Подписывайтесь на наш телеграм-канал https://t.me/armeniansite Будет жарко, обещаем! Там пишем то, что на сайте иногда не публикуем! Будьте рядом с нами!

Геноцид армян в 1915-1916 годов глазами российских историков-современников событий

геноцид

Первая мировая война, ставшая огромной трагедией для народов стран-участниц, ознаменовалась одним особо страшным по жестокости и масштабам преступлением, явившимся первым актом геноцида в XX века. Воспользовавшись войной, младотурецкое правительство осуществило программу уничтожения армян Турции, равного которому не знала вся многовековая история Армении.

Антиармянская политика стала методом решения Турцией своих внутренних и внешних задач в кризисных условиях. Она была обусловлена, во-первых, шовинистической доктриной пантюркизма, направленной на превращение Турции в государство одной нации. Ликвидация армянского населения становилась продолжением курса, начатого со времен султана Абдул Гамида II. С точки зрения младотурецких лидеров, данная мера была и экономически целесообразна, поскольку означала устранение армян из всех отраслей хозяйства с захватом их собственности.

Во-вторых, проблема положения армян, как национального и конфессионального меньшинства, неоднократно использовалась европейскими странами, в частности, Россией, для давления на Турцию. Правительство Турции, не желавшее решать Армянский вопрос ни в рамках постановлений Берлинского конгресса 1878 года, ни в последующих программах реформ, предлагавшихся европейскими державами, считало наиболее удобным для себя полную ликвидацию армянского населения империи.

В-третьих, в условиях мировой войны и боевых действий на Кавказском фронте между Россией и Турцией, прорусская ориентация армян, опиравшихся на поддержку России в своей борьбе против турецкого деспотизма, не отвечала интересам младотурецкого правительства и была использована властями для нагнетания ненависти к ним и последующего осуществления геноцида.

Еще накануне войны в Турции на высшем политическом уровне обсуждался вопрос о депортации и ликвидации армянского населения. Осенью 1914 года, был образован специальный орган - Исполнительный комитет трех (секретарь ЦК партии младотурок Назым, министр просвещения Шюкри, секретарь ЦК партии младотурок Бехаэтдин Шакир) - для организации и проведения массовых погромов армян.

События приобрели драматический характер, когда 27 февраля 1915 года военным министром Турции - Энвером - был подготовлен документ, в котором говорилось: «Исходя из данных обстоятельств, имперское правительство издало приказ об истреблении всей армянской нации. В отношении их должны быть проведены следующие операции: всех армян страны, являющихся оттоманскими подданными, старше пяти лет, вывести из городов и уничтожить. Всех армян, служащих в имперских армиях, не нарушая обычного распорядка, отделить от своих дивизий, увести в уединенные места - подальше от посторонних глаз, и расстрелять. Состоящих на военной службе армянских офицеров взять под стражу в их полках до поступления дальнейших распоряжений. Через сорок восемь часов после получения этих предписаний командирами полков будет издан специальный приказ для проведения их в жизнь. Вы не должны предпринимать какие-либо действия кроме тех, которые необходимы для выполнения этих приказов». (Приказ от 27 февраля 1915 года. Документы младотурецкого комитета о геноциде западных армян в 1915-1916 гг. // Известия АН АрмССР. Общественные науки, 1965. № 3. - Thietmar. 2013.) 

Уже в конце августа 1915 года министр внутренних дел Талаат заявил, что Армянского вопроса больше не существует, что правительство сумело «разрешить» этот вопрос за три месяца, чего не смог сделать султан Абдул Гамид II за тридцать лет. Другой палач армянского народа - Энвер - считал, что необходимо завершить столь удачно начатое дело, рассеяв оставшихся в живых армян по разным частям империи, и полностью ассимилировать их.

Несмотря на строгую секретность, турецким властям не удалось скрыть массового Геноцида армян. Мировая общественность остро прореагировала на вскрывшиеся факты преступлений турецкого режима и выразила поддержку армянскому народу. Важное место в исследовании Геноцида армян принадлежит российским ученым - современникам событий.

Характерной чертой исторических публикаций, посвященных событиям 1915 года, стала оценка произошедшего в контексте истории турецкой политики в отношении армянского населения. Так, А.А. Кизеветтер, историк (ученик В.О. Ключевского), публицист, депутат второй Государственной Думы, в 1916 году опубликовал статью, в которой раскрыл причины, обусловившие саму возможность проведения Геноцида армян. По его мнению, Армения, волею судьбы, оказалась на одном из тех роковых всемирно-исторических перекрестков, на которых оставляет кровавый след большая часть мировых катастроф, порождаемых столкновениями различных народов и различных цивилизаций. Начиная с отдаленнейшей древности, Армения оказывалась окруженной государствами-великанами, пылавшими стремлением сводить друг с другом взаимные счеты. При таких условиях она могла стать своего рода буфером, предотвращающим взаимное столкновение, но, как писал А.А. Кизеветтер, логика истории часто иная, поэтому Армения, в силу своего географического положения, на долгие времена становилась ареной борьбы, к которой она сама не имела никакого отношения.

Другой русский историк и юрист, депутат первой Государственной Думы, М.М. Ковалевский в работе «Армянский вопрос», справедливо указывал на то, что начиная с XIV века, когда Армения потеряла свое государство, ее судьбы стали зависеть от мусульманского Востока и его заправил - турок и персов. Далее, в XIX веке, чтобы избежать преследований, армянам приходилось выселяться массами в теперешнее Закавказье, так как турки и персы им жестоко мстили за то содействие, которое они оказывали русским войскам. 

Сказанное относится к русско-турецким войнам 1853-1856 годов и 1877-1878 годов. И хотя по условиям Сан-Стефанского, а затем и Берлинского договора, Порта обязывалась провести реформы для обеспечения безопасности армян, на практике это вылились в пустую формальность. По мнению М.М. Ковалевского, условие Берлинского договора, по которому управление провинций с преобладающим армянским населением должно было быть передано губернаторам - христианам, даже ухудшило положение армян в Турции. Чтобы не допустить назначения христиан на высокие должности с реальными полномочиями и последующими преобразованиями в пользу представителей другой национальности и конфессии, правительство Абдул-Гамида II решило «разрядить густоту» армянских поселений с помощью погромов, отдавая армян на расправу курдам и черкесам.

Попыткой разобраться в причинах Геноцида армян в годы Первой мировой войны стала работа видного историка и политического деятеля П.Н. Милюкова. С его точки зрения, трагические события 1915 года предопределила сорокалетняя погромная политика султана, имевшая совершенно сознательную задачу уничтожить по возможности, все армянское население.

Нужно отметить, что П.Н. Милюков, как и М.М. Ковалевский, считал, что статья Берлинского договора имела негативные последствия для армян. По данным П.Н. Милюкова, проект реформ для Армении, обещанных Берлинским трактатом, был выработан и представлен Порте в меморандуме 11 мая 1895 года, подписанном послами России, Франции и Англии. Тогда, как пишет автор, Порта прибегла к обычной уловке, введя во всех провинциях Турции общий закон о вилайетах. Затем о проекте 1895 года вспомнили, когда Россия положила его в основу своего расширенного проекта армянской автономии, выработанного в совещаниях секретарей посольств в Константинополе летом 1913 года.

Это вызвало обеспокоенность в Берлине, и по наблюдению П.Н. Милюкова, германская дипломатия поспешила на выручку турок, предложив армянам «синицу в руки», вместо русского «журавля». Две автономные области должны были заменить одну автономную провинцию. Россия пошла на уступки и 26 января 1914 года заключила с Турцией соглашение, по которому вступил в действие урезанный автономный проект. Таким образом, как замечает П.Н. Милюков, вся реформа была, по турецкому обычаю, парализована к началу мировой войны.

Младотурецкое правительство, подчинившееся в лице Энвера германскому влиянию, начало готовиться к выступлению на стороне Германии. Младотурецкие делегаты явились в Эрзерум, где армянские революционеры собрали свой конгресс, чтобы решить, что делать. Младотурки предлагали армянам, так же, как и другим национальностям, организовать восстание на Кавказе. В награду они предлагали армянам Каре, Эриванскую губернию и часть Елизаветпольской и часть Эрзерумского, Ванского и Битлисского вилайетов. Все эти территории должны были получить автономию под турецким протекторатом.

Однако Эрзерумский конгресс отверг эти предложения и рекомендовал турецким делегатам не вмешиваться в войну, ибо вмешательство только приведет Турцию к гибели. Турецкая печать обвинила армян в сочувствии русским. Положение армян ухудшилось, когда в составе наступавших русских войск появились армянские дружины с генералом Андраником и другими армянскими командующими во главе. С этого времени турки начали обезоруживать армянских солдат и отсылать их на земляные работы.

Существенный вклад в исследование обстоятельств, предшествовавших геноциду 1915 года внес и российский армяновед Ю.А. Веселовский. В своей работе он писал, что если указывать основную причину всех этих бедствий, то в первую очередь следует назвать отсутствие законности и правосудия, фактическое господство и преобладание одних и бесправие других. Он полагал, что тот факт, что в актах турецкого правительства, о которых должно было быть доведено до сведения европейских держав, устанавливались чуть ли не конституционные гарантии, признавалось равенство всех перед законом и т.п., отнюдь не изменяет настоящего положения вещей. Одно - декорация, рассчитанный эффект заявления, а другое – подлинная действительность.

Кроме того, Ю.А. Веселовский обращал внимание на то, что многие преступления курдов и турок оставались безнаказанными, якобы за отсутствием улик; десятки армян могли при этом выступать в качестве свидетелей, но раз все магометане отрицали наличие преступления, вопрос считался исчерпанным. Главными признаками турецкой судебной системы, по данным Ю.А. Веселовского, являлись взяточничество, подкуп, кумовство, иногда полное невежество судей, судебная волокита. Также действовали неодинаковые нормы по отношению к армянам и магометанам.

Что касается экономического положения турецких армян, то по оценке авторов, его можно, назвать незавидным, несмотря на свойственное им трудолюбие, предприимчивость и энергию. Порта, из-за беспорядочного управления финансами, была неспособна уплачивать свои огромные долги и обременяла Турецкую Армению тяжелыми податями и налогами, которые взыскивались с крайней жестокостью.

Главными причинами антиармянской политики Турции М.М. Ковалевский называл этнические и религиозные отличия, а также, сословно-земельные отношения в Османской империи. Местные феодалы считали армянское население крепостным, сидящим на их землях, поэтому заставляли работать на себя большую часть времени и облагали непомерными поборами. Эти представления турецкие власти активно использовали в качестве средства проведения внутренней политики, в результате которой армянские погромы и резня были не редкостью.

Обращаясь к событиям Геноцида армян в 1915-1916 годов, российские историки выделяют несколько аспектов проблемы. Во-первых, это роль и цели младотурецкого правительства в организации массового уничтожения армянского населения. Как верно указывал П.Н. Милюков, погром в Адане 1909 года открыл глаза армянам на истинный смысл националистического переворота. Закономерно, что с этого времени их симпатии обратились к России. М.М. Ковалевский писал, что вначале была надежда, что с установлением младотурецкого режима в Константинополе прекратится преследование армян. Однако этот расчет оказался ошибочным: младотурки оказались узкими националистами, враждебными армянам в их исторической обособленности и не способными осуществить те обещания, которые предусматривал Берлинский договор по отношению к реформам в Армении.

По поводу целей проводимого геноцида современники событий указывали на несколько факторов. Так, Е.В. Тарле подчеркивал, что турецкое правительство именно в 1914-1917 годах, одновременно с внешней войной, затеяло истребление армянского народа, чтобы окончательно и навеки оградить себя от опасности со стороны Кавказа и от русских притязаний. Уничтожением армян руководил, в высшей инстанции, Талаат-паша, а в округах, подчиненных военной власти, - Энвер-паша. 20 апреля 1915 года без всякого повода (план истребления - этого не отрицали и турки - был в деталях выработан в Константинополе) губернатор Джевдет-паша дал сигнал к избиению в городе Ване и Зейтуне. Не случайно министр внутренних дел Талаат 23 ноября 1915 года приказывал губернатору Алеппо: «уничтожьте тайным способом армян из восточных провинций, которые попадают к Вам в руки».

Кроме того, историки привлекали внимание к причастности в проведении данных преступлений руководства Германии, отмечая явное сочувствие посла Вангенгейма истреблению армянского народа. Показательно, что морской атташе германского посольства Гумман, любимец Вильгельма II, открыто заявил, что турки совершенно правильно поступают с армянами (Гумман был личным протеже императора Вильгельма и состоял с ним в переписке). А Лиман фон Сандерс решительно высказал американскому послу свое недовольство его сообщением о турецких зверствах в Европе и Америке.

Во-вторых, историками рассмотрены методы проведения геноцида. Е.В. Тарле заметил, что беспощадно проведенная во всех армянских вилайетах мобилизация в сентябре 1914 года обессилила армянское население: остались женщины, дети и очень пожилые люди. После сарыкамышского поражения турок в первые дни января 1915 года, русские, отбросив турецкую армию, заняли Тавриз. Предвиделась война в турецких границах. И тогда-то Талаат-паша и военный министр Энвер-паша решили привести в исполнение обширный план физического истребления армянского населения.

П.Н. Милюков отмечал, что первые погромы начались в декабре 1914 года и январе 1915 года в Диарбекире, Эрзеруме и Битлисе. Армяне, со своей стороны, организовали сопротивление. В Ване восставшие армяне продержались до прихода русских войск. Турки ответили погромами в армянских деревнях, продолжавшимися с января по март 1915 года. Турецкое правительство, видя, что армянское восстание разрастается по мере увеличения насилий, наконец, решилось приостановить меры преследования и назначило следственную комиссию. Комиссия выяснила, что ответственность за беспорядки падает на турецких жандармов. В апреле 1915 года из Константинополя был получен новый приказ: принять все необходимые меры против ожидаемого восстания армян. Местные власти ответили, что армян нечего бояться, так как у них нет оружия и взрослое население взято на войну. Но большинство чиновников именно в беспомощности армянского населения усмотрело удобный повод для новых погромов. В мае эти погромы последовали один за другим в Харпуте, в Эрзеруме, в Диарбекире, в Муше.

Важное место в работах историков принадлежит описаниям того, как из деревень выводили все взрослое мужское население в одно место и там его вырезали. Армяне, занимавшиеся работами на дорогах, партиями по 300-500 человек, также подвергались поочередно истреблению, как «бунтовщики». В Константинополь полетели донесения, что армянский «бунт» усмирен. Помимо этого вспомнили проект германского публициста Павла Рорбаха о выселении армян из Анатолии в Месопотамию. Этим выселением сразу достигались две цели: турки уничтожали христианский оазис, отделявший их от мусульман Закавказья и Персии, а германцы приобретали трудолюбивое и предприимчивое население для размещения вдоль своей Багдадской дороги и для оживления пустыни. 

Барон Вангенгейм настоятельно рекомендовал этот проект турецкому правительству. Декретом от 20 мая (2 июня) было постановлено выселить армян в Месопотамию. Эта высылка для большинства была смертным приговором. Нужно отметить, что германские консулы, миссионеры, военные и штатские весьма сдержанно (Турция была важной союзницей), но все же информировали свое правительство о бесчисленных, планомерно совершаемых массовых убийствах. Однако ни Вильгельм, ни Бетман-Хольвег не посчитали нужным вступиться. Достаточно было одного слова германских властей, чтобы остановить обоих руководителей, и Талаат-пашу, и Энвер-пашу. Но сановники из посольства этого слова не сказали. Напротив, они вели себя так, что младотурки могли быть уверены в поддержке их действий германским правительством.

Французский историк Жан Жак де Морган писал, что когда внимательно читаешь документы, относящиеся к Геноциду армян, поражаешься предусмотрительности и умению, с каким младотурецкое правительство организовало эти злодейства. Все было продумано: обезоруживание жертв, удаление молодежи, способной оказать сопротивление, массовое переселение и мучения в пути, уничтожение мужчин в дороге, отбор женщин и девушек для их обращения в ислам. Настанет день, когда эти преступники - будь то берлинские или азиатские - должны будут дать ответ за свои поступки и поплатиться за совершенные злодеяния.

По данным Е.В. Тарле, наиболее полным образом были вырезаны округи и города: Битлис, Муш и Сасун, подчиненные военной власти. Армяне этих городов и округов были предоставлены курдским батальонам. А М.М. Ковалевский восклицал: повсюду в Анатолии армяне являются жертвами вымогательств, убийств и т.д.; их дома и поля захвачены, невинная кровь льется рекой - одним словом, все происходит, как будто не наступило перемены в государственных порядках со времени обнародования конституции.

Об особой жестокости и непреклонности в проведении турецкой властью политики геноцида населения своей страны свидетельствуют документы. В распоряжении губернаторам от 1 декабря 1915 года Талаат прямо писал: «несмотря на то, что прежде всего необходимо уничтожить армянское духовенство, нам стало известно, что духовных лиц отправили в такие подозрительные места, как Сирия и Иерусалим. Это решение является непростительным упущением. Место ссылки таких мятежных лиц - их уничтожение. Я советую Вам действовать в соответствии с этим». И далее: «следует наказывать тех, кто желает обеспечить существование армян, которые на протяжении столетий были опасным элементом для Турции. Пошлите секретные инструкции должностным лицам».

В-третьих, важное место в публикациях занимает вопрос масштабов трагедии и ее влияния на судьбу армянского народа. Попытку разобраться в проблеме числа жертв геноцида предприняли многие исследователи, и зачастую они опирались в своих расчетах на данные комитета лорда Брайса. П.Н. Милюков определил потери армян цифрой в 800.000.

Е.В. Тарле указывал, что всего до начала избиений 1915 года в Турции числилось армян 2.100.100 человек (цифра, установленная армянским патриархатом), при этом минимальная цифра жертв – 1.600.000 человек, но прибавляет, что считает верной цифру, которая приближается к 2 миллионам. В то же время, по подсчетам историка и поэта В.Я. Брюсова, в начале войны в турецких областях от убийств, от голода, на пути в ссылку погибло свыше миллиона армянского населения, по другим источникам - до 2 000000 человек. 

Нужно подчеркнуть, что число жертв армянского населения, приводимое в работах российских историков, соответствует официальным актам, показаниям, сообщениям, изданным в 1919 году немцем Иоганнесом Лепсиусом, на основании материалов берлинского архива иностранных дел. Автор сделал вывод: истребление армянской нации Талаат-пашой и Энвер-пашой было планомерным и принципиально решенным. По данным И. Лепсиуса, выдуманный предлог, мнимый «бунт» армян в Ване (20 апреля 1915 года), явился лишь случайным поводом к началу избиений и высылок, равносильных истреблению. Длилось это до декабря 1915 года, после чего началась насильственная исламизация уцелевших армян, тоже сопровождавшаяся неистовыми избиениями, и продолжалась она до разгрома и капитуляции Турции, т.е. до конца октября 1918 года.

По мнению ученых, что бы ни говорили защитники турок по поводу «государственной необходимости», ничто не может оправдать массовых избиений и опустошения целых провинций. Е.В. Тарле утверждал: то, что произошло в Турции в отношении армян, является исключительным по размерам во всемирной истории со времен Чингисхана преступлением. Однако под этими сокрушительными ударами судьбы армянский народ выжил.

Подводя итог анализа откликов российских деятелей науки на Геноцид армян в 1915 -1916 года резюмируем, что в работах российских историков - современников тех трагических событий – присутствует четкое указание, что уничтожение армян являлось частью внутреннего курса и султанского, и младотурецкого правительств, решавших таким образом проблему собственной неэффективности и некомпетентности.

Историками проведен анализ причин, методов и масштабов Геноцида армян. Для его авторов характерен анализ трагедии армян в контексте событий их многовековой истории. При этом все исследователи используют в своих трудах лексические обороты с ярко выраженной экспрессивной окраской, свойственной скорее для публицистов, чем для ученых, что указывает на актуальность проблемы и акцентуацию трагизма событий. Вероятно, поэтому, несмотря на раскрытие всего драматизма произошедшего, российские историки единодушно настаивали на тезисе о неизбежности возрождения армянского народа.

В.Д. Камынин, Е.В. Лазарева. 100-ЛЕТИЕ ГЕНОЦИДА АРМЯН В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ: УРОКИ ИСТОРИИ. Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции 20 апреля 2015 г. в Уральском федеральном университете, РФ 

Читать еще по теме