Некоторые аспекты культурных связей населения древней Армении

Контакты населения Древней Армении с сопредельными культурами на протяжении многих веков были постоянными. Это было обусловлено географическим положением данного региона, расположенного между Черным и Каспийским морями, на северо-востоке Армянского нагорья. Основой возникновения и развития обмена являлось экологическое разнообразие сырьевых источников. Кроме непосредственного обмена между различными племенами, обитавшими в Закавказье, существовал межплеменной обмен на большие расстояния. Например, в результате этих «контактов» из Закавказья изделия из обсидиана попадали далеко на север, в степь. Межплеменной обмен сырьем и товарами на большие расстояния был многоступенчатым. На больших расстояниях использовались караваны вьючных животных. Тем не менее большое значение имели транспортные средства. Однако выявить культурные связи степного населения с жителями гор Закавказья крайне сложно. Скорее всего, они осуществлялись через посредников. Одним из путей проникновения культурных достижений из Закавказья на север являлся Прикаспийский путь.

Территория Армении входила в ареал куро-аракской культуры. Эта культура была выделена Б.А. Куфтиным. По мнению ряда исследователей, куро-аракская культура Армении имела двухступенчатую периодизацию. Ее ранний этап датировался 3500–2900 гг. до н.э., поздний – 2900–2600/2500 гг. до н.э. К юго-западу памятники этой культуры были распространены от Куры до верховьев Евфрата. Ареал ее распространения – почти всё Закавказье. На севере памятники этой культуры известны в Дагестане, Чечне, Ингушетии и Северной Осетии. Наиболее плотно были заселены Араратская долина, притоки Куры, Прикаспийская низменность в Дагестане. По мнению Р.М. Мунчаева, по мере увеличения численности куро-аракского населения в Закавказье началось его расселение на север. В результате появились памятники этой культуры на территории Дагестана и Северного Кавказа.

На заре бронзового века культурные инновации с урукскими традициями, несомненно, шли через территорию Армении на север по Дербенскому проходу вдоль Каспийского моря. В южном Дагестане известны памятники куро-аракской культуры. Здесь вырастают многослойные телли с остатками земледельческих поселков. Материальная культура этих поселков находит многочисленные аналогии не только в памятниках куро-аракской культуры. На ряде поселений открыта высококачественная красно-коричневая посуда, по-видимому, урукского типа. Куро-аракские памятники известны на северо- восточной окраине Северного Кавказа.

Много памятников с южными традициями с юга проникает на север. Выделить среди них компонент, связанный с памятниками, расположенными на территории Армении, крайне сложно.

Проникновение на территорию Кавказа носителей урукских традиций в IV тысячелетии до н.э. повлек за собой целый шлейф культурных инноваций. Это выразилось в распространении на территории Кавказа целого ряда культурных достижений, раннее неизвестных в этих краях. В памятниках появляются разные типы металлических изделий и высококачественной керамики. Изготовление ее стало возможным благодаря прогрессу в керамическим производстве – появлению примитивного гончарного круга. Успехи в материальной культуре нуждались в реализации их, в расширении рынка для меновой торговли. Но такой меновый рынок нуждался в быстрой и широкой реализации полученных товаров. Транспортировка товаров на колесном транспорте значительно ускорила распространение их на большие расстояния.

Вероятно, появление значительного количества импортных изделий к северу от Северного Кавказа было связано с развитием меновой торговли и использованием колесного транспорта для транспортировки импортных товаров. Это была одна из первых волн инноваций, выплеснувшаяся в евразийские степи. Культурные связи были, скорее всего, опосредованными.

Небольшие купольные круглоплановые жилые постройки с узким входом были распространенны в шомутепинско-шулпверинской культуре в Закавказье в V–IV тыс. до н.э. В них иногда хоронили умерших. Население этой культуры занималось земледелием и скотоводством. На небольшом поселении Квацхелеби, относящемся к куро-аракской культуре, расположенном в Восточной Грузии, были открыты подквадратные постройки. В нижней части стены находился узкий вход, который с внешней стороны был огорожен. В центре постройки находился глиняный очаг диаметром до 1 м. Также были распространены передвижные подковообразные очаги. В конце IV – начале III тыс. до н.э. в степях Нижнего Подонья в константиновской культуре были известны передвижные глиняные рогатые подставки.

На юге Дагестана, в Великентском могильнике, в раннем бронзовом веке появляются катакомбы для коллективных захоронений. Вероятно, это были небольшие «домики мертвых», имевшие купольный свод. Узкий вход в него неоднократно открывали и запирали, внося внутрь камеры останки умершего. Над великенскими катакомбами насыпь не возводилась. Катакомбы – это миниатюрные двухкамерные дома, состоящие из камеры и входного лаза.

На рубеже ранней и средней бронзы идеология степных культур Евразии претерпела значительные изменения. Вероятно, согласно ей, мир мертвых от мира живых отделяли дорога или лаз, которые у входа в этот мир мертвых запирались воротами. Изменения этой дороги в потусторонний мир порождали различные формы входа в него. Вероятно, эти представления лежали в основе создания катакомб, которые получили распространение в эпоху средней бронзы. К III тыс. до н.э., по данным радиоуглеродной хронологии, относятся катакомбные культуры из южнорусских степей. Одна из них – яркая донецкая культура. Ряд исследователей истоками ее считают южные культуры. Южный компонент в донецкой культуре был достаточно широко представлен (керамика, металл).

Орнаменты на керамике донецкой культуры А.М. Смирнов сравнивает с куро-аракскими узорами и с узорами на посуде из Сачхере. Он приходит к парадоксальному выводу, что форма и узор одного из типов раннедонецких кубков близка к куро-аракской керамике. Тогда как протопипом второго типа этих кубков является керамика из преддонецких катакомб Нижнего Подонья. Керамика со спиралевидным рельефным орнаментом известна не только на юге Дагестана (Великент), но и в Азербайджане, Грузии и Армении, и даже в Восточной Анатолии. Но эти находки связаны с ранним бронзовым веком.

Несомненно, многие достижения южных культур на территорию Кавказа проникали через Армению. Следы их прослеживались в материалах различных памятников, открытых на ее территории. По мнению В.Г. Чайлда, в евразийские степи по кавказскому мосту вместе с культурными достижениями проник колесный транспорт. В конце IV – начале III тыс. до н.э. появляются первые следы колесного транспорта в южнорусских степях.

Несомненно, успехи в развитии культурных связей Древней Армении тоже были обусловлены теми же причинами. Появление колесного транспорта известно уже в памятниках бронзового века. На обширной территории Месопотамии и Закавказья были распространены почти одинаковые виды колесного транспорта. На побережье озера Севан у с. Лчешан под курганами были открыты деревянные повозки с массивными колесами. Аналогичные повозки известны в бронзовом веке южнорусских степей.

Обсидиан – вулканическое стекло – широко известен на Кавказе. Одним из мест его происхождения является территория Армении. Изделия из обсидиана известны на территории Нижнего Подонья. Кроме ножевидной пластины из обсидиана, найденной в катакомбном погребении в могильнике Мухин II, обсидиановые наконечники стрел известны в руинах Ливенцовской крепости и в позднекатакомбных погребениях на правобережье Дона. Мухинская обсидиановая пластина сходна с обсидианом из района оз. Вап. В результате межплеменного обмена обсидиановые изделия появляются далеко на севере у скотоводов южнорусских степей. Торговля обсидианом к югу от Армении была хорошо изучена в раннем бронзовом веке. В Прикаспийском Дагестане закавказский обсидиан является отражением связей между этими регионами. В эпоху бронзы в результате контактов появились своеобразные культурные образования на территории Северо-Восточного Кавказа. Вероятно, немаловажную роль в этом процессе играл колесный транспорт. Шлейф этих контактов выходил за пределы Кавказа. Следы его прослеживались даже в культурах степного пояса Восточной Европы.

На территории Северо-Западного Кавказа под сильным влиянием мигрирующих групп племен в урукский период из-за Большого Кавказского хребта сложилась майкопско-новосвободненская общность. Влияние ее коснулось степей Нижнего Дона, где сформировались памятники константиновского круга. Вероятно, в формировании константиновских памятников принимали участие майкопские и куро-аракские традиции.

Ильюков Леонид Сергеевич – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник лаборатории археологии ЮНЦ РАН

"Армяне Юга России: история, культура, общее будущее" Материалы Всероссийской научной конференции 30 мая - 2 июня 2012 г.Ростов-на-Дону

Top