Как британское командование водворяло в Карабахе азербайджанского «губернатора»

Армения

В системной фальсификации вопроса о мнимых территориальных правах Азербайджана на Нагорный Карабах особое место занимает факт водворения в феврале 1919 г. с согласия британского командования в лице генерала Томсона Хосров-бека Султанова на должность «временного губернатора» четырех областей Карабаха — Шушинского, Зангезурского, Джеванширского и Джебраильского уездов. Именно этот факт, представленный без всяких на то оснований национал-коммунистическим правительством АзССР как якобы «признание» территориальных прав Азербайджана на Карабах, послужил «правовой» основой для поддержки большевистским правительством России территориальных претензий «братского» социалистического государства — Азербайджанской ССР к буржуазной Армении. На самом же деле произвольное включение Карабаха в состав советизированного Азербайджана было ничем иным как политической взяткой за сохранение там советского режима.

С ноября 1917 г., после того как Карабах покинули все русские войска и должностные лица, Карабах оказался заброшенным с точки зрения властных структур. Возникший в городе Шуше из нескольких политических партий Национальный совет, который руководил в городе всеми делами, вскоре преобразился в гражданский комитет; он продолжал вести все дела, касающиеся повседневной жизни.

Из представителей армянского и тюркского комитетов был создан единый межнациональный комитет, который решал вопросы межнациональных отношений. В комитет входили представители обоих народов в равном количестве; председателем был назначен армянин, а заместителем — тюрок. Город Шуши управлялся таким образом до середины июля 1918 г., а четыре карабахских уезда с армянским населением — Варанда, Дизак, Хачен и Джраберд — все это время оставались без какого-либо управления.

Чтобы преодолеть вакуум власти в Шуши был созван съезд армянских крестьян, который избрал правление из 7 человек и поручил ему вести все административные, судебные и продовольственные дела. Таким образом был наведен порядок. Жизнь стала входить в нормальное русло. Для защиты интересов армянского населения Карабаха в Шуше было вначале создано межпартийное бюро, а в июле 1918 г. — армянское народное правительство.

Лишенные путей сообщения и каких-либо материальных средств, эти органы управления Карабахом организовали, в первую очередь, уборку урожая, потому что засуха предыдущего года обернулась, по существу, голодом для армянского населения.

Когда после развала Российской империи в Карабахе перестали функционировать все без исключения государственные учреждения, управление Карабахом перешло в руки двух органов: в армянском Карабахе — в руки Совета армянских партий и организаций, а в мусульманской полосе — Мусульманского национального комитета. Существование двух разнородных по национальному составу органов власти объяснялось, кроме политических расхождений, еще и естественным расселением населения Карабаха: армянское население сплошной полосой и почти без чуждых вкраплений занимало горы, а мусульманское — низменность. После переговоров был создан на паритетных началах Армяно-мусульманский комитет из представителей Совета армянских организаций и Мусульманского национального комитета.

В середине ноября 1918 г. британские войска вступили в Закавказье. По поручению генерала Томсона, который командовал британскими экспедиционными силами в Баку, в Карабах прибыла военная миссия, которая потребовала приостановки военных действий и взяла на себя функции по установлению порядка. Армяне подчинились. Вооруженные отряды армян отошли к своим базам. Британская миссия объявила, что отныне никаких войсковых передвижений и сосредоточений не должно быть с обеих сторон.

По прибытии этой миссии в Шуши 1(13) декабря 1918 г. представители четырех военных округов, на которые был разделен Нагорный Карабах, а именно: Дизак, Варанда, Хачен и Джраберд — на встрече с руководителем миссии подчеркнули, что «карабахские армяне не признают ни турецкого, ни азербайджанского правительств», поскольку «воевали с ними до последнего момента как союзники Англии и сложили оружие только по приказу генерала Томсона». Армяне Карабаха, заявили они, стремятся к политическому объединению с «Араратской республикой и вместе с ней — со всей родиной (Турецкой Арменией), а если это окажется невозможным, то вместе с Эриванью остаться в пределах Российской республики».

В начале января 1919 г. мусаватистское правительство Азербайджана завершило воинский призыв мусульманского населения и стало отправлять войска в те армянские районы, которые в октябре покинули турки. Азербайджанское правительство стало концентрировать войска в Ханкенде, Забуге, Карягино; несколько сотен солдат расположились в Аскеранском ущелье, хотя британская миссия запретила передвижения войск. Вооруженные азербайджанские банды и турецкие аскеры, переодетые в азербайджанскую военную форму, продолжали терроризировать армянское население — грабить и убивать. Как сообщала газета «Мшак» 28 января 1919 г., «турецкие аскеры и азербайджанские банды — численностью в несколько тысяч человек, под командованием турецких офицеров, захватив Забухское ущелье, предприняли набег на армянские села в Джебраильском уезде. Местные азербайджанские власти предъявили армянскому населению уезда ультиматум с требованием подчиниться и сдать оружие. Азербайджанские части орудовали на всем протяжении шоссе от Ханкенда до Аскерана».

Как же реагировало британское военное командование на этот откровенный бандитизм, на участие в нем солдат вражеского турецкого государства в прямое нарушение условий перемирия союзных держав с Османской империей? Все обращения Армянского национального совета к британской миссии о том, что сосредоточение азербайджанских войск в Карабахе является прямым нарушением приказа генерала Томсона, оставались без ответа. На протесты Армянского национального совета Карабаха против бесчинств и террора азербайджанцев британская миссия лишь отвечала: «всякое выступление против Азербайджана будет считаться актом, направленным против Великобритании». Одновременно британское командование объявило, что для «установления порядка» армянское население Карабаха должно «признать власть азербайджанского правительства, впредь до решения вопроса о Карабахе на Мирной конференции».

Первое, что сделало британское командование, это потребовало полного разоружения армянского населения Карабаха, беспрекословного признания им власти мусаватистского правительства и назначенного им Хосрова-бека Султанова генерал-губернатором Карабаха, что фактически означало согласие на включение края в состав Азербайджана. МИД Армении сразу же направил 26 января 1919 г. МИДу Азербайджана ноту протеста против нарушения территориальных прав Армении в связи с назначением азербайджанского губернатора: «По поручению моего правительства протестую против означенного постановления как посягающего на территориальные права Армении».

Разыгрывая из себя «нейтральную» власть, британское командование обращалось к обеим сторонам с призывами воздерживаться от применения силы. В частности, ссылаясь на телеграмму главного командования союзных войск в Баку, английская миссия в Шуши письменно приказала обеим сторонам не начинать враждебных действий. Армянское население, подчинившись этому распоряжению, ждало, что союзное командование предпримет решительные меры по пресечению незаконных посягательств турко-азербайджанской стороны.

Первая попытка водворить Султанова в Шуше не увенчалась успехом. Столь сильно было противодействие армянского населения Карабаха, что он вынужден был покинуть Карабах и возвратиться в Азербайджан. Но 10 февраля он вернулся в Шуши уже с мандатом временного губернатора, полученного от генерала Томсона. Британская миссия в Шуше в лице майора Монк-Мэссона официально уведомила Армянский национальный совет Карабаха: «С согласия британского командования временным генерал-губернатором Зангезурского, Шушинского, Джеванширского и Джебраильского уездов назначен доктор Хосров-бек Султанов. Помощником его по гражданской части — армянин. Для управления при генерал-губернаторе учреждается совет в составе 3 армян и 3 мусульман и в качестве представителя британского командования офицер миссии. Все передвижения войск производятся с ведома британской миссии… Британская миссия объявляет, что все приказания, исходящие от генерал-губернаторства и его органов, должны беспрекословно исполняться всем населением. Всякое сопротивление им будет пресечено самыми решительными мерами». Миссия предложила принять этот документ как обязательный к исполнению и опубликовать.

В ответ на это обращение британской миссии Армянский национальный совет Карабаха совместно с командирами армянских войск всех районов края, обсудив 31 января факт назначения азербайджанским правительством генерал-губернатора в Карабах, решил, что «армянский Карабах признан британским командованием территорией, не подчиненной, впредь до решения вопроса на Мирной конференции, какому-либо государству, а следовательно, в частности и в особенности Азербайджану. Национальный совет находит единственно приемлемой для армянского Карабаха формой управления — назначение английского генерал-губернатора».

Между бакинскими властями и британским командованием установилось своего рода «разделение действий»: бакинские власти лживо обвиняли армян в «подготовке военных действий», а представителей Еревана в «революционной деятельности», в нежелании работать в соответствии с директивами британского командования, «финансировании» антибританской пропаганды и даже в том, что они будто занимаются созданием в Карабахе армянских вооруженных сил. Британское командование, в свою очередь, озвучивало эти антиармянские измышления, пытаясь дискредитировать представителей правительства Армении, которые назначались в подтверждение участия Армении в осуществлении временной власти в Нагорном Карабахе.

Стремясь подорвать боевой дух и сопротивление карабахских армян, британская миссия распространяла лживые слухи, будто правительство Армении «покинуло их», согласившись с назначением Султанова временным генерал-губернатором Карабаха. Так, 4 мая 1919 г. представитель Армении при британском командовании в Карабахе сообщал своему правительству, что генерал Шатльворт утверждает, будто правительство Армении дало Азербайджану согласие на временное управление Карабахом и Зангезуром. Кроме того, руководитель миссии в Шуше майор Монк-Мэссон утверждал, будто «с согласия» Армении «он не признает Национальный совет в Герусах и капитана Шахмазяна», которого правительство Армении также якобы отказалось признать.

Все усилия британского командования подавить сопротивление карабахских армян ощутимых результатов не приносили. Вот как описывал ситуацию в Карабахе в мае 1919 г. и.о. министра иностранных дел Азербайджана Зиатханов: «армяне Карабаха категорически препятствуют установлению там азербайджанской власти, несмотря на присутствие английских представителей, выехавших в Карабах для оказания содействия нам». Чтобы подавить волю армян Карабаха к сопротивлению, азербайджанцы прибегли к насилию и резне, копируя традиционные для турок методы обращения с армянами, отвергавшими турецкий диктат. Чтобы добиться присвоения этой спорной территории путем насильственного подавления сопротивления армянского населения, Султанов 17 мая обратился к азербайджанскому правительству с просьбой срочно прислать «2000 ружей, миллиона патронов, одной батареи и 10 пулеметов с достаточным количеством боеприпасов или же войсковые части, ввиду бессилия англичан».

По донесению дипломатического представителя Армении в Азербайджане, датированному 23 июня 1919 г., «Султанов не брезгует никакими средствами для захвата Карабаха и, по его мнению, этот вопрос следует считать исчерпанным, поскольку Дизак, Шуши и Джеваншир — и с востока, и с юго-востока, со стороны Зангезурского уезда и Забухского ущелья — окружены татарскими силами и в случае столкновений у армян не будет никакой возможности получить помощь извне. Сейчас Султанов собирает свои силы в Зангезуре, потому что вопрос захвата Карабаха он считает решенным. По мнению депутатов, Султанов не скрывает намерений начать боевые действия против Зангезура и считает это единственным средством развязки карабахского узла».

Готовясь к июньской резне, Султанов, наряду с регулярными войсками, использовал организованные им же разного рода вооруженные банды, выдавая их за «милицию». Своими действиями они терроризировали армянское население в основном Аскеранского района. Крестьяне не могли выйти за пределы сел и обрабатывать поля и сады. Временный губернатор сознательно ставил армян перед перспективой хозяйственной разрухи. Действиями Султанова управляли нашедшие в округе убежище довольно много турецких офицеров и эмиссаров.

Армяне всячески стремились избежать кровопролития. Несмотря на блокаду Нагорного Карабаха, Армянский национальный совет запретил армянам препятствовать перегону татарского скота на кочевья через населенные армянами территории. Несмотря на все усилия азербайджанских властей, которые пользовались поддержкой британского командования, армянское население Карабаха не признавало власти временного губернатора Султанова. Свое отношение к установлению в Карабахе временной администрации губернатора Султанова британское командование объясняло необходимостью соблюдать сбалансированное отношение к территориальным спорам Армении с Азербайджаном. Оно ссылалось на аналогичные меры с установлением армянской администрации в Нахичеване и в Карсской области.

В ходе встречи 25 апреля и 10 мая 1919 г. с представителем Армении при британской военной миссии генерал Шатльворт следующим образом мотивировал действия британского командования: «Подобно тому, как армяне получили Карс и Нахичевань, районы, населенные исключительно мусульманами, также временно Карабах и Зангезур получает Азербайджан». Он при этом ссылался на то, что в переданных под управление Армении Нахичеване и Карсской области имелось мусульманское большинство, но игнорировал тот факт, что Карсская область была частью признанной территории Армянской республики и к спорным территориям между Арменией и Азербайджаном не относилась. Игнорировалось и то, что в отличие от автохтонного армянского большинства в Карабахе демографическая ситуация в Нахичеване была результатом преступления геноцида, совершенного турками и азербайджанцами на глазах всего мира.

Британское командование считало, что на период до окончательного решения территориальных вопросов создается некий паритет: Карабах, где тюрки в меньшинстве, будет управляться Азербайджаном, а Нахичеван, где в меньшинстве армяне, будет управляться Арменией. Для британского командования не имело значения, что и Карабах, и Нахичеван исторически армянские территории и что положение армян как меньшинства в Нахичеване — результат недавней резни, совершенной турками, а положение армян в Нагорном Карабахе как большинства сохранилось вопреки целенаправленным усилиям свести его в положение меньшинства. Попытка увязать возвращение армянских беженцев в Нахичеван и в другие районы Армении с тем, как будут вести себя армяне в Карабахе, была откровенным шантажом.

Командующий британскими силами на Кавказе генерал Кори в письме правительству Армении 19 июня 1919 г. тем не менее заверил, что «правительство Азербайджана было извещено, что сейчас не подходящее время для распространения их власти на исключительно армянский район Карабаха, несмотря на то, что их подстрекали распространить свою администрацию в районе, где Шуша является географическим центром». А в официальном обращении к Армянскому национальному совету Карабаха глава британской миссии в Шуше майор Монк-Мэссон вновь подтвердил, что назначение «с согласия британского командования» временного губернатора Карабаха никак не может предрешить урегулирование территориального спора: «Британская миссия считает нужным еще раз подтвердить, что принадлежность названных областей к той или иной государственной единице будет разрешена на Мирной конференции».

Состоявшийся в Шуши 11–14 февраля 1919 г. IV съезд армян Карабаха, на рассмотрение которого был поставлен вопрос об отношении к Азербайджану и назначенному им генерал-губернатору, подтвердил отказ армян признать власть азербайджанского губернатора. Съезд избрал Армянский национальный совет Карабаха. Делегаты съезда самым энергичным образом осудили проазербайджанскую позицию британского командования. Съезд четко и определенно заявил, что армяне Карабаха никакой азербайджанской власти в пределах Карабаха «не признают и не могут признать».

Несмотря на это, британская миссия в Шуше все же предложила Национальному совету принять проект обязательного постановления, определяющего отношение Карабаха к Азербайджану. Но Совет отверг это предложение. Тогда миссия попыталась внести раскол между Национальным советом и командирами отрядов самообороны и обратилась к ним с отдельным письмом, предлагая принять тот же проект. Военачальники ответили, что они во всем согласны с Национальным советом, который является политическим органом страны. Британская миссия в Шуши уведомила делегатов съезда, что они не имеют права противиться распоряжениям генерала Томсона и миссия не потерпит саботажа распоряжений генерал-губернатора.

IV съезд армян Карабаха, в работе которого участвовали представители Варанды, Дизака, Хачена, Джраберда и Шуши, направил телеграммы парламенту Азербайджана, представителю союзников генералу Томсону, правительству Республики Армения и армянским представителям на Парижской мирной конференции. В телеграмме говорилось, что съезд заявляет категорический протест против намерений правительства Азербайджана подчинить себе армянский Карабах. «Принимая за отправную точку принцип самоопределения народов, армянское население Карабаха с уважением относится к самоопределению соседнего народа, в то же время категорически протестует перед всем миром против Республики Азербайджана, которая пытается попирать этот принцип в вопросе армянского Карабаха. Армянский Карабах никогда не признавал и не признает Азербайджана. Съезд настаивает на защите своих прав как перед представителем союзников на Кавказе, так и перед Мирной конференцией».

Хотя навязывание армянам Карабаха губернатора Султанова британское командование обосновывало необходимостью поддержания в Карабахе «мира и порядка» на период до решения вопроса о государственной принадлежности спорных территорий, в реальной действительности действия англичан поощряли агрессивность азеров и фактически вели к ужесточению противостояния между местным армянским населением и властями Баку и фактически осложняли мирное урегулирование в будущем. 

В начале марта 1919 г., генерал Томсон предложил армянам Карабаха прислать к нему в Баку своих представителей для личных переговоров. Национальный совет делегировал епископа Карабахского Вагана и члена Совета Г. Багатурова, которые представили британскому генералу меморандум о положении в Карабахе, выражающий волю карабахского армянства. В меморандуме были изложены следующие требования: полное устранение азербайджанской власти и вслед за тем — или присоединение Карабаха к Республике Армения сейчас же или временно до решения Мирной конференции; или сохранение положения, существовавшего до вступления в Карабах турок, т. е. восстановление народного правительства Карабаха; или назначение английского генерал-губернатора в армянской зоне с сохранением местного армянского правления при гарантии интересов мусульман; или же назначение английского генерал-губернатора во всем Карабахе и учреждение самоуправления.

V съезд армян Карабаха, состоявшийся в Шуше 23–24 апреля 1919 г., вновь вернулся к вопросу о недопустимости признания даже временной, и даже ограниченной, административной власти Азербайджана в лице временного генерал-губернатора Карабаха и Зангезура. Отвергая власть азербайджанского ставленника, съезд в принятом постановлении подчеркнул, что «Азербайджан всегда выступал пособником и сообщником в зверствах, осуществлявшихся Турцией в отношении армян вообще и карабахских армян, в частности… Азербайджан как всегда, так и теперь, — сторонник турецкой ориентации. Азербайджан пригласил турок в Закавказье. Это «государство» еще не перестало мечтать о возвращении сюда турок и продолжает систематически преследовать армян. <…> Мы уверены, что современный Азербайджан, следуя примеру своего старшего брата — Турции, стремится уничтожить армян, …тем более карабахских армян, которые до сих пор отстояли свою свободу и так и не подверглись разрушению и варварству». 

Съезд отверг попытки «навязать на шею армянского народа административную форму хотя бы и временной власти Азербайджана» и поэтому «считает невозможным принять административный порядок, имеющий какое-либо отношение к Азербайджану».

Рассмотрев «все те побудительные причины», которые обусловили требование британского командования, съезд тем не менее «находит невозможным изменить свое отрицательное решение, продиктованное непоколебимой волей всех армян Карабаха», указывалось в постановлении. Съезд «считает неприемлемой любую административную программу, имеющую хоть какую-то связь с Азербайджаном, а насильственное претворение такой программы в жизнь считает неизбежной причиной возникновения межнациональных раздоров и кровопролития, ответственность за которые V съезд армян Карабаха ни в коем случае не может взять на себя».

Британскому командованию сообщили, что постановление съезда было принято единогласно и что оно «основано на твердой и непоколебимой воле избравшего его народа, в чем английское командование может убедиться, если пожелает, путем всенародного референдума». В критические дни, когда армянскому Карабаху навязывалось соглашение, предполагавшее временное признание власти Азербайджана, Армянский национальный совет Карабаха обратился 18 августа 1919 г. к верховному комиссару США в Армении полковнику Гаскеллу с просьбой о содействии. Подчеркнув, что пособничество британского военного командования «кровожадным инстинктам» властей Азербайджана — «проводника турецкой политики владычества в Закавказье» — противоречит провозглашенным союзными державами принципам послевоенного устройства мира, Совет просил Гаскелла «принять решительные меры к удалению из пределов Карабаха азербайджанских войск и властей, к установлению в этой области союзного правления…».

Армяне Карабаха твердо и категорически отказывались от навязываемого британским командованием временного modus vivendi с передачей власти азербайджанскому губернатору как не соответствующего статусу Карабаха как спорной территории; они считали, что такое решение фактически ставит целью создать преимущества для одной из сторон спора. Эта позиция четко и бескомпромиссно была изложена в резолюциях восьми съездов армянского населения Карабаха.

«Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике». Комментарии к документам. Том II / Д. ю. н., проф. Ю.Г. Барсегов, Москва, 2009

Читать еще по теме