Генерал Василий (Барсег) Бебутов в Крымской (Восточной) войне

Генерал Б. Бебутов занимает уникальное место в созвездии армянских генералов, служивших в Русской армии. Барсег Овсепович Бебутов родился в 1791 г. в Тифлисе. Учился в первом кадетском корпусе Санкт-Петербурга (1807–1809 гг.). Военная служба началась с 1809 г. В 1816 г. был назначен адъютантом губернатора Кавказа А.П. Ермолова. Мужественно сражаясь в 1828–1829 гг. в российско-турецкой войне, он проявил большие стратегические навыки в захвате и обороне Ахалциха, он был награжден золотым мечом, украшенным бриллиантами, и орденом 1-й степени Св. Анны. С 1830 по 1833 г. был губернатором Кавказа. В 1844 г. был назначен командиром войск Северного и Горного Дагестана, сражался с лидером горцев Шамилем. В этот период Бебутов получил уникальные для того времени знаки отличия – орден Святого Александра Невского (2 раза) и орден Святого Георгия 3-й степени.

В начале 1850-х гг. возникла дипломатическая конфронтация между могущественными европейскими державами. По подстрекательству Англии и Франции обострились отношения между Турцией и Россией. Турция отвергла ультимативные требования России относительно улучшения тяжелого состояния православных народов, проживающих на территории Османской империи. Эти события в конце концов привели к развязыванию Крымской (Восточной) войны.

На Кавказском фронте Турция сконцентрировала 100-тысячную армию под руководством Абди-паши, который организовав наступление по трем направлениям – Ахалцих, Александраполь и Ереван, планировал прорваться в Закавказье, захватить Тифлис, а затем весь Кавказ. На севере ему должны были помогать восставшие группы горцев под руководством Шамиля. Турецкой многочисленной армии должен был противостоять действующий на Кавказском фронте русский корпус. 19 сентября командиром последнего был назначен генерал-лейтенант Барсег Бебутов «кавказский старый ветеран, который славился как храбрый и энергичный генерал», – свидетельствует один из его сослуживцев в том бою – генерал П. Рудаков.

Бебутов оперативно расположил свои силы на турецкой границе от Ахалкалаки до Еревана, а сам лично приехал в Александраполь, где ожидались решающие сражения. Османское войско сконцентрировалось в армянской крепости Карс. Положение было слишком напряженным, особенно в пограничных районах Армении – в губерниях Ширак, Сурмалу и Эчмиадзин. Османские войска и курдские вооруженные отряды часто наносили удары по мирному гражданскому населению указанных губерний. Бебутов организовал помощь армянскому населению пограничных районов. В 1853 г. в письме, отправленном из Александрополя в Эчмиадзин, Бебутов пишет: «Больно быть очевидцем горечи нашей нации. На горькое состояние нашей беспомощной нации особенно в провинциях Ширак и Сурмалу…».

В октябре 1853 г. командир турецкого корпуса Абди-паша с 40 тысячами солдат взял правый берег Арпачая и расположился в 15 км от Александрополя, в селе Баш-Шорагял, с целью нападения на город Александрополь. Об этом известили руководству российской армии армянские разведчики, прибывшие из Баязета и Карса. Бебутов вывез небольшой отряд под руководством генерал-майора Орбелиани. 7-тысячный отряд Орбелиани, в состав которого входили 800 армян, передвигаясь из Александрополя, поставило перед собой задачу спуститься по Арпачаю, чтобы с одной стороны защитить армянские села, а с другой – подавить расположения сил противника.

Однако, еще не выполнив свою задачу, войско Орбелиани около села Баяндур попало под обстрел кавалерии соперника и понесло крупные потери. Солдаты Орбелиани героически, из последних сил сражались с врагом, и благодаря вовремя подоспевшему Бебутову, были спасены от уничтожения. Несмотря на то, что битву начали турки, отряд Орбелиани нанес такой удар, что 40-тысячная турецкая армия была вынуждена встать на путь отступления. «Оно [Баяндурское сражение], – писал военный историк Потто, – было вступлением в две известные битвы – Баш-Кадклара и Кюрук-Дара, и можно сказать, что эти чисто суворовские сражения были его последствиями и своего рода продолжением».

После этой первой встречи Бебутов взял в свои руки инициативу нападения. 14 ноября его войска переходят через Арпачай, захватывают Баш-Шорагяль, а на рассвете 19 ноября у села Баш-Кадкляр нападают на главные силы врага. Ахмед-паша был уверен в количественном преимуществе своего войска (36 000 солдат, 46 пушек) и надеялся, что малочисленные силы Бебутова (10 000 солдат, 32 пушки) не смогут противостоять таким атакам. Но Ахмед-паша недооценивал силы противника: «Посмотрите, какую гордость, дерзость имеют, что направляются на нас. Мы не ударим этих неверующих, а окружим их, перевяжем руки и живыми увезем в Карс».

Появление Бебутова, его задушевные слова и личный пример вдохновляют бойцов. В самый горячий момент боя Бебутов приказывает артиллерии продвигаться вперед. Храбрые всадники генерал-майора Чавчавадзе героически отталкивают назад соперника, превышающего их в 8–10 раз. Настойчивые и жестокие бои продолжаются около трех часов. Турки не в состоянии терпеть давление со стороны русских войск, начинают отступать, оставив на поле боя более чем 6 тысяч убитых и раненых, 24 пушки, большое количество оружия и боеприпасов. У Бебутова в том бою было 317 убитых и 926 раненых. После победной битвы Баш-Кадклара многие ожидали, что Бебутов продолжит нападение и захватит Карс. Но несмотря на ожидания, он выводит свои войска в Александрополь для зимовки.

Некоторые из современных стратегов необоснованно обвиняют Бебутова в том, что он не преследовал отступающего врага после битвы Баш-Кадклара, считая, что преследование могло облегчить захват Карса. В письме, направленном своему брату из Александрополя в 1854 г., Бебутов писал: «Я должен был идти с шестью батальонами на раздавленного, но трижды сильного врага, чтобы уничтожить его, взять Карс и там же зимовать, в данном случае за такие тактики имели бы право назвать меня сумасшедшим. С шестью батальонами в 1846 году я пошел против Шамиля и раздавил его, сейчас это уже старо. В настоящей битве нельзя было поддаваться риску. Карс в хорошем защищенном положении, мнение фельдмаршала вполне обосновано, невозможно взять данный замок в течение трех дней и не было смысла осаждать крепость, когда не было ни оружия, ни боеприпасов». Тактика Бебутова в этом вопросе, считаем, была правильной, поскольку после Баш-Кадклара у него не было тех военных сил, с которыми он мог бы в зимних условиях захватить Карс, укрепленный современной техникой при содействии и руководстве европейцев.

Самым значимым из всех боев 1853 г. на Кавказском фронте был Баш-Кадклар, после которого все битвы весной 1854 г. имели только местное значение. «Битва Баш-Кадклара, – писал генерал Рудяков, – которая подробно описана в военном докладе, действительно может называться одним из самых бесстрашных подвигов российских войск». Битва Баш-Кадклара была не последней победной битвой генерала Бебутова. Он дал еще одну битву, которая была самой тяжелой из всех, однако самой славной. Эта была битва 24 июля 1854 г. у села Кюрук-дара Карского района.

24 июля турецкий 60-тысячный корпус под командованием Зарифа Мустафа-паши напал на 18-тысячный отряд Бебутова. Битва Кюрук-дара заканчивается решительной победой Бебутова. Противник оставляет в поле боя 2232 убитых, 2018 пленных, 15 пушек, большое количество оружия, флаги, коней и бежит в сторону Карса. Бебутов дает 599 убитых, 483 раненых, 62 контуженых. После битвы Бебутов поздравляет с победой свое войско артиллерийскими 101 ударами, поздравляет особенно отличившихся командиров и солдат и дает своему войску отдых.

Николай I, получив новость о блестящей победе Бебутова в битве Кюрук-дара, произнес: «Князь Бебутов хочет удивить меня своими победами, а я удивлю его своими наградами». За победу в Кюрук-дара Бебутов получает орден Святого Андрея Первозванного. По словам военных экспертов, победа в битве Кюрук-дара имела решительное значение для всей компании.

Блестящие победы Кавказского корпуса, действующего под командованием Бебутова, сорвали планы османской армии по вторжению в Закавказье и положили основу для снятия десанта и провала агрессивного плана союзников по отделению Кавказа от России. Победы Кавказского корпуса в значительной мере смягчили тяжелое впечатление от поражения России в Восточной войне.

6 января 1857 г. Бебутов получил степень генерала пехоты, а 8 февраля 1858 г. назначается членом Государственного совета Российской империи. 10 марта 1858 г. он ушел из жизни. Бебутов является выражением отважного духа армянского народа, живым воплощением боевого братства армянского и русского народов.

К.А. Егиазарян.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы III Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 30–31 мая 2018 г.

Ознакомиться с полной версией публикации можно здесь.