новыми переселенцами. В чем кроется причина стабильного роста численности армянской диаспоры? Во-первых, в стремлении российских правящих кругов в своих политических и экономических интересах привлечь в этот регион как можно больше единоверцев, способных своей деятельностью содействовать экономическому развитию края. Во-вторых, в наличии земельных пространств в районе Терека и льгот, обещанных российскими властями, которые давали армянским переселенцам надежду на улучшение их положения в российских пределах. В-третьих, в нестабильности военно-политической обстановки в Закавказье, районах Ирана и Турции, где проживало армянское население, которая заставляла армян переселяться в районы русского влияния, в том числе в район бассейна р. Терек. В конце XIX в., прежде всего по социально-экономическим причинам, начинается отток армянского населения из Кизляра и вскоре это становится необратимым процессом.

Гарунова Нина Нурмагомедовна – доктор исторических наук, профессор Дагестанского государственного университета

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top