Вся правда о Ходжалы

Внутриполитическая ситуация в Азербайджане в 1990-1992 гг.

Обретение Азербайджаном независимости вследствие распада СССР в конце 1991 года логически привело к сложной внутриполитической ситуации в этой республике. Основными противоборствующими силами в стране выступали находящаяся у власти старая коммунистическая номенклатура и набирающий силу оппозиционный Народный фронт Азербайджана (в дальнейшем - НФА). Обе стороны спекулировали на развитии событий в Нагорном Карабахе и стремились использовать их друг против друга в политической борьбе за власть.

В январе 1990 года в Баку были организованы жесточайшие масштабные погромы и резня более, чем двухсоттысячного армянского населения города, заставившие руководство СССР ввести советские войска в азербайджанскую столицу. Ввод советских войск в Баку НФА обоснованно счел угрозой своему растущему влиянию, вследствие чего этой организацией было принято решение о вооруженном сопротивлении. В результате столкновений между вооруженными людьми из НФА и советскими войсками с обоих сторон погибли десятки людей, что стало поводом для развертывания оппозиционными силами широкой антиправительственной кампании. НФА рассчитывал таким образом завоевать симпатии большинства населения Азербайджана и подготовить почву для захвата власти. Возникшая между руководством и оппозицией Азербайджана пропасть со временем углубилась еще больше, причем в этом внутриполитическом противостоянии обе стороны не гнушались самыми нечистоплотными приемами и методами. По словам президента Азербайджана А. Муталибова НФА «По экстремизму своему, по форме, по структуре, это - коммунистическое, большевистское движение. У них есть опорные ячейки, функционеры - ничего нового кроме названия не изобрели. НФА превратился в самое настоящее супернационалистическое движение». Интересно, что Муталибов, сам являющийся коммунистом с многолетним стажем, не мог не знать, что коммунизм - идеология наднациональная, признающая лишь классовое различие. Однако он не мог не знать и степени ненависти азербайджанцев к коммунизму, почему и навешивает именно этот ярлык на политических оппонентов.

Влияние и возможности НФА в Азербайджане, однако, продолжали расти, и уже к концу 1991 года практически все действующие в Нагорном Карабахе азербайджанские вооруженные отряды и формирования ориентировались на НФА и руководились непосредственно из центра этой организации. Отметим также, что НФА Азербайджана в своих внешнеполитических ориентирах придерживался протурецкой линии и получал из Анкары довольно весомую поддержку. Позиции НФА особенно укрепились после августовской попытки путча в Москве. Находящийся в те дни с официальным визитом в Иране А. Муталибов не сумел разобраться в перипетиях политической борьбы в Москве и довольно недвусмысленно высказался в поддержку ГКЧП, что не осталось незамеченным как президентом СССР Горбачевым, так и в среде проельциновской группировки. Таким образом, лишившийся поддержки Москвы А. Муталибов остался у себя на родине один на один с НФА. Удобным случаем несколько исправить положение и взять ситуацию в свои руки послужила для Муталибова миротворческая миссия Б. Ельцина и Н. Назарбаева и подписание совместного коммюнике между президентами Армении и Азербайджана в Железноводске.

Однако развитие событий в этом направлении явно не устраивало оппозиционные силы Азербайджана и НФА в особенности, а Муталибов продолжал демонстрировать удивительную для деятеля такого ранга политическую близорукость. Карабахская карта продолжала оставаться самым сильным козырем в антипрезидентской борьбе за власть. Для поиска новых методов политической борьбы НФА не пришлось особо трудиться. 19-го ноября на границе между Мартунинским районом Карабаха и Агдамским районом Азербайджана при довольно загадочных обстоятельствах потерпел катастрофу азербайджанский вертолет. В результате этой аварии погибли многие государственные лица Азербайджана, военный комендант Района Чрезвычайного положения генерал Жинкин, а также представители президента Казахстана и России, прибывшие в зону конфликта с наблюдательной миссией.

В Азербайджане, видимо, по инерции, поспешили объявить о диверсии карабахцев, однако выдвинутые против армянской стороны обвинения оказались беспочвенными и никакого более или менее веского доказательства их причастности к катастрофе не нашлось. Косвенные свидетельства о причастности азербайджанской стороны к катастрофе вертолета приводит в своей книге Т. Гольтц.

Авиакатастрофа в ноябре 1991 года стала ощутимым ударом по позициям Муталибова Дело в том, что на борту вертолета в это время находились самые преданные соратники А. Муталибова. Лишившийся ближайших единомышленников А. Муталибов сознавал, что теряет полноту власти в Баку. По словам К. Столярова, Муталибову оставалось только сожалеть, что он «не связал воедино катастрофу в небе над Карабахом с тотчас возросшей активностью оппозиционеров. Здесь нужно было искать ключ к разгадке, чего он, к сожалению, не сделал и за что вскоре поплатился».

Катастрофа недалеко от села Бердашен (Каракенд) резко изменила повеление и подходы А. Муталибова, который к тому времени уже наверняка осознавал определенную уязвимость своих позиций в вопросе карабахского урегулирования. Разногласия между президентом Азербайджана и оппозицией в лице Народного Фронта проявились и в подходах и методах разрешения карабахской проблемы. В первой половине 1991 года Муталибов был сторонником самых радикальных мер в отношении армянского населения Нагорного Карабаха. Эта позиция президента Азербайджана проявилась, в частности, в беспрецедентной по своим масштабам и жестокости операции «Кольцо», в ходе которой совместными действиями азербайджанского ОМОН-а и советских войск в Карабахе были полностью депортированы жители 24 армянских сел. Однако после упразднения азербайджанским Меджлисом (парламентом) автономного статуса Нагорного Карабаха, Муталибов неоднократно выступал против действий, направленных на окончательное прекращение отношений с Арменией.

Как свидетельствует Столяров, с началом обстрела Степанакерта реактивными установками «Град из города Шуши, А. Муталибов резко критиковал тогдашнего министра обороны Азербайджана Рахима Газиева за безответственность и пренебрежение возможными противодействиями армянской стороны. После получения известий об обстреле Степанакерта из реактивных установок «Град», Муталибов связался с Р. Газиевым и довольно резко выговаривал: «Что вы вытворяете?! Решили, видно, что у армян не найдется такого же «Града? Как бы не так! Вы хоть подумали, что тогда будет с Шуши?... Впредь не смейте самовольничать!». Однако обстрелы Степанакерта не только не прекратились, но и наоборот, интенсивность их росла с каждым днем. Нам остается только предположить, что Газиев действительно продолжал «самовольничать», то есть армия уже не контролировалась со стороны своего главнокомандующего. Возможен и иной вариант: хорошо осведомленный об огромном количестве жертв среди мирного населения Степанакерта и колоссальных разрушениях столицы НКР Столяров просто пытается дистанцировать А. Муталибова от варварских обстрелов переполненного беженцами города. Но и в этом случае Муталибов выглядит не лучшим образом. Обратите внимание, его беспокоит не факт обстрела запрещенным оружием мирного города с многочисленным населением, а возможный адекватный ответ по его соотечественникам.

Факт остается фактом: азербайджанская армия в период карабахской войны нередко использовалась в политических целях, что не вызывает сомнения даже у самых азербайджанцев. Об этой особенности азербайджанской армии хорошо осведомлены и в международных организациях.

Причины штурма Ходжалу.

Территория провозглашенной 2 сентября 1991 года Нагорно-Карабахской Республики ко времени подавления огневых точек в Ходжалу уже свыше двух лет находилась в осаде. К тому же, большинство жителей уже упомянутых 24 депортированных сел в основном нашли приют в Степанакерте. Вместе с ранее прибывшими армянами из Азербайджана, спасшимися от погромов и резни в Сумгаите, Баку, Мингечауре и т.д., число обосновавшихся в Нагорном Карабахе беженцев, депортированных и насильственно переселенных превысило 35 тысяч человек, что составило около 25 процентов от общего населения НКР.

С весны по осень 1991 года армянские населенные пункты Нагорного Карабаха практически ежедневно подвергались разбойным нападениям вооруженных отрядов азербайджанской милиции. За этот период ими были захвачены в заложники свыше 700 человек из числа мирного населения, угнаны десятки тысяч голов домашнего скота, сожжены тысячи гектаров хлебных посевов. Большая часть Нагорного Карабаха была лишена электроэнергии и водоснабжения. С сентября 1991 года жилые кварталы Степанакерта и многих пограничных поселений НКР подвергались ежедневным беспре­рывным обстрелам с применением артиллерии и модифицированных противоградовых установок «Алазань» и «Кристалл» . С января 1992 года к используемому против мирного населения оружию прибавились и запрещенные для применения против населенных пунктов реактивные установки залпового огня БМ-21 «Град». С середины февраля 1992 года только на Степанакерт ежедневно обрушивались до 160 снарядов «Града» и «Алазани».

Спустя два года госсекретарь Азербайджана Лала Шовкет Гаджиева будет упрекать скучившихся на берегу Аракса азер­байджанцев следующими словами: «Свыше ста дней мы ежедневно днем и ночью бомбили Степанакерт, но армяне не покинули своих домов, вы же бежите уже тогда, когда разрывов армянских снарядов и не слышно». Не будем сетовать на невнимательность высоко­поставленной дамы - Степанакерт бомбили гораздо больше ста дней - для нас важнее сам факт признания официальным Баку санкционированных бомбардировок жилых кварталов столицы НКР.

В результате продолжительной осады, наличия большого числа беженцев, подрыва и отравлений питьевой воды, а также огромных сельскохозяйственных потерь, в НКР, особенно в столице государства, начался голод. Положение усугублялось еще и отсутствием горючего для транспорта, без чего доставка продуктов из сравнительно благополучных сел в город была невозможна. Отметим также, что подразделения ОМОН Азербайджана перекрыли практически все внутрикарабахские дорож­ные артерии. Таким образом, многие населенные пункты Арцаха оказались в двойном кольце осады. Единственной надеждой армян осталась вертолетная связь с Республикой Армения, которая, естественно, не могла решить всех проблем с продовольствием, особенно если учесть большое количество раненых и необходимость доставки медикаментов.

«21-25 января была в Степанакерте. В городе по-прежнему нет ни электричества, ни воды. Вода достается с таким трудом, что стыдно пить чай. Талоны на продукты отоваривать нечем. В городе уже есть случаи опухания от голода... Степанакерт напоминает кинохронику блокадного Ленинграда». Жители НКР, спасаясь от смертоносных снарядов, вынуждены были жить в неприспособленных подвалах, вследствие чего в населенных пунктах республики резко возросло количество инфекционных болезней и увеличилась общая смертность. Все медучреждения НКР также были перемещены в подвальные помещения. В результате обстрелов, отсутствия воды, электро­энергии и сырья в Нагорном Карабахе прекратилось функцио­нирование всех, без исключения, промышленных предприятий, в т.ч. и тех из них, что обеспечивали население продуктами питания: завод хлебобулочных изделий, мясокомбинат, молочный комбинат.

Для спасения голодающего населения республики, получения возможности завозить извне продовольственные товары и оказания населению элементарной медицинской помощи необходимо было разблокировать единственный в НКР аэропорт, находящийся в районе азербайджанонаселенной деревни Ходжалу. Отметим, что А. Муталибов прекрасно понимал жизненную важность ходжалинского аэропорта для населения НКР. Именно поэтому он распорядился разрушить взлетно-посадочную полосу и аэродромное оборудование, хотя приказ так и остался невыполненным.

Необходимость штурма и нейтрализации огневых точек в Ходжалу диктовалась еще и накопленным там оружием именно наступательного действия Руководство НКР обязано было пресечь готовящуюся операцию вооруженных сил Азербайджана по штурму армянского районного центра Аскеран и, наверняка, Степанакерта. Таким образом, военная операция армянских вооруженных формирований носила еще и превентивный, упреждающий характер. К моменту штурма Ходжалу в распоряжении азербайджанских сил поселка находились две боевые ракетные установки реактивного залпового огня БМ-21 «Град», четыре модифицированные установки реактивных ракет «Алазань», одна стомиллиметрового калибра пушка и три единицы бронетехники. Вся эта техника была расположена в жилых кварталах Ходжалу, откуда и велся разрушительный обстрел армянских населенных пунктов.

Военная разведка НКР, безусловно, имела сведения о том, что в Ходжалу готовились к собственному наступлению на Аскеран и Степанакерт. Об этом же свидетельствует командир отряда добровольцев Ходжалу Эльбрус Алиев. «В тот день, то есть 25 февраля, мы получили сообщение из Агдама о том, что в 5 часов (речь о 17-00 - Г. Д., Л. М.-Ш.) наши начнут наступление. Мы с нетерпением ждали начала наступления. Но из Агдама ни слуху, ни духу.»

Но и для азербайджанских властей не стала неожиданностью военная операция армянских подразделений по подавлению огневых точек в Ходжалу. Об этом азербайджанская сторона была уведомлена по телевидению еще за два месяца до штурма. В московской газете «Известия» об этом писал и азербайджанский автор Ариф Юнусов. Задолго до штурма по радиосвязи азербайджанским силам было предложено вывести из поселка мирное население. Это же предложение было сделано азер­байджанским властям в Баку. Фактически о том, что на Ходжалу готовится нападение, все заинтересованные институции и организации были оповещены загодя, что подтверждается данными азербайджанских СМИ.

Вот откровение одной из жительниц Ходжалу, данное Helsinki Watch 28 апреля 1992 года: «Армяне выдвинули ультиматум... что для жителей Ходжалу лучше оставить город с белым флагом. Алиф Гаджиев (руководитель обороны Ходжалу - Г. Д., А. М.-Ш.) сообщил нам об этом 15 февраля (за 10 дней до штурма I - Г, Д., Л. М.-Ш.), но это не испугало меня и других. Мы никогда не верили, что они смогут взять Ходжалу».

Однако в результате этих предупреждений большая масть мирного населения Ходжалу, осведомленная о готовящемся штурме, заблаговременно перебралась в безопасное место. Массовый исход населения из Ходжалу неоднократно визуально фиксировался военной разведкой НКР, а также широко освещался по азербайджанскому радио и телевидению. При этом азербайджанская пресса целенаправленно формировала отрицательное отношение к покидающим деревню жителям Ходжалу и постоянно клеймила их позором. Отметим, что покидали превращенный в город Ходжалу в первую очередь именно насильно переселенные люди, хотя им постоянно чинились препятствия. Больше того, уже предупреж­денная армянской стороной городская администрация Ходжалу просила о помощи в эвакуации населения, но тщетно. Так, мэр Ходжалу в интервью московской газете «Мегаполис - экспресс» отметил, что «после получения известия о готовящей операции по взятию города, я попросил Агдам отправить вертолеты для эвакуации стариков, женщин и детей. Нас уверяли, что готовится операция по разблокированию. Но помощь так и не оказали.»

Итак, армянская сторона предупреждала о грядущем наступлении, однако ничего, чтобы вывести из города мирных жителей, азербайджанской стороной сделано не было. Не было попыток вывезти население и вертолетами, хотя армяне и предоставляли такую возможность. Как рассказывают уцелевшие бойцы азербайджанских отрядов, оборонявших Ходжалу, задолго до кровавых событий они «перестали получать продовольствие, медикаменты, боеприпасы. И в ту ночь атакующего под прикрытием бронетехники противника они вынуждены были встречать почти голыми руками. Вольно или нет, развязка готовилась с обеих сторон». 24 февраля в Агдам звонил мэр Ходжалу Э. Мамедов, который проинформировал о предстоящем нападении и попросил вертолеты чтобы вывести стариков, женщин и детей. «Помощь так и не пришла». 

Как видно жители Ходжалу были попросту оставлены на произвол судьбы. Однако они еще не знали о самом страшном - им предстояло собственной жизнью выплатить дань всепожирающему Молоху, хорошо известному в Азербайджане как БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ.

Штурм Ходжалу.

По количеству жителей Ходжалу был вторым после Шуши населенным пунктом в Нагорном Карабахе с азербайджанским населением. Поселок расположен в стратегически важном месте и фактически делит территорию Нагорного Карабаха на две части. Именно военно-стратегическое значение Ходжалу привело к тому, что с самого начала Национально-освободительного движения армянского населения Нагорного Карабаха власти Азербайджана приступили здесь к интенсивным строительным работам и переселению в Ходжалу азербайджанцев из дальних районов, а после 1989 года также и турок-месхетинцев В результате этой целенаправленной политики азербайджанских властей по изменению демографической ситуации в Нагорном Карабахе и рассечению армян края, население поселка утроилось с 2135 человек в 1988г. до 6300 в 1991 г. За счет подобного искусственного роста Ходжалу получил статус города. Мы не сомневаемся: в нестабильный в военном и политическом отношении регион люди приезжали отнюдь не добровольно.

Еще одним свидетельством того, что азербайджанские власти заранее были оповещены о предстоящем предупреждающем наступлении армян на Ходжалу, является также и следующий факт. К середине февраля 1992 года, перед отъездом в Минск на саммит СНГ. президент А. Муталибов приказал перебросить в Агдамский район весь накопленный резерв военной техники. Туда в спешном порядке были доставлены 11 танков и 12 БМП-2, которые в сочетании с имевшимися в Агдаме 44 бронемашинами на гусеничном ходу типа БРДМ, оснащенными пулеметами калибра 12 миллиметров, представляли собой внушительную силу, которая в любой момент могла не только выручить ходжалинцев в случае штурма, но и угрожать самому Степанакерту. Кроме того, в Ходжалу и в зоне Агдама на вооружении у азербайджанских сил находилось свыше 35 тысяч единиц пулеметов и автоматов, укомплектованных достаточным количеством патронов. Р. Гаджиев - член правления агдамского отделения НФА: - Мы могли бы помочь ходжалинцам, были и силы и возможности. Но руководители республики хотели показать народу, что у них силы нет, и снова призвать на помощь армию СНГ, подавив с ее помощью и оппозицию».

Как видно, ответственность за трагедию властные структуры и оппозиция возлагают друг на друга. Муталибов явно спекулирует тем обстоятельством, что вооруженные силы Агдама подчинялись не ему, а НФА. В свою очередь функционеры НФА пытаются преподнести себя миру в качестве законопослушных граждан. Можно ли удивляться тому, что мародерствующие типы воспользовались этой неразберихой, чтобы заработать на трагедии соотечественников? Так, неофициальный заместитель обороны Азербайджана Фахмин Гаджиев за доставку тел убитых азербайджанцев не брезговал брать взятки у вдов и родных погибших. К началу штурма часть гражданского населения Ходжалу покинула поселок, и к концу февраля 1992 г. по разным источникам здесь оставались от 1000 до 2500 человек, в основном мирные жители и солдаты азербайджанских вооруженных формирований. 15 февраля армянская сторона предъявила ультиматум: мирным жителям города предлагалось покинуть Ходжалу с белым флагом.

В начале штурма: начавшегося 25 февраля, в 23-00 часов, армянские силы самообороны НКР открыли прицельный артиллерийский огонь по военным объектам и позициям азербайджанских сил, расположенным в центральной части населенного пункта. Удачные выстрелы посеяли панику в стане азербайджанцев, которые так и не оказали серьезного сопротивления. Не было в Ходжалу и более или менее упорных уличных боев, и к 4 часам утра 26-го февраля были подавлены последние очаги сопротивления. Наблюдатели правозащитного центра «Мемориал» при обследовании разрушений в Ходжалу подтвердили факт артобстрела, а не упорных уличных боев, в результате которых могло быть множество жертв. Надо отметить, что согласно приказу №1, регламентирующему поведение членов армянских вооруженных сил самообороны НКР, строго запрещалось какое-либо насилие над мирным населением противоположной стороны.

Таким образом развенчиваются утверждения азербайджанской стороны о якобы массовом истреблении мирных азербайджанских жителей в Ходжалу. Более того, радиоперехваты азербайджанских военных в Агдаме, позднее опубликованные в азербайджанских же СМИ, также говорят об этом. В одном из них говорится: ‘Женщин и детей не убивайте. Собирайте их в центре». Со своей стороны отметим, что все оставшиеся в Ходжалу мирные жители были перевезены в Степанакерт, а через пару дней, согласно их воле, без предъявления каких-либо условий переданы азербайджанской стороне. Факт добровольной передачи Азербайджану жителей Ходжалу, после тщательного расследования, был подтвержден в заключении Московского правозащитного центра общества «Мемориал», а также засвидетельствован в документальном фильме петербургской журналистки Светланы Кульчицкой.

Часть населения сразу после начала штурма стала покидать Ходжалу в направлении Агдама. Практически во всех группах беженцев находились вооруженные люди из военного гарнизона города. Люди уходили по двум направлениям:

- с восточной окраины города на северо-восток вдоль русла реки Каркар, оставляя Аскеран слева. Этот коридор был оставлен армянской стороной для безопасного исхода населения. Ширина этого коридора составляла от 100 до 300 метров,

- с северной окраины города на северо-восток, оставляя Аскеран справа. Этим маршрутом воспользовались лишь немногие. 

Заметим, что так называемые «коридоры», естественно, не были ограничены определенным количеством метров, как это, возможно, может показаться. Это были направления, откуда армяне не наступали и куда не стреляли, давая возможность людям выйти из зоны боевых действий. Ширина этих направлений на самом деле достигала километра и более.

Как видим, армянские подразделения сделали все возможное, дабы избежать ненужных жертв из числа гражданского населения Ходжалу. О существовании коридора знал и мэр Ходжалу Эльман Мамедов: «Мы знали, что этот коридор предназначен для выхода мирного населения...». Согласно докладу «Мемориала», примерно 200-300 человек остались в Ходжалу, спрятавшись в подвалах домов. После штурма их перевезли в Степанакерт и обеспечили продовольствием и медикаментами. Армянская сторона заявила, что готова отпустить их в обмен на своих заложников. О существовании гуманитарного коридора азербайджанцы были извещены армянской стороной и громкоговорителями, однако не исключено, что большая часть населения Ходжалу могла не услышать эти сообщения.

Действительно, вполне возможно, что не все жители Ходжалу услышали предупреждение, однако двинувшиеся в безопасном направлении массы людей могли повести за собой и остальных.

Надо отметить, что еще за несколько дней до начала штурма представители армянской стороны неоднократно, используя радиосвязь, сообщали властям Ходжалу о предстоящем штурме и призывали тех немедленно вывести гражданское население из населенного пункта. То, что эта информация была получена азербайджанской стороной и передана в Баку, подтверждается и множеством публикаций бакинских газет (Бакинская газета).

После штурма в Ходжалу были найдены и освобождены 13 заложников армянской национальности, в том числе 1 ребенок и 6 женщин. По окончании операции отряды Нагорно-Карабахской Республиканской спасательной службы «Арцах» в Ходжалу и его окрестностях нашли трупы 11 гражданских лиц, в том числе одного ребенка и четырех женщин. Это, естественно, без учета членов вооруженных отрядов, одетых в военную форму. Число их, кстати, также было невелико. Таким образом развенчиваются все слухи и обвинения об имевших место массовых убийствах в Ходжалу гражданского населения. С другой стороны, факт гибели множества жителей Ходжалу не вызывает сомнений. Каким же образом были убиты сотни людей и где именно? Именно в ответе на этот вопрос заключаются правда и вымысел о февральских событиях 1992 года.

Об участии 366 полка в штурме Ходжалу.

Факт участия дислоцированного в Степанакерте 366-го мотострелкового полка, принадлежавшего к войскам Содружества Независимых Государств, муссируется в основном с подачи беженцев из Ходжалу. В докладе Московского «Мемориала» также сообщается, что в штурме поселка принимали участие боевые машины 366-го полка с экипажами. Существует также мнение, что участие военнослужащих в боевых действиях не было санкционировано письменным приказом командования полка.

Всей этой путанице есть простое объяснение. С января 1992 года по Степанакерту из Шуши, Ходжалу и окрестных сел Косалар и Джангасан велись непрекращающиеся ракетно-­артиллерийские обстрелы. Не удивительно, что часть снарядов и ракет залетала на территорию воинской части, став причиной разрушений и гибели нескольких военнослужащих из числа личного состава полка. В феврале 1992 года об этом сообщали московские средства радио и телевещания. Так, только 23 февраля 366 полк понес потери убитыми (два человека) и ранеными. В целях обеспечения безопасности личного состава полка главноко­мандующим объединенными войсками СНГ маршалом авиации Е. Шапошниковым был отдан дислоцированному в Степанакерте 366-му полку приказ о подавлении ведущих обстрел Степанакерта огневых точек. Заметим, что, согласно приказу, подавление огневых точек должно было вестись из расположения полка, без права выхода за территорию воинской части. Командование полка действительно воспользовалось этой возможностью, и в начале марта, до вывода полка из Степанакерта, жители города нес­колько раз наблюдали артиллерийскую дуэль между азербайд­жанцами и солдатами СНГ. Тогда же в штабе Закавказского военного округа корреспонденту ТАСС было сообщено, что военнослужащие полка имеют право подавить те огневые точки, которые стреляют по территории воинской части.

В действительности военнослужащие 366 мотострелкового полка СНГ не принимали участия в штурме Ходжалу. Собственно говоря, в этом не было необходимости, ибо вооруженные подразделения армян имели на вооружении собственную бронетехнику. Еще в начале декабря они предприняли разоружение советского милицейского полка, переброшенного в Степанакерт для обеспечения режима чрезвычайного положения. В результате этой акции армянские отряды заполучили значительное количество стрелкового оружия и несколько единиц бронетехники (БМП, БТР, БРДМ). Небольшой части этого оружия, даже если не считать отбитую у азербайджанцев трофейную технику, было достаточно для успешного проведения операции.

Как нам представляется, миф об участии 366 полка в боях за Ходжалу родился:

- вследствие попыток азербайджанских защитников Ходжалу «оправдаться» перед соотечественниками;

- ввиду того, что при штурме Ходжалу армянские вооруженные подразделения впервые с начала конфликта использовали военную бронетехнику.

Развитие событий после 26 февраля.

После штурма в Баку распространились слухи о том, что армянские боевики захватили Ходжалу и жестоко расправились с жителями поселка, не пощадив ни женщин, ни детей. Муталибов тут же вызвал к себе министра внутренних дел Т. Керимова и министра госбезопасности И. Гусейнова, которые подтвердили слухи о гибели множества людей. Более того, после получения известий о массовом убийстве азербайджанцев в Ходжалу, президент Азербайджана А. Муталибов связался с руководством НКР в Степанакерте. В неоднократно упоминаемой нами работе К. Столярова приведен интересный разговор Муталибова с Председателем Верховного Совета НКР А. Мкртчяном:

«Что это за война?! Даже фашисты не позволяли себе подобного зверства по отношению к мирным жителям!» По словам К. Столярова, Муталибов во время разговора назвал от 800 до 1000 убитых. На это А. Мкртчян с недоумением ответил: «О чем вы говорите, жителям был предоставлен коридор. Они покинули Ходжалу до того, как поселок был занят. Часть ваших людей вышла оттуда в Степанакерт, сейчас они у нас. Мы их кормим, хотя самим не хватает продуктов. Так что разберитесь, вас неправильно информируют». Этот же разговор А. Муталибов приводит в данному чехословацкой журналистке Дане Мазаловой интервью, которое впоследствии было перепечатано и в московской прессе.

После телефонного разговора с А. Мкртчяном и министром внутренних дел НКР А. Исагуловым Муталибов, скорее всего не доверявший армянской стороне, решил отправить в Ходжалу группу журналистов для объективной проверки фактов. Группа бакинских и зарубежных журналистов находилась в исследуемое время поблизости, в городе Агдаме. Президент Азербайджана, предварительно переговорив с Е. Шапошниковым и заполучив его согласие, связался затем с командующим ЗакВО генералом В. Патрикеевым, который выделил два боевых вертолета для доставки журналистов в Ходжалу.

Первый вылет вертолета с азербайджанскими журналистами на борту состоялся 29 февраля 1992 года. Любопытно отмстить, что журналисты, информированные о массовом избиении азербайджанцев в Ходжалу, вначале полетели именно туда. Не найдя ничего, что подтверждало бы эту информацию, они развернулись обратно. В районе армянского села Нахиджеваник они заметили несколько десятков тел из числа бойцов обороны Ходжалу, которые погибли в результате ночного боя. Таким образом до 29-февраля под массовым избиением азербайджанцев понимались именно эти несколько десятков солдат-азербайджанцев и несколько гражданских лиц, погибших у села Нахиджеваник. Каким же образом и почему они были убиты? Заметим, слухи о массовом убийстве ходжалинцев распространились в Баку еще до начала штурма.

Многое о событиях возле села Нахиджеваник проясняет одна любопытная деталь, которую мы находим в воспоминаниях очевидца Сулеймана Аббасова, находящегося в группе отходящих ходжалинцев. В числе прочего он говорит: «...Мы с частью жителей дошли до села Нахиджеваник, надеясь здесь найти пристанище, до того по рации нам сообщили, что это село отбито у боевиков. (разрядка наша - Г. Д., Л. М.-Ш) Раздались первые выстрели... Завязался короткий бой, в ходе которого нам удалось пробить этот заслон...». Как мы видим, из Агдама по рации попросту обманули отходящих ходжалинцев и направили их в сторону армянских постов села Нахиджеваник, вынудив спровоцировав, таким образом, столкновение с охраняющими деревню армянскими постами обороны. Очевидцы армяне, из числа солдат - ополченцев села Нахиджеваник, подтверждают: создавалось впечатление, что группа отходящих из Ходжалу азербайджанских солдат намеренно свернула в сторону их постов и застала врасплох обороняющихся сельчан. В результате этого столкновения были убиты 2 и ранены 10 находящихся на посту жителей этого армянского села.

Возникает закономерный вопрос: неужели армянам надо было создавать условия для выхода ходжалинцев из окружения для того лишь, чтобы отступающие азербайджанские силы уничтожали вооруженных охотничьими ружьями защитников армянских сел? Конечно же, нет. И еще: с какой целью агдамцы направили ходжалинцев по заведомо неверной, полной опасностей дороге? Нам представляется, что здесь умысла не было. Агдамские подразделения азербайджанцев просто-напросто пытались внушить ходжалинцам, что ими предпринимаются все меры по защите Ходжалу, и что они уже продвинулись в этом направлении. Думается, что агдамцы также не верили в то, что армяне действительно выпустят ходжалинцев из окружения. Наконец, мы считаем, что ходжалинцев расстреляли именно агдамцы, видимо, приняв их в темноте за наступающих армян.

То, что людей расстреляли в упор, т. е. со стороны Агдама, видно и из следующих слов очевидцев. Мэр Ходжалу Эльман Мамедов: «...Немногочисленные защитники города и мирные жители, оставшиеся к тому времени в живых, отступили к лесу, преодолев вброд студеную реку. Всю ночь наш обоз с женщинами, детьми, стариками, ранеными пробирался по лесу. К утру вышли на опушку - дальше простирались поля армянского села Нахиджеваник. Здесь-то и встретил нас огонь в упор из пулеметов и автоматов. Стреляли по обессилевшим живым мишеням беспощадно. Здесь полегло немало моих земляков, близких, родных. Я и семь моих товарищей, вооруженных автоматами, пытались прикрыть их. Но безуспешно. Отрезанные со всех сторон, мы двенадцать часов пролежали на снегу в ущелье, не имея возможности даже поднять головы из-за обстрелов».

Заместитель командира вертолетной эскадрильи майор Леонид Кравец: «26 февраля я вывозил из Степанакерта раненых и возвращался обратно через Аскеранские ворота. В глаза бросились внизу какие-то яркие пятна. Снизился и тут мой бортмеханик закричал: «Смотрите, там женщины и дети». Да я и сам уже видел около двухсот убитых, разбросанных по склону, среди которых бродили люди с оружием... Как считается, то были беженцы из Ходжалу. Где-то за 800 метров до передовых азербайджанских постов их ждала засада, (разрядка наша - Г. Д., Л. М.-Ш.) Чудом уцелела лишь маленькая девчонка...». Каким же образом плохо вооруженной немногочисленной группе армянских сил самообороны села Нахиджеваник удалось прямо под носом азербайджанских позиций у Агдама на протяжении многих часов расстреливать в упор мирных жителей, да еще и потом свободно разгуливать на территории, досягаемой для любого стрелкового оружия? Отметим, место там ровное, равнинное, естественных укрытий нет. Впрочем, приведенные высказывания довольно ярко говорят сами за себя.

Далее. Большинство погибших жителей Ходжалу были убиты в 10-12км от самого Ходжалу, в двух-трех километрах от Агдама, где, как уже указывалось, было сосредоточено огромное количество войск и вооружений. Именно этот факт тщательно скрывается азербайджанскими пропагандистами, или попросту не упоминается. Ведь совершенно очевидно, что при наличии такого арсенала в Агдаме армяне просто не могли так искусно скрываться, да еще и с тяжелой техникой, чтобы сперва хладнокровно убить беженцев из Ходжалу, а потом, через несколько дней вернуться, чтобы осквернить трупы. Думается, что ответы на поставленные вопросы известны лишь деятелям НФА. Мы лишь попробуем сфокусировать внимание читателя на фактах.

Коридор в Агдам, оставленный армянами для жителей Ходжалу, естественно, оставлял в стороне армянские населенные пункты. Столкновение между отступающими ходжалинцами и защитниками села Нахиджеваник было неожиданностью для обоих сторон. Вооруженные подразделения Агдама действительно выдвинулись в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года, однако ни на Нахиджеваник. ни на иное армянское село в исследуемые дни никто не нападал. Очень важно отметить, что выдвинувшиеся из Агдама вооруженные силы продвинулись совсем немного. Как раз до того места, где были обнаружены многочисленные трупы ходжалинцев. Обосновались надолго, вплоть до 1993 года, когда армяне уничтожили огневые точки уже в Агдаме.

Любопытная деталь. Согласно К. Столярову слух о взятии Ходжалу и о массовых убийствах его жителей разнесся в Баку вечером 25 февраля, т.е. за несколько часов до начала самого штурма и даже артобстрела (как говорилось выше, последний начался в 23-00, за 30 минут до штурма). Кто-то в Баку явно спешил с распространением этой информации. Ни министр внутренних дел Т. Керимов, ни министр безопасности В. Гусейнов, согласно их же заверениям, не оказались в состоянии выявить источники этой информация. И тогда А. Муталибов решил позвонить Председателю ВС НКР А. Мкртчяну. Это было утром 26 февраля.

Пресс-служба МВД Азербайджана, понимая, что потеря Ходжалу означает политическое фиаско для Муталибова, вечером того же дня распространила заявление, в котором утверждалась, что «атака армянских боевиков и 366-го полка бывшей СА на Ходжалу отбита и поселок вновь контролируется азербайджанскими силами». Однако эта информация была моментально опровергнута информцентром Народного Фронта, который сообщил о том, что «два грузовика, переполненные трупами погибших жителей Ходжалу, прибыли в Агдам». Сообщалось также, что в числе других при обороне Ходжалу погибли начальник аэропорта, прокурор и мэр города. После падения Ходжалу в Баку создалась взрывоопасная ситуация.

Сам президент А. Муталибов, направивший в начале марта 1992 года телеграмму главам государств СНГ, и предлагавший создать межгосударственную комиссию «для расследования акта геноцида азербайджанского населения Ходжалу», буквально через месяц в своем интервью говорит следующее: «Как говорят те ходжалинцы, которые спаслись, это все было организовано для того, чтобы был повод для моей отставки. Я не думаю, чтобы армяне, очень четко и со знанием дела относящиеся к подобным ситуациям, могли позволить азербайджанцам получить изобличающие их в фашистских действиях документы. Можно предположить, что кто-то был заинтересован в том, чтобы потом показать эти кадры на сессии Верховного Совета и все сфокусировать на моей персоне.

Как пишет К. Столяров, позднее, когда А. Муталибов был уже не у дел, известный азербайджанский тележурналист Чингиз Мустафаев рассказывая ему о полете в Ходжалу, отметил, что заснять на пленку трупы в Ходжалу ему не удалось, потому что «убитых там вообще не было в помине ...». Во время первого полета журналисты засняли на пленку лишь пару десятков трупов азербайджанских солдат, обнаруженных недалеко от села Нахиджеваник. Однако большинство трупов находились у Агдама, где их и снимали на видеоленту 29 февраля и, во второй раз, 2 марта. Именно эти кадры и были показаны в Баку на заседании Милли Меджлиса, а затем и по многим телеканалам мира, как доказательство массового убийства азербайджанского населения Ходжалу.

Оставим эмоции в стороне. Один тот факт, что обе части фильма оператор снимал в присутствии многочисленных азербайджанцев в штатском и военном (они постоянно в кадре), является свидетельством того, что территория контро­лировалась азербайджанскими вооруженными формированиями. В противном случае придется предположить, что армяне оставили коридор для азербайджанцев из Ходжалу (а иначе они просто не смогли бы выйти из села), затем преследовали их по пятам, чтобы убить на подступах к Агдаму и отступить (не забудем, в Агдаме был сконцентрирован мощный военный кулак азербайджанцев). После этого те же самые армяне вновь захватили местность только для того, чтобы осквернить тела погибших, изувечить их и снова отступить, в очередной раз уступая усеянное трупами поле азербайджанским операторам и давая им возможность заснять все это, чтобы представить всему миру «армян-кровопийц». Предположение, что армянская сторона хладнокровно задумала и претворила столь запутанную многоходовую комбинацию по убийству людей, которых сама же выпустила из огненного мешка, может зародиться только в воспаленном воображении человеконенавистника.

С другой стороны, трупы людей действительно были осквернены. Во время второго полета в район массового убийства людей, уже 2-го марта 1992 года, журналисты заметили, что положение тел на земле и степень повреждений и ранений, по сравнению с первым осмотром, разительным образом изменились. О том, что положение тел и поврежденность трупов не совпадали с первоначальным осмотром, Ч. Мустафаев (Фуат-оглы) проин­формировал президента А. Муталибова, который к тому времени уже явно догадывался о причинах трагедии. Муталибов ответил поистине пророческими словами: «Чингиз, никому не говори ни слова о том, что приметил неладное. Иначе тебя убьют».

Предупреждение президента не возымело должного действия, и усомнившийся в «армянском следе» массового побоища Ч. Мустафаев взялся за самостоятельное журналистское расследование трагедии. Мужественный журналист лишь успел отправить два материала в Московское информагентство «DR PRESS» «, в которых сообщал о возникших у него основаниях подозревать в причастности к преступлениям именно азербайд­жанскую сторону. Чингиз Мустафаев был убит на том же самом поле, где он снимал главный азербайджанский «аргумент». Убит, будучи далеко от линии фронта... Та же участь, кстати, постигла и полевого командира Ала Якуба, который в присутствии осведомителя заявил, что «мог бы пролить свет на бойню у Нахиджеваника, а также поведать существенные подробности о недавней гибели в небе над Карабахом вертолета с государственными деятелями на борту, за что пришедший к власти Народный фронт Азербайджана летом 1992 года подверг его аресту и довел до смерти в тюремной камере при невыясненных обстоятельствах...».

Однако давайте вновь послушаем Муталибова, которому «не хотелось чтобы его имя в истории Азербайджана связывали бы именно с этим событием». Он справедливо указывал, что после оставления коридора для исхода ходжалинцев не имело смысла стрелять по уходящим людям, «...тем более на территории, близкой к Агдаму, где к тому времени было достаточно сил, чтобы выйти и помочь людям...».

Видеокассета Ч. Мустафаева с запечатленными на ней телами погибших азербайджанцев была вначале показана на сессии Верховного Совета Азербайджана, где в то время предсе­дательствовал Якуб Мамедов. Потом эти кадры были показаны по азербайджанскому телевидению, а вскоре и по зарубежным телеканалам. В Баку эти кадры вызвали волну негодования против персоны президента. Этим и воспользовались функционеры из НФА, для которых важен был не сам факт массового убийства людей близ Агдама, «а удачный предлог, чтобы обратить гнев азербайджанцев против президента». Кстати, выступавший на этой сессии А. Муталибов, который к тому времени уже догадывался об истинных причинах трагедии, ни разу не обвинил армянскую сторону за массовое убийство азербайджанцев. 6 марта 1992 года Муталибов ушел в отставку. Вскоре после этого экс-президент открыто выразил сомнение в ответственности армян за массовое убийство гражданского населения Ходжалу, высказав осторожное предположение, что «некоторые из азербайджанских лиц, возможно, на самом деле были убиты азербайджанскими войсками для того, чтобы дискриминировать его».

Корреспондент газеты «Бакинский рабочий» Ибрагим Шукюров: «...Вопросов много. И все они сводятся к одному: почему стал возможен в Ходжалу акт геноцида? Конечно, не в последнюю очередь причиною трагедии стали наши провалы на карабахском фронте. Серия военных поражений, в результате которых мы сдавали один населенный пункт за другим. И все они были стратегически важными. Но нельзя не учитывать и фактора нечистоплотной политической игры вокруг Нагорного Карабаха. Очевидно, что кто-то был очень заинтересован в том, чтобы сорвать миротворческую миссию Велаяти. Ведь штурм Ходжалу был предпринят в момент действия соглашения о прекращении огня...».

Через месяц, в начале мая, когда предвыборная кампания в Азербайджане была в самом разгаре, пришло известие о падении Шуши. Это дало возможность экс-коммунистическому Верховному Совету 14 мая 1992 года аннулировать отставку Муталибова, сняв с него вину за Ходжалу. Милли Меджлис был распущен. Вскоре после восстановления в бывших правах, А. Муталибов связался с Москвой и в телефонном разговоре с маршалом авиации Е. Шапошниковым сказал следующее: «Поймите. Эльчибей - фанатик пантюркистского толка, жаждущий попасть в объятия Анкары, где, насколько я в курсе дела, ему обещали всяческую помощь». Муталибову однако не суждено было задержаться на своем посту. На следующий день сторонники НФА штурмовали здание Верховного Совета и захватили президентский дворец. Вскоре Муталибов вынужден был оставить Баку и обосноваться в Москве.

Муталибов был прав. Анкару его фигура, как пророссийски настроенного политика, стремящегося вернуть Азербайджан в зону влияния Москвы, явно не устраивала. В первый месяц после развала СССР Турция, поддерживаемая Западом и, в особенности, США, энергично старалась преподнести себя в качестве наглядной модели для государственного строительства. В лице НФА турецкие руководители нашли достойную опору для укрепления своего влияния в Азербайджане. В этой связи сенсационным можно считать публикацию турецкой газеты Хурриет от 17 мая 1992 года, т. е через 2 дня после повторного свержения Муталибова с поста президента Азербайджана. В номере приводятся слова одного из высокопоставленных должностных лиц МИД-а Турции, в порыве радости от устранения А. Муталибова обронившего: «Наши ребята справились». Самое интересное, в турецком тексте был также английский перевод этих слов: «Our boys have done it». Кто такие эти ребята - не трудно догадаться.

Напрашивается естественный и вполне логичный вопрос: а не стоят ли за ходжалинскими событиями те же самые турецкие ребята из спецслужб Турции? Ведь совершенно очевидно, что в этом случае Анкара, как говорится одним выстрелом убивала даже не двух, а нескольких зайцев. Во-первых, после приобретения Арменией независимости, турецкая сторона обеспокоилась возможностью активизации движения армян диаспоры, а теперь и суверенной Армении, за официальное признание осуществленного в 1915-1922 годах в Турции Геноцида свыше полутора миллиона армян, и перспектива возможных компенсаций. С этой точки зрения преподнесение мировому сообществу армян как народа, склонного к массовым убийствам, было на руку Турции, которая могла искать в ходжалинских событиях удобный повод создания контримиджа. Во-вторых, как уже говорилось выше, пророссийский президент Азербайджана Муталибов никак не устраивал турецкие власти, которые предпочли бы вместо него видеть явно протурецки настроенных деятелей из Народного Фронта. Эльчибей - лидер НФА - не скрывал своих симпатий ко всему турецкому, постоянно высказываясь в агрессивно пантюркистском духе.

Вовлечение турецких агентов в операции по корректированию политического руководства Азербайджана имеет свои корни еще с 1918 года, и февральско-майские события можно считать первой, хорошо спланированной и удавшейся попыткой возрождения этих традиций. После прихода Г. Алиева к власти в Азербайджане некоторые его внутри и внешнеполитические шаги были восприняты в штыки турецкими спецслужбами, которые предприняли по крайней мере две попытки по его физическому устранению. Одна из этих попыток была совершена столь дерзко и неприкрыто, что в 1995 году, во время визита в Баку премьер-министра Турции Тансу Чиллер, турецкая «железная ханум» вынуждена была персонально просить извинения у руководителя Азербайджана. Вторая попытка имело место уже через год, в 1996 году, и на этот раз азербайджанским спецслужбам удалось арестовать нескольких лиц, непосредственно связанных со спецслужбами Турции.

Интересно еще одно обстоятельство. 25 февраля 1992 года в Баку с посреднической миссией находился министр иностранных дел Ирана Али Акбар Велаяти. Намечался также визит Велаяти в Степанакерт и переговоры с официальным руководством НКР. Утром 27 февраля Велаяти вылетел в направлении столицы Нагорного Карабаха, но его самолет приземлился в Агдаме. В этот момент, когда Ходжалу уже около двух суток находился под полным контролем армянских сил, командующий чрезвычайным штабом обороны Шуши Рагим Газиев сообщает по телефону, что «бои за Ходжалу продолжаются». Далее Газиев заявляет, что «решение о прекращении огня (в целях обеспечения безопасности Велаяти - Г. Д., Л. М.-Ш.) в ситуации, когда армянская сторона захватила Ходжалу было ошибочным и вряд ли будет соблюдаться». Вот так! Не больше и не меньше. В этом сообщении явно просвечивается стремление НФА не допустить вмешательства Ирана в миротворческий процесс по урегулированию Нагорно- Карабахского конфликта и, в частности, сорвать миссию А. Велаяти.

Усиление влияния Ирана в Азербайджане, тем более его появление в роли посредника в урегулировании карабахской проблемы, явно не устраивало Анкару. Отметим, кстати, что к исследуемому времени некоторые западные лидеры довольно неприкрыто заявляли, что Закавказье и Центральная Азия являются зоной влияния Турции, главную роль которой они видели в противостоянии распространению исламского фундаментализма и влияния Ирана.

И последнее. С приобретением независимости Арменией Нагорно-Карабахский конфликт рассматривался в Анкаре как блокирующий фактор в деле создания всетюркского союза «от Адриатики до Китайской стены», и в этой связи турецкая сторона активно искала предлог для давления на Армению, стараясь таким образом заставить сс согласиться на геополитические уступки. Долго ждать не пришлось. Ходжалинские жертвы продолжали использоваться в качестве разменной монеты.

Уже 2 марта министр иностранных дел Турции Хикмет Четин выступил с заявлением о решимости турецкого правительства требовать посадки и подвергать досмотру все самолеты, пролетающие через воздушное пространство Турции в Армению и обратно. МИД Турции, оправдывая данное заявление, выступил по этому поводу с заявлением, в котором попытался связать принятие данного беспрецедентного решения с итоговым документом СБСЕ, принятым в Праге 28 февраля. В свою очередь председатель Великого Национального собрания Турции Хюсаметтин Джиндорук призвал мировое сообщество осудить «отличающийся особой жестокостью акт геноцида армян в отношении братьев-азербайджанцев».

Причина гибели мирных жителей в Ходжалу.

Вооруженные солдаты из сил обороны Ходжалу убегали из поселка вместе с мирными жителями. На подступах к Нахиджеванику они нарвались на охраняющих армянскую деревню сельчан. В результате этого боя армянский пост был уничтожен (2 человека были убиты, 10 получили ранения), однако потери понесли и азербайджанцы.

Уже цитировавшийся нами защитник Ходжалу С. Аббасов, рассказывает, что после уничтожения поста ополченцев у села Нахиджеваник «С большим трудом, с помощью подоспевших агдамцев, нам все же удалось пробиться». Агдамцы «подоспели», а ходжалинцы «пробились», как уже было отмечено, именно к той местности, где впоследствии были найдены многочисленные трупы. Но армянских подразделений там просто не могло быть! Количество боеспособных отрядов армян в начале 1992 года было ограничено, и практически все они были задействованы в штурме Ходжалу! Не будем забывать, в начале 1992 года военные столкновения между армянами и азербайджанцами только начинались, и обе стороны находились на стадии формирования боевых отрядов.

Мы уже знаем, что операция по подавлению огневых точек и разблокирования аэропорта в Ходжалу началась в 23-00 с артиллерийского обстрела. В 23-30 в наступление перешла пехота, однако серьезного сопротивления она не встретила. Основная масса ходжалинцев, как защитников, так и мирных жителей, в панике покидала поселок. В 01-30 армяне перехватили радиограмму, в которой последние защитники Ходжалу сообщали в Шуши и Агдам о своем решении покинуть поселок вслед за жителями. Однако одна-две группы защитников города были блокированы армянами и сопротивлялись примерно до 4 часов утра. Кроме них в Ходжалу азербайджанцев не было. Вспомним, что говорил А. Мкртчян Муталибову: «Они покинули Ходжалу до того, как поселок был занят». До местности, где потом были найдены многочисленные трупы мирных жителей, от Ходжалу по автомобильной дороге примерно 11-12 км. По прямой на 3-4 км. меньше. Учитывая, что жители шли в темноте и по бездорожью, что среди них были женщины, старики и дети, можно предположить, что они прошли это расстояние часов за 5-6. То есть ходжалинцы приблизились к передовым частям агдамцев не позднее пяти часов утра. Не мудрено, что их могли принять за наступающих армян. Напомним, агдамцы покинули укрепленные оборонительные позиции и выдвинулись вперед, что предполагает их весьма нервное поведение. Чингиз Мустафаев (Фуат-оглы) предполагал, что азербайджанские вооруженные формирования Агдама могли принять толпу беженцев за наступающих армян (напомним, на дворе стоял февраль и события происходили в кромешной темноте - Г. Д., Л. М.-Ш.) и открыть по ним шквальный огонь на поражение. Затем уже, заметая следы невольной ошибки, осквернить и изуродовать трупы и попытаться свалить это преступление на армян.

Трудно сказать, насколько это предположение азербайджанского журналиста соответствует истине, однако факт остается фактом, ходжалинцы были убиты на контролируемой азербайджанскими вооруженными силами территории.

Количество жертв и пострадавших.

В цифрах, приводимых официальным Баку о количестве жертв, раненных и без вести пропавших ходжалинцев, попросту можно запутаться. Судите сами. Официальный Баку, спасая авторитет Муталибова, вопреки традициям азербайджанской пропаганды, вначале молчал о происходящих событиях. А ведь трагедия ходжалинцев могла бы послужить «удобным поводом» попробовать смыть с Азербайджана позорное клеймо погромщиков в Сумгаите в 1988 и Баку в 1990 годах, в ходе которых даже по официальным данным было замучено и убито свыше 300 армян. После долгой паузы спикер парламента Азербайджана 3. Кафарова заявила, что атака армянских вооруженных сил на Ходжалу была отбита, и что с азербайджанской стороны имеются двое убитых. После некоторого молчания министр внутренних дел Азербайджана Т. Керимов сообщает информационному агентству «Interfax» следующие цифры; 100 убитых, 250 раненых и около 300 пропавших без вести.

«... По словам очевидцев, для многих из них 26 февраля стал последним днем жизни... Женщины, дети и старики в поисках спасительного пристанища спешили в Агдам. Но по дороге у армянского села Нахиджеваник их вновь встретили пули. И здесь погибли люди, их тела остались на месте еще одной трагедии... Агдамская больница переполнена ранеными: только ходжалинцев здесь почти 120 человек».

А в первой неделе марта, с подачи азербайджанских и турецких масс-медия, а также официальных лиц Азербайджана в западных изданиях появились данные о тысячах убитых.

К тому времени Т. Гольтц называет официальное количество жертв - 478 человек. В своей первой публикации в «Санди тайме» и в указанной нами книге он сообщает, что именно эту цифру сообщил ему мулла агдамской мечети Садык Садыков. Согласно этому сообщению, широко распространенному Т. Гольтцем, именно столько трупов было похоронено в Агдаме, согласно исламскому обычаю хоронить умерших в течение 24 часов (вернее, до захода солнца - Г. Д., Л. М.-Ш.).

Но это еще не все. Через 5 дней после ходжалинских событий азербайджанское агентство «Асса Ираде» сообщает о том. что специальными отрядами уже обнаружены трупы 1234 человек. Эту информацию сразу подхватили турецкие СМИ, которые и опубликовали эти данные.

Руководитель пресс-службы президента Азербайджана Расим Агаев сообщает корреспонденту «Независимой газеты», со ссылкой на мэра Ходжалу Эльмана Мамедова, что в результате нападения армян на Ходжалу там погибли тысячи мирных жителей, ранены несколько тысяч, пропали без вести 1500. А по сообщению газеты «Карабах» от 26.03.1992 года (спустя ровно месяц после событий! - Г. Д., Л. М.-Ш.), комиссия помощи беженцам из Ходжалу выдала пособия 476 семьям погибших.

2 марта международное движение «За демократические реформы и права человека в Азербайджане» передало в дипломатические представительства зарубежных стран в Москве текст обращения «К народам мира», в котором утверждалось, что «В ночь на 26 февраля 1992 года армянской национальной армией при участии 366-го полка СНГ был стерт с лица земли город Ходжалу. В ту ночь были убиты 1 тысяча 324 азербайджанца».

В докладе Московского правозащитного центра «Мемориал» отмечается, что в Агдаме, куда прибыли все беженцы, была проведена государственная судебно-медицинская экспертиза 181 тела (130 мужского пола, 51 женского пола, в том числе 13 детей). Из заключений экспертов следует, что причиной смерти 151 человека были пулевые ранения, 20 человек - осколочные ранения, 10 - удары тупым предметом.

Отметим, что наблюдатели из «Мемориала» оперировали официальными данными, предоставленными азербайджанской стороной, поскольку сбор информации со стороны правозащитного центра проводился с 7-го марта по 5-ое апреля 1992 года, т. е. начался лишь через 10 дней после событий. Кстати, в книге Гольтца, в подстрочном тексте, также приводятся данные государственной судебно-медицинской экспертизы, с небольшой, правда, разницей - 187 человек. Неназванные официальные должностные лица НКР сообщили наблюдателям, что ими передано в Агдам 120-130 трупов (все погибшие в Ходжалу и у Нахиджеваника военные и мирные жители), из коих 96 были похоронены в Агдаме (а не 478, как пишет Т. Гольтц - Г. Д., Л. М.-Ш.), тела остальных увезли родственники.

Издающаяся в Баку газета «Орду» в мае месяце 1992 года сообщает, что имена 479 человек убитых установлены, а еще 200 погибших идентифицировать пока не удалось. Число 700, как реальное количество убитых, называет и пресс-секретарь министерства обороны Азербайджана Лейла Юнусова. Но вскоре и эта цифра увеличивается до 688 погибших и 400 без вести пропавших. Пояснения мы находим у того же Т. Гольтца, который пишет, что именно столько санитарных мешков (body bags) были запрошены у агдамского отделения Международного Красного Креста. В свою очередь, в докладе на заседании Министров иностранных дел стран СБСЕ, (ныне ОБСЕ) глава внешнеполитического ведомства Азербайджана Гасан Гасанов заявил о «более восьмисот» погибших.

Видимо плохо знакомый с климатом Карабаха Гольтц полагал, что с наступлением весны и таянием снега цифра 478 может увеличиться. Однако с приходом лета и наступлением осени в официальных азербайджанских сводках и документах количество жертв начинает убывать. Так, 12 ноября 1992 года депутатская следственная комиссия по выяснению обстоятельств ходжалинских событий выступила с итоговым отчетом перед Милли Меджлисом, в котором сообщалось, что «во время трагедии в Ходжалу находилось около четырех тысяч граждан (которых, согласно Т. Гольтцу защищали 40 бойцов (!) - Г. А , Л. М.-Ш.). По данным комиссии во время этих событий погибло 450 человек, ранено 400, без вести пропали около 80 и 20 человек оказались в заложниках». Комиссия сочла, что «руководство республики имело все возможности, организовав защиту города, предотвратить трагедию и вывести его население с наименьшими потерями. По мнению членов следственной комиссии, этого не произошло из-за ошибок, допущенных в подборе кадров, невыполнения своих служебных обязанностей экс-президентом Муталибовым, бывшим премьер-министром Г. Гасановым, министрами внутренних дел Т. Керимовым, национальной безопасности В. Гусейновым, начальником Главного штаба Мусаевым и др.

Позднее, когда у власти стояли народофронтовцы, бывший министр нацбезопасности Азербайджана Вагиф Гусейнов, намекая на некоторых политических деятелей из НФА, заявил незадолго до своего ареста, что «январские события 1990 года в Баку и события в Ходжалу — это дело рук одних и тех же людей».

Но шедевром алиевской государственной конъюнктуры и целенаправленной политики искажения реальности является «Указ президента Азербайджанской Республики о Геноциде азербайджанцев», где, в частности, говорится: «В феврале 1992 года армяне учинили невиданную расправу над населением города Ходжалу. Эта кровавая трагедия, вошедшая в нашу историю как ходжалинский геноцид, завершилась истреблением тысяч азербайджанцев». Все предыдущие годы Г. Алиев манипулировал несколькими сотнями жизней своих сограждан. К примеру, в 1998 году, выступая по случаю годовщины ходжалинских событий он вновь указал на тысячи жертв Азербайджанцев. Правда редакция Азадинформа несколько поправила президента, вместо тысяч называя конкретное число жертв - 613 человек.

Другое немаловажное предположение. Для увеличения количества жертв и без вести пропавших бакинские власти в роли «мертвых душ» запросто могли использовать беженцев турок-месхетинцев, заселенных в Ходжалу и не имеющих прописки.

Гайк Демонян, Левон Мелик-Шахназарян. 

Ходжалинское дело: особая папка, Ереван - 2003.

Ознакомиться с полной версией книги можно у нас на сайте по адресу https://armeniansite.ru/falsifikatsiya-istorii-armenii/275-khodzhalinskoe-delo-osobaya-papka-g-demonyan-l-melik-shakhnazaryan-2003-god.html