Образ Иосифа Аргутинского в работе Лео

Отношения между Арменией и Россией имеют многовековую историю и берут свое начало с X–XI вв. Еще в период Киевской Руси установились торгово-экономические и культурные связи между двумя народами. Эти отношения могли бы послужить примером братской дружбы между народами. Армения была и вплоть до сегодняшнего дня остается надежным союзником России в Закавказье. Изучая историю возникновения и развития русско-армянских отношений, нельзя не упомянуть имя архиепископа Иосифа Аргутинского, впоследствии Католикоса всех армян. Трудно в истории русско-армянских отношений найти такого человека, который бы столь много сделал для спасения своих единоверцев и соотечественников. Однако уже тогда, во второй половине XVIII в., его деятельность получила неоднозначные оценки современников, в том числе и армян, которые обвиняли его в честолюбии, а то и просто в корыстных намерениях. До сих пор в отечественной историографии не создано ни одного исследования, где бы деятельность Иосифа Аргутинского получила бы объективную оценку.

Одной из первых работ, посвященных непосредственно деятельности Иосифа Аргутинского, является труд армянского историка Лео, изданная на армянском языке в Тифлисе в 1902 г. и являющаяся библиографической редкостью. Лео – один из самых усердных и плодовитых тружеников на поприще армянской культуры. Лео, настоящее имя Аракел Бабаханян, родился в бедной семье 14 апреля 1860 г. в г. Шуши провинции Арцах. В тяжелых материальных условиях окончил Шушинскую городскую школу и в очень юном возрасте вступил в жизнь, чтобы содержать семью. На протяжении с 1895 по 1906 гг. работал в Тифлисе в газете «Мшак» секретарем на постоянной основе. В 1906–1907 гг. преподавал в духовной семинарии Геворгяна в Эчмиадзине, после чего перебрался в Тифлис и занялся научной деятельностью. В 1924 г. его пригласили в Ереван в государственный университет. Вступив на литературное поприще, он избрал своим псевдонимом имя героя знаменитого романа Фридриха Шпильгагена.

Все его современники подчеркивали необыкновенную работоспособность, энергичность, стремление к самообразованию, в результате чего Лео стал видным литературным деятелем, одним из самых заметных лиц в духовной жизни армянского общества на Кавказе. «Лео – чрезвычайно интересный пример человека, который достиг столь многого путем самообразования. Вряд ли можно найти еще кого-нибудь среди нас, кто так неутомимо работал бы над собой. Его успехам, несомненно, благоприятствовал также крепкий, здоровый от природы организм», – писал Аветик Исаакян.

Литературная деятельность его отличалась большим многообразием. Как публицист он написал великое множество статей. Известность Лео принесли главным образом исторические труды. Лео много лет подряд занимался поисками новых материалов, работал в архивах, книгохранилищах Тифлиса, Баку, Еревана, Эчмиадзина, Шуши. Он просмотрел бесчисленное множество книжных изданий, журналов, газет. И один за другим стали выходить тома его исторических сочинений, которые хотя не лишены серьезных недостатков, до настоящего времени в своем роде уникальны.

Он писал о жизни Месропа Маштоца, о католикосе Иосифе Аргутинском. Издал два тома о Степаносе Назаряне, три тома – о Григоре Арцруни, два – по истории армянской печати, два тома «Истории Армении» и ряд глав к ней, которые остались неопубликованными. Описал историю Ереванского епархиального училища, выпустил в свет документацию «Армянского вопроса». Напечатал в журналах множество исторических монографий. Подготовил работу о Нерсесе Аштаракеци. Изучал историю курдов, с помощью словаря читал французские книги о курдах, собирался написать «Историю курдов», обогащенную армянскими источниками.

Наибольший интерес в деле изучения истории юга России представляет труд Лео, посвященный архиепископу Иосифу Аргутинскому. Эта работа, сохранившая свою актуальность и по сей день, к сожалению, до сих пор остается непереведённой на русский язык. Автор указывает, что у него под рукой были все опубликованные источники по теме, но этих источников, по мнению Лео, было слишком мало, чтобы в полном объеме осветить деятельность архиепископа. В качестве главного источника своего труда Лео называет три объемистых тома переписки Аргутинского, которые в рукописном виде он нашёл в личной библиотеке покойного археолога Александра Ерицяна.

Свою работу Лео начинает следующими словами: «Католикос Иосиф Аргутинский – один из выдающихся армянских деятелей XIII в., один из тех людей, число которых, к несчастью, у нас было очень мало». Свою работу Лео начинает с родословной архиепископа. Он ставит под сомнение связь между родом Аргутинских и царя Арташеса Железного, как было подано российскому двору, так как нет никаких доказательств, подтверждающих данное предположение. Более правдивой, на его взгляд, кажется версия, что предки Аргутинских – это прославленные Захарэ и Иванэ, два брата, сыгравшие большую роль в армяно-грузинской истории. Как свидетельствуют историки Вардан и Киракос, эти могущественные полководцы имели курдские корни. Следовательно, Аргутинские, если они потомки Захарэ или Иванэ, должны отставить в сторону парфян, Арташеса.

Родовые территории Аргутинских простирались на прославленной земле Санаин, ранее – Гугарские земли (ныне Лори). Там же 23 мая 1743 г. родился Иосиф Аргутинский, хотя есть версия, что он родился в Тифлисе, где его отец Шиош-бек служил при грузинском дворе. Мать же его звали Кетеван. У Иосифа были три брата – Мовсес, Парсадан, Бэжан и одна сестра – Мариам. Данных, касающихся детства и юности Иосифа, практически нет. Известно только, что начальное образование он получил в монастыре Санаина, после был отправлен в Эчмиадзин.

Лео большое значение придает тому, что Аргутинский получил образование и развивался под воздействием католикоса Семена Ереванского и оказался достойным учеником такого добродушного и энергичного деятеля.

Автор отмечает, что современники, видя этого на редкость продвинутого верующего князя, с уверенностью могли сказать, что тот родился под счастливой звездой. Католикос Симеон назначил Иосифа Аргутинского предводителем армян России в очень важный момент, когда по итогам русско-турецкой войны решался вопрос об освобождении христианского населения Турции.

Необходимо было иметь в России знающего человека. Лучшего выбора Симеон не мог сделать. Архиепископ Иосиф именно тот человек, который нужен был на то время в России. Иосиф не был особо подготовлен к подобной деятельности, он даже не знал ни единого слова по-русски. Но природный ум, способность восполнили все недостатки позволили Иосифу стать одним из известных людей России. По данным Лео, когда Иосиф прибыл в Астрахань, русская епархия сама по себе была очень маленькой, там находилось 561 армянская семья. Кроме городов Кизляр и Моздок, маленькие армянские колонии были в Петербурге и Москве.

Трудно переоценить роль архиепископа Иосифа Аргутинского в переселении армян на Дон. Согласно Лео, «армянский народ, более 400 лет обживавший великолепные местности Крыма, не желал покидать свои обустроенные дома и отправляться на чужие земли. Не согласны были и татары, которые не раз обращались к Шахин-Гирею как от своего имени, так и от имени переселенцев противостоять русским замыслам». По совету Иосифа Лазарева, архиепископ Иосиф Аргутинский обратился с призывом к крымским армянам покинуть Крым. Переселение, добровольное или не добровольное, началось в июле 1778 г. Эту толпу людей разместили на побережье Дона, и каждый из многочисленных переселенцев представлял собой убожество. Это был народ, оторванный от своей земли и воды, попавший в совершенно новую для себя среду, с другими климатическими и географическими условиями. Разместить такое количество людей, навести порядок, благоустроить каждого – все эти заботы были возложены на Аргутинского.

Лео указывает на то, что во многом переселенцы получили привилегии от императрицы Екатерины благодаря стараниям Иосифа Аргутинского и Иосифа Лазарева, «два года скитаясь у дверей двора». Аргутинский закончил дела, связанные с переселенцами, и в 1781 г. лично едет проследить за их расселением. Публично он благословляет новый город и дает ему название Нор-Нахичевань, где разместились переселенцы, и во вновь образованных пяти селениях: Чалтырь, Большие Салы, Султан-Салы, Топты и Несветай. На новом месте были основаны церкви. Иосиф устраивал пышные церковные торжества, прикладывал все усилия, чтобы люди обосновались на новом месте. В то же время он открывает Нахичеванский суд, для которого пишет свод законов, состоящий из 126 статей, основанных на духовных книгах и гражданском праве.

После провозглашения независимости Крыма Аргутинский приложил все усилия, чтобы не допустить возвращения армян к своим домам. К примеру, народ очень скучал по монастырю Сурб Хач, и Иосиф закладывает монастырь близ Нахичевани и именует его так же Сурб Хач. Однако Иосиф не был просто подражателем, он был самобытным человеком, со своими независимыми идеями. Сурб Хач Крыма был только местом паломничества, а Сурб Хач Нор-Нахичевани стал местным центром развития. В 1789 г. Аргутинский выкупил типографию и перевез в Нор-Нахичевань, после строительства монастыря Сурб Хач там открылась типография и началась довольно активная типографская деятельность. В том же монастыре открылась школа.

Лео искренне восхищается деятельностью архиепископа Иосифа Аргутинского. Этот человек был почетным гостем князя Потемкина- Таврического и жил в его палатке, для которого Таврический князь ничего не жалел. Аргутинский не упускал малейшей возможности достойным образом представить армянский народ. Иосиф находился в русской армии не только для того, чтобы читать проповеди русским солдатам и помогать армянам. Он был нужен Потемкину, так как прекрасно был осведомлен об обстановке в Турции и мог сослужить государственную службу России. В Турции жило множество армян, для которых большую роль должно было сыграть то обстоятельство, что в русской армии находился армянский архиепископ, имевший благосклонность императрицы.

Аргутинский предстает перед нами в качестве спасителя, покровителя обездоленных армян, пострадавших в ходе русско-турецкой войны. Он на церковные средства покупает хлеб и раздает изголодавшимся людям. Особое значение Лео придает помощи, оказанной Аргутинским армянам, пострадавшим при взятии крепости Измаил. Погибли 23 000 турок, русские потеряли 4000, 6000 раненых. После взятия крепости Суворов позволил своим войскам грабить крепость в течение трех дней. В этой ужасной резне и грабеже немалые потери имели и армяне. Было убито 60 человек и несколько попали в плен к туркам. Через 12 дней после взятия крепости туда приехал Аргутинский. Его присутствие было крайне необходимо. Лео в данной ситуации называет Аргутинского ангелом-хранителем жалкого народа.

В работе Лео Иосиф Аргутинский предстает перед нами как выдающаяся фигура XVIII столетия. Человек, с мнением которого считались первые лица государства, к которому за советом обращались Суворов, Потемкин, да и сама императрица Екатерина прислушивалась к нему.

Будучи церковнослужителем, он оказался искусным дипломатом, служившим во благо своего народа и делу укрепления дружеских взаимоотношений между двумя народами. Благодаря его стараниям воплотилась в жизнь идея переселения крымских армян в Россию, появились многочисленные армянские поселения на юге страны, были основаны армянские церкви и первая типография на юге России. «Благодаря этой отцовской заботе бедные переселенцы сумели подогреть свое новое гнездо и жить в нем своей работой». При непосредственном участии Аргутинского обсуждались проекты будущего политического устройства Армении. Во время войн, которые вела Россия на Кавказе, именно он способствовал привлечению армян под русские знамена.

Таким образом, под предводительством Иосифа расширилась армянская епархия России. Астрахань продолжала оставаться главенствующим городом, которому подчинялись Нор-Нахичевань, Крым и Бессарабия. Лео восхищается энергичностью Аргутинского, неутомимостью его духа, ведь он постоянно находился в поездках – в Петербург, Астрахань, в Крым. Несмотря на продолжительные поездки, он умело решал все вопросы, касающиеся своей армянской паствы, утверждал закон и порядок, претворял в жизнь новшества. Это умелый оратор, не единожды Лео приводит примеры, как, слушая его проповеди, люди разных сословий плакали. Удивителен его дар убеждения, словом он мог убедить следовать за собой.

Однако Лео указывает и на честолюбие, властолюбие Аргутинского. Он не понимает, зачем Аргутинскому нужен был чин католикоса, ведь в России было огромное поле работы. Аргутинский был обласкан российским двором, получал именные подарки, был в особой милости у императрицы Екатерины, а после сумел сохранить свой авторитет и при Павле I. Лео выразил уверенность, что «со временем Иосиф Аргутинский, когда издадут всю его документацию, превратиться в более значимую фигуру, чем он сейчас кажется, не должна зарасти тропа к его могиле, ведь он создал новую страницу истории в нашей жизни». И всё это служит убедительным доказательством необходимости дальнейшей работы над научной биографией Иосифа Аргутинского.

Геворкян Гаяне Граати – соискатель Педагогического института Южного федерального университета (ПИ ЮФУ)

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top