Яндекс.Метрика Позиция Республики Армения в отношении России в 1918-1920 гг.

Позиция Республики Армения в отношении России в 1918-1920 гг.

На втором этапе существования Республики Армения (декабрь 1918 г. – апрель 1920 г.), когда сложились новые политические условия, вопрос об отношении к России вызвал сильные разногласия во властных структурах новосозданной республики. Для политических сил молодой республики большевистская идеология была абсолютно неприемлемой, однако они стремились установить добрососедские отношения не только с несоветскими государственными образованиями России, но и с Советской Россией, причем вне зависимости от их политического устройства.
Как уже было отмечено выше, в первые месяцы независимого существования армянского государства дипломатические усилия армянских политиков по установлению отношений с Советской Россией не увенчались успехом. В новых политических условиях, когда Закавказье стало эпицентром столкновения интересов Великобритании и Юга России, официальный Ереван воздержался от попыток налаживания отношений с Советской Россией, поскольку это могло иметь весьма негативные последствия для республики.
Начальник Главного штаба армянской армии полковник М. Зинкевич отмечает, что «в народе, особенно среди простых людей, стремление к России и ко всему русскому сохранилось с прежней силой». Однако иначе обстояло дело в политических и правительственных кругах республики, где отношение к этому вопросу было далеко не однозначным: зачастую высказывались взаимоисключающие точки зрения.
Об этом пишет генерал А. Деникин в своих воспоминаниях: «Когда в конце декабря парламент (Республики Армения – Г. П.) обсуждал наказ делегации, посылаемой в Париж, прежнего единства мыслей (в отношении России – Г. П.) не оказалось». Между тем еще совсем недавно отношение армян к России было совершенно иным: «В период турецко-германского нашествия стремление к России армянских правящих кругов было единодушным. Оно сохранялось и в первое время английской оккупации, но вскоре поблекло под влиянием настойчивого и резкого воздействия англичан», – отмечает генерал А. Деникин.
Далее генерал А. Деникин характеризует позицию партии Дашнакцутюн и Армянской народной партии: «Правящая партия дашнакцутюнов разделила свои голоса: часть стояла за автономию или федерацию обеих Армений с Россией; другая требовала «Великой и независимой Армении» с Киликией и выходами к Черному и Средиземному морям. Это был американский проект, рожденный фантазией победителей, живших тогда еще иллюзиями своего могущества.
Он приводил бы к соотношению на новой территории мусульманского населения к армянскому как четыре к одному. Армянская «народная партия» (либеральная) высказалась за воссоединение с Россией; к ней присоединились социал-революционеры, в то время как социал-демократы, связанные тесно с грузинскими, поддерживали отделение от России вне зависимости от того или другого решения судьбы страны». Причем, как отмечает полковник М. Зинкевич, имеющее прорусскую ориентацию крыло партии Дашнакцутюн «опасалось восстановления в России монархии и особенно ее конституционного варианта, полагая, что в этом случае усилится «русский шовинизм».
Итак, по отношению к России в политических кругах Республики Армения высказывались диаметрально противоположные мнения. Какова же была истинная позиция Республики Армения и ее правительства? Возлагая большие надежды на Парижскую мирную конференцию, Республика Армения приняла прозападную ориентацию, однако она не хотела разрыва отношений с Россией, стараясь добиться ее доброжелательного отношения и содействия в решении вставших перед ней крайне сложных задач. В этой связи Рубен Тер-Минасян пишет: «...наша цель – обеспечить нашу независимость и найти некую опору в лице России». При этом Тер-Минасян отмечает: «... с какой Россией говорить и чью дружбу обеспечить? В то время были три России – Деникина, Колчака, Ленина. Все они были одинаково сильными и имели равные возможности для того, чтобы стать хозяином всей России, но и все они враждовали друг с другом. Наше отношение к трем Россиям и связываемые с ними надежды одинаковы, мы не отдаем предпочтение какой-либо из них, не участвуем в их внутренней борьбе и не договариваемся о том, что будем содействовать одному в борьбе против другого».
В этот исторический момент армянская дипломатия устремила свои взоры в сторону несоветских государственных образований России, а конкретно – антисоветских сил Юга России, то есть в сторону генерала А. Деникина, пытаясь заручиться его поддержкой. Однако Верховное главнокомандование вооруженных сил Юга России и «Особое совещание», оставаясь верным политической программе «Единой, неделимой России», рассматривали независимые государства Закавказья, в том числе и Республику Армения, лишь как временное явление, имеющее право на существование до окончательной победы над большевиками, олицетворяющими Советскую власть. Это обстоятельство заставляло правительство Армении проявлять крайнюю осторожность в отношении Добровольческой армии и «Особого совещания».
В адресованной генералу А. Драгомирову секретной докладной записке от 14-го декабря 1918 г. полковник Лесли сообщает, что руководители Республики Армения «мечтают о самостоятельности Армении и боятся нас (Добровольческой армии – Г. П.), так как мы угрожаем ее (Армении – Г. П.) независимости... Здесь за нами (в Ереване – Г. П.) внимательно следят и поэтому мы почти не в состоянии работать. Симпатизирующих русским и России много, но они не организованы и боятся дашнаков, особенно Арама- пашу – министра внутренних дел».
При всем при этом армянская дипломатия стремилась выяснить отношение генерала А. Деникина к независимости Армянской республики. В начале декабря 1918 г. Правительство Республики Армения поручило бывшему члену европейской делегации российской миссии Микаелу Арзуманову отправиться в Екатеринодар, дабы выяснить позиции правящих кругов Юга России в отношении независимости Республики Армения и Айдата (Армянского вопроса). До отбытия в Екатеринодар и укомплектования состава армянской делегации М. Арзуманов, по поручению А. Агароняна, 16-го декабря в Тифлисе встретился с легальными и нелегальными представителями генерала А. Деникина в Закавказье. 19-го декабря во время встречи М. Арзуманова и его боевого друга (по сражениям в Сарыкамыше и Олти) с нелегальным представителем Добровольческой армии в Закавказье генералом Тетруевым последний отметил: «Россия любой ценой должна восстановиться в границах 1914 г., за исключением Польши и Финляндии. Мы не будем считаться с различными планами англичан и французов, а должны создать единую Россию.
... Что касается армян, то мы решили вопрос таким образом, что они получат полноправную автономию в границах России. А западные армяне могут получить независимость, мы не претендуем на эти территории. Но если последние пожелают, мы можем объединить их с Российской Арменией, и объединенная Армения как автономная единица войдет в состав Российского государства».
Учитывая решительный настрой армянских политических кругов в вопросе о независимости республики, и генерал А. Деникин, и его представители в Закавказье заверили армянскую сторону в том, что не намерены диктовать свою волю. Во время официального обеда, имевшего место 12-го января 1919 г. в Ереване, на котором присутствовал также английский полковник К. Тимперлей, полковник Лесли пытался уверить армянскую сторону, что «восстановление России не следует понимать в том смысле, что будет перестроено старое здание с сохранением прежнего единства и целостности. Армения может не войти в Россию, но будут два отдельных дружественных, содействующих друг другу государства».
Разумеется, нельзя утверждать, что руководители Добровольческой армии и «Особого совещания» продемонстрировали желание признать независимость Республики Армения. Вот почему в отношениях с Добровольческой армией и «Особым совещанием» правительство Республики Армения проявляло крайнюю осторожность. Не имея идеологической общности с политическими программами несоветских государственных образований Юга России и Сибири (адмирал А. Колчак), правительство Республики Армения старалось добиться признания Армении как независимого государства и установления дружественных отношений между Россией и Арменией, используя при этом возможности несоветских государственных образований России в решении ряда злободневных для армянской нации задач.
Как видим, и на втором этапе существования Армянской республики имелись серьезные причины, диктующие необходимость сохранения связей с Россией.

Г.Петросян. Отношения Республики Армения с Россией (1918 - 1920 гг.). Ереван, 2012.

Читать еще по теме